Содержание:

Перебазирование 5 ВА

Ясско-Кишиневская операция характерна стремительным наступлением и быстрым темпом продвижения наземных войск 2 УФ – танков, мотопехоты, кавалерии и особенно пехоты.

За 11 дней операции (2–13.8.44 г.) войска 2 УФ продвинулись вперед свыше 400 км. Это значит, что поле боя ежедневно (в среднем) передвигалось на 35— 37 км вперед. Через каждые 2—3 дня боевых действий аэродромы базирования частей 5 ВА удалялись от об’ектов противника и от взаимодействующих передовых частей на70–100 км.

Поэтому одним из решающих факторов постоянного и непрерывного взаимодействия авиации с наземными войсками, непрерывного воздействия на отступающего, деморализованного противника, особенно в период развития успеха и преследования врага являлось своевременное перебазирование на аэродромы, обеспечивающие деятельность противника и больше пребывание по времени над полем боя.

Эту задачу 5 ВА в Ясско-Кишиневской операции успешно решила следующим образом. Командованием 5 ВА еще до начала операции были составлены план и карта передислокации частей 5 ВА на первый этап операции (при условии ее успешного развития). На основании этого плана вместе с передовыми частями наземных войск двигались передовые команды резервных БАО и инженерных батальонов. [124]

а) – После занятия передовыми войсками города или района, где были расположены аэродромы противника, эти батальоны приступали немедленно к подготовке аэродрома для приема боевых авиачастей. Одновременно туда же высылались комендатуры или БАО, постоянно обслуживающие те боевые авиачасти, которые предназначены базироваться на данном аэродроме.

б) – Перебазирование боевых частей происходило, как правило, с выполнения боевых задач; обычно экипажи вылетали на боевое задание со старого аэродрома и, выполнив задание, возвращались уже на новое место базирования, где к этому времени было все готово для приема самолетов. Таким образом, начиная с 22.8. и до конца операции, т.е., до 31.8. ежедневно перебазировалась какая-либо часть из состава ВА.

На выполнение боевых задач в ходе всей операции соединения и части 5 ВА произвели более 6300 самолетовылетов, из них более 30% – на штурмовку и уничтожение живой силы и техники противника.

По данным ПВО фонта за этот же период было отмечено всего лишь 1038 самолетовылетов противника, из них 691 самолетовылет в первом этапе и 447 с/в — во втором и третьем этапах операции. Следовательно, по количеству боевых вылетов 5 ВА имела в Ясско-Кишиневской операции шестикратное превосходство.

Как уже упоминалось, истребительной авиацией за операцию было проведено 66 воздушных боев (57 в/б в первом этапе и 9 в/б во втором этапе операции). [125]

Соотношение потерь в воздушных боях, выраженное пропорцией 21,6 : 1 в пользу 5 ВА, свидетельствует о полном господстве в воздухе и над полем боя нашей авиации над авиацией противника.

В результате боевой деятельности 5 ВА за Ясско-Кишиневскую операцию на войска и технику противника было сброшено около 1277 тонн боеприпасов, уничтожено 20 танков и самоходных орудий, более 1500 автомашин и 130 ж.д. вагонов с грузами и живой силой, выведено из строя 8 складов с боеприпасами, подавлено около 50 батарей зенитной артиллерии, уничтожено на земле 15 самолетов, выведено из строя свыше 5000 солдат и офицеров противника, 620 лошадей около 1000 повозок с грузом, 5 мостов и переправ, вызвано свыше 50 взрывов большой силы и создано около 170 очагов пожаров разной интенсивности.

В Ясско-Кишиневской операции противник понес огромные потери в самолетах:

а) в воздушных боях сбито;
– 130 самолетов противника,
– 6 самолетов 5 ВА,

б) уничтожено на земле:
– 15 самолетов противника,
– 2 самолета 5 ВА,

в) сбито огнем ЗА:
– 17 самолетов противника,
– 42 самолета частей 5 ВА,

г) Не вернулось с боевого задания 3 самолета 5 ВА.

Таким образом, противник потерял 162 самолета, на считая брошенных и сожженных при отступлении своих войск. Общие потери 5 ЗА за операцию составляют 53 самолета.

Боевая деятельность 5 ВА в Ясско-Кишиневской операции была высоко оценена командованием 2 УФ и командующими наземных армий, командиров соединений и частей.

Так, 23.8.44 года на имя командующего 5 ВА поступила телеграмма такого содержания:

«В течение трех дней наступательной операции авиация работает превосходно, взаимодействуя с наземными войсками. Штурмовые удары наносились своевременно и последовательно по рубежам. Истребители патрулируют над полем боя, не допуская авиацию противника до наших войск. Массированнее удары бомбардировщиков проведены хорошо. Действиями авиации войска Армии восхищены и желают дальнейшей такой же совместной работы.

Командующий 52 Армией Генерал-лейтенант КОРОТЕЕВ».

О высокой эффективности истребительной авиации говорит телеграмма командира подвижной Конно-танковой группы генерал-майора Горшкова командиру 3 гв. иак генерал-майору авиации Подгорному:

«...С момента ввода в действие конно-танковой группы, а также действия ее в оперативной группе по захвату городов Роман, Бэкэу, Аджуд-Ноуа, Тыгру-Окно, Онешти до рубежа Каменешти, Богданешти, истребительная авиация 3 гв. иак надежно прикрывала боевые порядки конно-танковой группы, давая возможность свободно маневрировать соединениям конницы и танков в любое время суток. [127]

В результате надежного прикрытия с воздуха истребительной авиацией, ее хорошими боевыми действиями за указанное время ни один вражеский стервятник не появился над полем боя и не причинил никакого ущерба частям.

Я от имени рядового, сержантского, офицерского и генеральского состава подвижной конно-танковой группы выражаю благодарность истребительной авиации, участвующей в прикрытии с воздуха действий группы.

Надеюсь, что и в дальнейшем летчики также успешно во взаимодействии с наземными войсками будут добивать врага в его собственной берлоге».

Это была высокая оценка ратного труда советских ассов.

Ясско-Кишиневская операция являлась одной из крупных и выдающихся по своему стратегическому и военно-политическому значению операция в Великой Отечественной войне 1941—1945 г.г. Советские войска разгромили крупную группировку немецко-фашистских войск, противнику было нанесено такое поражение, после которого он уже не смог восстановить свои силы в ходе дальнейшей борьбы на советско-германском фронте.

Если март 1944 года был ознаменован выходом войск 2 Украинского фронта и в его составе 5 ВА на государственную границу СССР и создания плацдарма на территории Румынии, то август 1944 года ознаменовалась захватом всех крупнейших промышленно-хозяйственных и политических центров Румынии и вступлением наших войск в ее столицу – Бухарест.

В результате блестящего наступления наших войск, Румыния капитулировала и была выведена из состава гитлеровской каолиции.

Наступательная операция по окружению и ликвидации Ясско-Кишиневской группировки немецкой армии, смело, и мастерски осуществленная войсками 2 и 3 Украинского фронтов полностью ликвидировала свыше 15 немецких дивизий, из которых ни одно подразделение не смогло выйти из окружения. В то же время, обескровленная румынская армия, потерпев крупное поражение, как военная сила перестала существовать.

После окружения и разгрома немецко-фашистских войск в Ясско-Кишиневской операций, 2 Украинский фронт во взаимодействии с 5 ВА в течение сентября–октября месяцев 1944 года провел ряд последовательных наступательных операций в Румынии и Северной Трансильвании.

В сентября в результате успешного продвижения войск 2 Украинского фронта была почти полностью очищена Румынская территория, занят важный стратегический пункт врага город Арад, а с выходом на участке Бекеш-Мако на границу Венгрии, были созданы условия для широкого маневра и дальнейшего наступления на столицу Венгрии – Будапешт. [129]

5 Воздушная Армия совместно с частями 1-го румынского авиакорпуса (после капитуляции Румынская армия начала боевые действия против немецко-фашистских и венгерских войск) в течение сентября и октября в сложных метеорологических условиях частого выпадания осадков, низкой облачности в Трансильванских Альпах и ограниченной аэродромной сети, содействовала успешному наступлению войск 2 Украинского фронта и вела борьбу за удержание господства в воздухе.

Особенно напряженные бои вели части воздушной армии в конце сентября, когда противник предпринял контрнаступление крупными силами на Клужском направлении. 23 сентября наши летчики бомбовыми и штурмовыми ударами причинили врагу большой урон, тем самым сорвали его организованное контрнаступление.

Большую роль сыграла 5 ВА и в октябре в период отражения контрнаступления противника в направлениях Сольнок, Дебрецен.

Опираясь на заранее созданные укрепления на участке Орадеа-Маре, Карцаг и Сольнок в период с 12 по 30.10.44 года противник упорной обороной и контратаками задерживал наступление наших войск. Одновременно сосредоточив в районе Сольнок до 4-х пехотных и 2 танковых дивизии, 19.10.44 г. на участке, где оборонялись румынские войска, перешел в контрнаступление в направлении Кищуй-саллаш, Мезетур, Сарваш.

Румынские войска не выдержали натиска противника и начали отход на юго-запад в район Сарваш. Подвижные части противника, воспользовавшись отходом румынских войск, заняли крупные пункты Кишуйсаллаш, Мезетур, Туркове. [130]

В тот же период времени наши подвижные войска (КМГ), введенные еще раньше в прорыв на участке Дьюола, Бекеш Чаба, вышли на главные коммуникации группировки противника, действовавшей юго-западнее Орадеа-Маре. В дальнейшем КМГ, совершая глубокий рейд, овладела гор. Дебрецен.

С выходом ИМГ в район сев. Дебрецен, противник из района Орадеа-Маре предпринял контрнаступление в направлении Туркеве и Мезетур, т.е., на рубеж, который к этому времени был оставлен румынскими войсками и занят контратакующей группой противника из района Сольнок.

Таким образом, КМГ попала в окружение в районе сев. Дебрецена и очутилась в чрезвычайно критическом положении.

В этих условиях войскам 2 УФ приходилось вести упорные бои по ликвидации войск противника, которые осуществили прорыв, а также по ликвидации самого прорыва и восстановлении прежнего положения.

Вместе с тем, начались ожесточенные бои за выход из окружения наших подвижных войск КМГ, которые находились в глубоком рейде в тылу противника.

Авиация противника в этот период проявляла также значительную активность. Ее действия носили характер сосредоточенных ударов го боевым порядкам наших войск, а его истребительная авиация оказывала сильное противодействие действиям наших штурмовиков и бомбардировщиков. [131]

Об этом свидетельствует то, что за период с 13 по 30 октября 1944 года произошло 211 воздушных боев.

В этой обстановке перед авиацией 5 ВА стояли очень важные и сложные задачи:

– оказать нашим наземным войскам быстрое и эффективное содействие в отражении контрнаступления противника,

– оказывать всяческую помощь нашим подвижным войскам КМГ, попавшим в окружение и содействовать их выходу,

– содействовать наземным войскам по уничтожению подвижных войск противника, прорвавшихся через нашу оборонительную линию;

– Вести непрерывную воздушную разведку всех перемещений частей противника, особенно по внешнему кольцу окруженной КМГ и тем самым своевременно упреждать об опасных и угрожающих участках или направлениях со стороны противника,

– снабжать войска КМГ, сходящиеся в окружении, всем необходимым для боевой деятельности и жизни частей.

Конкретизация боевых задач и из постановка, а также уточнение целей для авиагрупп и вызов последних на поле боя производилось авиационным командиром со своего КП, который был организован на НП командующего наземной армией или на НП командира усиленного стрелкового корпуса, действующего на главном направлении. [132]

Такая система организации взаимодействия авиации с наземными войсками и организация управления над полем позволила своевременно реагировать на все запросы и заявка наземных войск и использовать авиацию с наибольшей эффективностью на поле боя, при отражении контратак и контрнаступления противника на различных участках фронта и даже тогда, когда эти контратаки были неожиданными или внезапными.

Для отражения контратак противника по внешнему кольцу окруженной КМГ было выделено две авиадивизии, из них одна штурмовая и одна истребительная. Они были переданы в оперативное подчинение Командующего КМГ.

Взаимодействие выделенной авиации с войсками КМГ, находящимися в окружении, было организовано следующим образом: на НП Командующего КМГ были выброшены командиры штурмовой и истребительной дивизий и оперативно переподчинены Командующему КМГ. Они постоянно находились при Командующем КМГ со всеми своими радио средствами связи и управления. С помощью этих средств вызывали авиагруппы на поле боя, им ставили боевые задачи и указывали цели над полем боя.

Такая организация позволяла наносить своевременные бомбардировочно-штурмовые удары по врагу и удовлетворять все запросы и заявки Командующего КМГ.

В первой половине дня 19 октября 1944 года противник сосредоточил на северной и северо-западной окраинах Дебрецен до 50 танков и 20 автомашин с пехотой с целью перехода в контрнаступление. [133]

В 15.20 командир штурмовой дивизии, находившийся на своем КП при НП Командующего КМГ, по радио вызвал группу 10 ИЛ-2, которой поставил задачу уничтожить танки и мотопехоту на сев. и сев.-зап. окр. Дебрецен.

Штурмовики под командованием ведущего ст. лейтенанта Никитина, под прикрытием истребителей от 279 иад, подлетая к району цели, установили радиосвязь с КП своего командира дивизии и получили от него подтверждение о выполнении боевой задщачи.

Б 15.35—16.00 с высоты 1200 м нанесли бомбардировочно-штурмовой удар по танкам и мотопехоте врага. В результате успешного выполнения поставленной задачи была сорвана готовившаяся контратака , а конные части КМГ, воспользовавшись замешательством противника, заняли сев. окраину Дебрецен.

20.10.44 г. группа 9 ИЛ-2 130 гв. шап, ведущий гв. капитан Тутаев, под прикрытием 4 ЛА-5 в период 12.00—12.20 с высоты 600 метров нанесла бомбардировочно-штурмовой удар по скоплению танков, автомашин и пехоте противника, сосредоточенных для контратаки в районе сев. Терексентмиклош.

При подходе группы к цели с южной стороны Терексентмиклош зенитная артиллерия противника открыла заградительный огонь (2 батареи МЗА, 1 батарея ЗА). Ведущий группы по радио подал команду: «Второму звену подавить огонь ЗА». Эта задача была успешно выполнена. После этого группа перестроилась в круг и произвела 8 заходов на цель, встречая только противодействие огня танков. [134]

В результате длительного воздействия с воздуха наших штурмовиков по танкам, стоящим на исходном рубеже, контратака противника была сорвана.

22.10.44 г. группа 8 ИЛ-2 130 гв. шап, ведущий капитан Самоделкин, имела задачу бомбардировочно-штурмовым ударом уничтожить танки и скопление пехоты в районе 4 км южнее Терексентмиклош.

В 17.00 группа вылетела на выполнение поставленной задачи. Выйдя в район цели, ведущий обнаружил до 7 танков. Для определения принадлежности танков, произвели 2 холостых захода, снижаясь над целью до высоты 200 м. Установив, что танки принадлежат противника, ведущий по радио, подал команду атаковать цель. Группа перестроилась в круг по одному и с высоты 400 м нанесла удар по танкам. И вновь контратака была сорвана.

Таким же способом вызывались и наводились на цель группы истребительной авиации. Например, командир авиадивизии, находящийся на НП Командующего КМГ, 27.10.44 года вызвал по радио группу истребителей и поставил ей задачу: «Прикрыть КМГ».

Группа в составе шести ЯК-9 во главе с ведущим зам. командира 13 гв. иад гв. подполковником Боровым, прикрывая КМГ Плиева, встретили 16 ФВ-190 и 4 МЕ-109, пытавшихся бомбардировать и штурмовать наши войска по дороге Ньиредьхаза-Рокомаз. Гв. подполковник Боровой, пользуясь тем, что истребители МЕ-109 были сзади ФВ-190, атаковал 16 ФВ-190 сверху в лоб одновременно всей шестеркой. [135] В результате первой атаки было сбито 3 ФВ-190, остальные, рассыпавшись, сбросили бомбы беспорядочно в поле и ушли в северо-западном направлении, а истребители МЕ-109, не приняв боя, боевым разворотом скрылись в облачность.

В постановке боевых задач авиации на отражение контратак противника при содействии КМГ, а также в управлении авиацией на поле боя имели место затруднения и сложности. Эта сложность, вызывалась специфической особенностью и свойствами конно-механизированной группы, способной быстро передвигаться, совершать глубокие рейды до 150 км в тыл противника. Такое обстоятельство затруднило, а порой исключало возможность поддерживать радиосвязь с аэродромом базирования вследствие большой удаленности этих аэродромов от КП авиационного командира, находящегося при Командующем КМГ.

В таких случаях авиационный командир со своего КП, который непрестанно следовал за Командующим КМГ, ставил боевые задачи очередной авиагруппе через ведущих групп, которые возвращались после выполнения боевых задач на свой аэродром, и, подлетая к нему, по радио, передавали полученное им приказание.

Примером такого управления является следующий эпизод из боевой практики: 18.10.44 года группа из 8 ИЛ-2 131 гв. шап, ведущий гв. капитан Бахирев, в 15.05 вылетела с задачей уничтожить живую силу и технику противника зап. Дебрецен. При подходе к цели, ведущий группы установил радиосвязь с рацией наведения командира 12 гв. шад, доложил задачу, от станции наведения получил уточнение о расположении цели. В 15.50—16.00 группа нанесла бомбардировочно-штурмовой удар. [136]

После выполнения боевой задачи ведущий получил приказание с КП командира вызвать по тревоге еще 10 групп. Полученную задачу капитан Бахирев передал по радио на землю при подходе к своему аэродрому.

В течение ноября 1944 года войска 2 УФ, ведя упорные и ожесточенные бои на территории Венгрии, и, отбивая неоднократные крупные контратаки войск и танков противника, продвинулись вперед в северо-западном и северном направлениях до 100 км.

Противник перед 2 Украинским фронтом создал широкую оперативную плотность путем большой концентрации живой силы и технических средств, переброшенных из глубины и с других фронтов. Опираясь на оборудованные узлы сопротивления, оборонительные рубежи на дальних и ближних подступах столицы Венгрии – Будапешт, оказывал отчаянное сопротивление продвижению наших войск, а с приближением наших войск к столице Венгрии это сопротивление значительно возрастало. Противник путем ввода свежих резервов, особенно танков, на Будапештском направлении стремился вначале не допустить, а потом ликвидировать быстрое и успешное продвижение войск 46 А, 2 и 4 механизированных корпусов (левое крыло 2 УФ) с юга на Будапешт. [137]

Однако; своевременно принятые меры нашим командованием и, прежде всего, усиление авиационного воздействия на контратакующую группировку противника из района Монор, Пилиш в направлении Дион и наступление войск 7 гв. А на Сольнок, Цегледщ, Тапиосентмартон сорвали контрнаступление противника и позволили войскам 46 Армии закрепиться на достигнутых рубежах и завязать упорные бои на южных окраинах гор. Будапешт.

В дальнейшем войсками 2 УФ были успешно проведены несколько одновременшх армейских операций на будапештском направлении и северо-восточнее Будапешта.

В ожесточенных боях с немецко-вангерскими войсками, преодолевая естественные и искусственные многочисленные препятствия, войскам 2 УФ удалось овладеть городами Цеглед, Сольнок, Сберень, Хатван, Дьендьешд, Эгер-Круными, оперативно-тактическими опорными пунктами противника, расположенными на дальних и ближних подступах города Будапешт и прикрывавшие город с юга, востока и северо-востока.

На правом крыле фронта противник оказался прижатым к северным отрогам Карпатских гор.

По практическому ходу выполнения боевых задач, боевая деятельность войск 2 Украинского фронта в ноябре 1944 года характеризуется двумя периодами – период с 1 по 25.11.44 года и период с 25 по 30.11.44 года.

30 октября 1944 года войска левого крыла фронта в составе 46 А, 7 гв. А, 2 и 4 мех. корпусов при эффективной поддержке 5 Воздушной Армии после артиллерийской подготовки перешли в наступление: [137]

46 А – на направлении Кечкемет, Будапешт,

7 гв. А – на направлении Сольнок, Хатван.

Войска 46 А в первый день наступления прорвали оборону противника на участке Кишкунфеледьхаза, Кишкун-халаш. В этот прорыв были введены мотомехкорпуса.

В результате упорных боев войска 46 А и мотомехкорпуса во взаимодействии с 5 ВА овладели г. Кечкемет – крупным опорным пунктом и важным узлом железнодорожных и шоссейных дорог, на дальних подступах гор. Будапешт. Сломив сопротивление противника в районе Кечкемет, мотомехвойска и войска 46 А стремительно продвигались в направлении Будапешт.

Противник под сильным давлением наших войск в упорных боях и при эффективном воздействии бомбардировочно-штурмовых ударов частей 5 Воздушной Армии вынуждены был оставить Лайошмиже, Экрень, Кунсентмиклош, Дион, Оча.

5.11.44 г. наши войска вышли на южную окраину гор. Будапешт и завязали там ожесточенные бои.

Одновременно войска 7 гв. А, преодолевая упорное сопротивление противника, заняли города Сольнок, Абонь, Цеглед, обеспечивая правый фланг войск 46 А.

Противник в течение 5 и 6 ноября из района Монор, Пилиш предпринял контрнаступление в направлении Дион, с цашью окружения наших войск, ведущих бои на южной окраине Будапешт. [139]

Войска 46 А вместе с подошедшими мотомехчастями при эффективной помощи 5 ВА успешно отбили контрнаступление противника. Это дало возможность войскам 46 А закрепиться на достигнутых рубежах. В дальнейшем войска, 46 А вели бои по ликвидации оставшихся плацдармов противника на левом берегу р. Дунай, южнее Будапешта.

Войска центрального участка фронта – 53 А и 27 А 7.11.44 г. форсировали р. Тисса и предприняли наступление на Дьердьеш, Фюзешабонь, с целью обойти с северо-востока основную группировку противника, которая прикрывала дальний поступы г. Будапешта.

В результате двадцатидневных упорных боев войска 53 А и 27 А при поддержке частей 5 ВА овладели крупными опорными пунктами Дьендьеш, Фюзешабонь, Эгер, Мезекевешд. Тем самым отвлекли значительные силы основной группировки противника, прикрывавшей Будапешт с востока.

Это значительно облегчило войскам 7 гв. А и Конно-механизированной группе генерал-лейтенанта Плиева, перешедших 11.11.44 г. после перегруппировки своих сил (в состав КМГ генерал-лейтенанта Плиева вошли 2 и 4 мех. корпуса) и при поддержке 5 ВА наступление в общем направлении на Ясберень, Хатван.

Противник, имея здесь основную группировку своих войск, создал на этом участке большую тактическую плотность, оказывал упорное сопротивление. Плохие метеоусловия в этот период времени еще больше усложнили ход боевых действий. [140]

В результате упорных и напряженных боев к исходу 25.11.44 г. наши войска овладели городами Ясберень, Хатван, Ясапати, Ясароксаллаш, Монор – основными опорными пунктами противника, прикрывающие с востока и северо-востока г. Будапешт.

Таким образом, в результате боевых действий этого периода войска 2 УФ при значительном содействии 5 Воздушной Армии успешно решили следующие задачи:

– овладели всеми опорными пунктами противника на южных, восточных и северо-восточных подступах к гор. Будапешту.

– на правом крыле фронта войсками 53, 27 и 40 армий противник оказался прижатым к северным Карпатам.

– создали необходимо условия для непосредственного решительного наступления и штурма единственного политического и военно-стратегического центра Венгрии – Будапешт – ключа от «черного хода» Германской империи.

Воздушная обстановка в ноябре 1944 года слагалась и протекала в зависимости:

– от напряженности боев, проводимых наземными войсками и авиацией обеих сторон;

– от метеорологических условий, которые и независимости от напряженности боевых действий наземных войск существенным образом влияли на боевую деятельность авиации, на ее тактическое применение и на способы выполнения боевых задач, стоящих перед авиацией обеих сторон;

– от количестве и качества вновь прибывших авиачастей противника. [141]

Ввиду того, что в ноябре метеоусловия были весьма сложными, авиация противника, как и наша авиация, действовала, главным-образом, в отдельные дни, поддерживая действия своих наземных войск.

В дни ожесточенных боев, проводимых наземными войсками, авиация противника группами до 24 Ю-87, Ю-88 и до 20 ФВ-190 под прикрытием 15 истребителей типа МЕ-109 бомбардировала и штурмовала боевые порядки наших наступающих войск.

Наибольшую активность авиация противника проявила в период с 13 по 17.11.44 года, когда наши войска вели решительное наступление на Хатван, Дьендьеш с целью обхода Будапешта с северо-востока. Именно в это время было отмечено появление группы истребителей «Удет», укомплектованной высококвалифицированным летным составом.

Отдельные участки поля боя прикрывались группами истребителей, эшелонированных по высоте от 1500 до 4500 м, в количестве до 20—25 самолетов типа МЕ-109 и ФВ-190.

В отличие от прошлых месяцев, истребители противника в воздушных боях действовали более активно.

Характерным в действиях авиации противника в ноябре являлась концентрация ее усилий на наиболее угрожающих направлениях, оставляя остальные участки фронта почти без прикрытия. Это указывало на общее ослабление мощи противника как на земле, так и в воздухе.

Именно поэтому воздушная разведка, которая и без того велась противником интенсивно, в течение всего ноября 1944 года значительно потаилась в своей активности как днем, так и ночью. [142]

Всего в ноябре несмотря на плохие метеоусловия (было всего 9 летных дней) проведено 158 воздушных боев, с участием 1137 самолетов противника и 942 наших самолетов. Это свидетельствует о значительной активности авиации противника, а следовательно, и о сложности воздушной обстановки.

В ноябре отмечено 2221 самолетопролетов противника, в том числе 768 ФВ-190, 439 МЕ-109. Такое обстоятельство указывает на то, что эти типы самолетов противника продолжали оставаться основной ударной силой перед 2 Украинским фронтом.

5 Воздушная Аршя за ноябрь 1944 года произвела 7667 боевых самолетовылетов.

Таким образом, по боевому напряжению в боевых самолетовылетах преимущество принадлежит 5 Воздушной Армии в пропорции 5,4 : 1.

В проведенных в течение ноября 1944 г. 158 воздушных боях сбито 195 самолетов противника, наши потери в этих боях от авиации противника составляют 35 самолетов, т.е., соотношение потерь в воздушных боях составляет 5,3:1 в пользу 5 Воздушной Армии.

Приведенные факты свидетельствуют о том, что 5 Воздушная Армия и в ноябре 1944 года продолжала удерживать ранее завоеванное господство в воздухе, несмотря на проявленную активность авиации противника и ввода в бой новых авиачастей с высококвалифицированным летным составом. К тому же большинство воздушных боев было проведено на территории противника.

В течение декабря 1944 года войска 2 украинского фронта в тесном взаимодействии с 5 Воздушной Армией вела успешные наступательные боевые действия на территории Венгрии против немецко-венгерских войск.

5 декабря 1944 года была предпринята Будапештская наступательная операция с целью уничтожения Будапештской группировки противника и овладения городом Будапешт.

Боевые действия войск 2 Украинского фронта в декабре 1944 года проводились в масштабе фронтовой наступательной операции с последовательным и планомерным вводом всех родов войск, и армий фронта, с нарастающей силой удара.

В результате предпринятой Будапештской наступательной операции войска 2 Украинского фронта при эффективной поддержке 5 Воздушной Армии полностью освободили северную часть венгерской территории, вышли на территорию Чехословакии, успешно очистили там ряд провинций и городов от фашистских захватчиков.

В результате этой операции в районе и городе Будапешт была окружена крупная группировка противника, которая выйти из окружения не смогла и была ликвидирована в начале 1945 года. [144]

Наконец, в результате Будапештской операции войска 2 Украинского и 3 Украинского фронтов соединились в районе Естергом, тем самым ликвидировали возможность выхода из окружения Будапештской группировки противника, а с другой стороны, овладели ключом от ворот «Черного хода» в Германию.

В декабре бои как на земле, так и в воздухе, носили упорный и ожесточенный характер. Особенно ожесточение схватки были в городе Будапешт и в небе над Будапештом.

5 Воздушная Армия, завоевав прочно господство в воздухе на Будапештском направлении, штурмовыми и бомбардировочными ударами оказала существенную и эффективную помощь войскам 2 УФ и правого крыла 3 УФ, как по уничтожению окруженной в Будапеште группировки противника, так и по отражению контратак крупных сил противника в районах Шахы и Естергом.

Для авиации 5 ВА Будапештская операция имела ряд особенностей.

– Во-первых, эта особенность состояла в том, что приходилось содействовать нашим наземным войскам в уличных боях в условиях крупного промышленного города с разветвленной системой улиц, железных дорог, переплетением автомобильных и трамвайных магистралей;

– во-вторых, город был сильно защищен зенитной артиллерией врага, особенно плотно прикрывались огнем важные об’екты (административные и промышленные).

Эти обстоятельства создавали сложность ориентировки и трудности выхода авиации к намеченным целям. [145]

Противник, несмотря на большие потери в самолетах, на протяжении декабря 1944 г. численно увеличил свою авиацию и к концу месяца довел эту численность до 525 самолетов против 460 самолетов в начале месяца.

В первой половине декабря авиация противника особой активности не проявляла, ее действия носили, главным образов оборонительный характер.

По мере того, как наши наземные войска сжимали кольцо окружения вокруг группировки и города Будапешт, авиация противника начала проявлять значительную активность и по боевым порядкам наших войск и в воздушных боях с нашими самолетами.

Основной ударной силой авиации противника в декабре, как и в ноябре являлись самолеты ФВ-190 и МЕ-109, которые произвели свыше 1600 самолетопролетов, из них ночью 111 самолетопролетов.

Будапештская операция была подготовлена и назначена на 2 декабря 1944 года, но, вследствие сложившихся обстоятельств, была перенесена на 9.30 5 декабря.

Командующим 2 УФ перед 5 ВА были поставлены следующие задачи:

«Командующему 5 Воздушной Армией:

– сосредоточить действия штурмовой и бомбардировочной авиации на фронте прорыва 7 гв. А,

– выделить по одной дивизии штурмовиков для поддержки конно-механизированной группы генерала Плиева 6 г в. ТА,

– прикрыть главную группировку 7 гв. А и переправу 46 А, [146]

– прикрыть конно-механизированную группу генерала Плиева и 6 гв. ТА*

В соответствии с полученной задачей, Командующий 5 ВА отдал следующий боевой приказ:

Боевой приказ 5 ВА № 00488 30.11.44 г.

3. Приказываю:

3. 3 гв. шак – 3.12.44 г. с 10.15 до 12.15 массированными штурмовыми ударами по артминбатареям и скопление войск противника в районе Херед, Кекекниеш, Вершег, Ниж. Картал – содействует войска 7 гв. А в прорыве обороны противника.

С 13.15 – по данным разведки уничтожать подходящие и отходящие войска противника в полосе 7 гв. А.

Иметь в готовности две группы штурмовиков для действий в интересах Командарма 46.

С вводом 6 гв. ТА в прорыв – одной шад поддержать ее боевые действия.

Общее напряжение на день – 250 с/в ИЛ-2, 100 с/в ЛА-5.

Управление ША на поле боя вести Комкору с НП 7 гв. иас вводов в прорыв 6 гв. ТА с НП Командующего 6 гв. ТА, имея одного командира шад на НП 46 А.

4. 5 ШАВК – 3.12.44 г. с 12.15 по 13.15 штурмовыми ударами по артмлнбатареям и скоплениям войск противникав районе Кекениеш, Ерде-Тарча, Калло, Кершег – содействовать войскам 7 гв. А в их наступлении. [147]

В дальнейшем, в течение дня, по данным разведки продолжать содействовать войскам 7 гв. А в развитии успеха и выполнении задачи дня.

С вводом КМГ генерала Плиева в прорыв, одной шад поддерживать ее боевые действиях

Общее напржецие на день – 200 с/в ИЛ-2, 100 с/в ЯК

Управление ША комкору вести с НП 7 гв. А, имея одного командира Шад на НП генерала Плиева.

5. 3 гв. иак – 3.12.44 г. с 09.20 до темноты прикрыть ударную группировку в районе Хатван, Тура, Яс-Фенисару, Чани и в дальнейшем на поле боя.

С вводом в прорыв 6 гв. ТА и КМГ Плиева обратить особое внимание их прикрытию.

Силами 13 гв. иад с 9.00 до исхода дня надежно прикрыть переправы через р. Дунай и войска 46 А и 2 МК на плацдарме.

Непосредственным сопровождением обеспечить действия 80 бомбардировщиков 218 бад, наносящих удар в 10.20 по пунктам Ерде-Тарча, Калло, Ерде-Кюрт.

Иметь ввиду, в случае увеличения активности авиации противника на участке 46 А, переключение части истребителей на усиление 13 гв. иад.

Напряжение: [148]

на прикрытие войск – 380 с/в,

на сопровождение бомбардировщиков – 20 с/в.

Управление ИА комкору вести с НП 7 гв. А, имея командиров дивизии на НП командиров 6 гв. ТА, КМГ Плиева и 46 А.

6. 218 БАД – 3.12.44 г. в 10.20 80 бомбардировщиками под прикрытием 20 истребителей 3 гв. иак, нанести массированные бомбардировочные удары по узлам сопротивления и штабам противника в пунктах Ерде-Тарча, Калло, Ерде Кюрт, Ача.

Ответственный за организацию взаимодействия – командир 218 бад.

О согласованности по взаимодействию донести мне к исходу 1.12.44 г.

7. Всем соединениям вести активную разведку перед фронтом и на флангах наступающих армий.

Особое внимание флангам подвижных частей.

8. Всем командирам к исходу 2.12.44 г. быть на своих пунктах управления.

9. Мой КП с 20.00 2.12.44 г. – Тура.

Об отданных частям распоряжениях донести.»

Планом предусматривалось начало действий авиации одновременно с атакой, т.е., в 10.15. 5.12.44 г. [149]

В соответствии с планом использования авиации первый сосредоточенный удар в 10.15 нанесли бомбардировщики 218 бад по основным узлам сопротивления в глубине обороны и по штабам противника.

Через 10 минут после атаки, т.е., в 10.25, в период, когда уже определились неуничтоженные или ожившие огневые точки и отдельные ячейки сопротивления противника, над полем боя начала свои действия штурмовая авиация.

Действия 5 ВА в первый день операции носили характер спланированных действий с наземными войсками в строгом соответствии с планом операции, как по месту, так и по времени и силе удара. Поэтому усилия авиации концентрировались, главным образом, на решении основной задачи главного направления, т.е., на узком участке прорыва в полосе наступления 7 гв. Армии.

После прорыва обороны противника, в процессе продвижения наших войск, в первый день операции выявились наиболее упорно обороняемые пункты и узлы сопротивления. Здесь противник пытался приостановить успешное наступление нашей пехоты и подвижных групп на подавление и уничтожение этих пунктов и узлов авиационным командованием немедленно направлялись сосредоточение удары с воздуха.

Например;

1. Противник в районе Мартон-Вашар начал сосредотачивать пехоту и танки, стремясь задержать наступление войск 45 А. Вызванная по радио группа 7 ИЛ-2, ведущий гв. ст. лейтенант Осипенко, 12 гв. шад нанесла бомбардировочно-штурмовой удар по скоплению танков, автомашин, артиллерии на ОП и живой силе противника. [150]

В результате действий штурмовиков была сорвана готовящаяся контратака противника, сожжено 3 танка, 5 автомашин, убито до 80 солдат и офицеров противника.

За отважные действия командующий 46 Армией объявил благодарность летчикам-штурмовикам 12 гв. шад.

2. Противник из района Кекениеш артмин.огнем обстреливал боевые порядки войск 7 гв. Армии, пытаясь приостановить дальнейшее ее наступление.

В период 11.05—11.20 группа 8 И-2 130 гв. шап 7 гв. шад, ведущий гв. капитан Самоделкин, нанесла удар по двум арт.мин. батареям и одной батареи МЗА в районе Кекениеш.

В результате прицельного бомбометания (установлено выездом специальной комиссии на поле боя) группа подавила огонь до двух батарей ПА и одной батареи ЗА.

Воспользовавшись отличными действиями штурмовиков, наземные войска 7 гв. Армии выбили противника из этого пункта обороны.

3. В период 11.27—11.43 группа 8 ИЛ-2 132 гв. шап 7 гв. шад, ведущий гв. подполковник Быков, нанесла удар по скоплению, автомашин, артиллерии, самоходным орудиям и пехоте противника в районе Вершег.

В результате бомбардировочно-штурмового удара было разбито одно самоходное орудие, 2 орудия ПА и рассеяны до 40 солдат противника.

Наземные войска, получив своевременную поддержку от штурмовиков, овладели пунктом Вершег.

Таких примеров можно привести много. [151]

Не менее эффективно действовали в первый день операции над полем боя и наши истребители.

Например, 5.12.44 года в период 15.50—16.35 8 экипажей во главе с ведущим командиром 151 гв. иап майором Ракович, прикрывая переправы через р. Дунай в районе Эрчи, командной рацией были наведены на 3 группы, всего до 30 Ю-87, и 4 группы, до 40 ФВ-190, прикрываемых мелкими группами МЕ-109.

Ведущий принял решение – изгнать самолеты противника с поля боя, действуя компактной группой. В результате последовательно проведенных воздушных боев большая часть самолетов противника сбросила бомбы бесприцельно, остальные были рассеяны. В воздушном бою сбито 6 самолетов противника.

2. 5.12.44 г. в период 16.50—18.00 6 экипажей во главе с ведущим гв. майором Кирия (151 гв. иап), прикрывая переправы в районе Арчи, были наведены с земли по радио с 12 Ю-88, 60 ФВ-190, действовавшими под прикрытием 6 МЕ-109.

Гв. майор Кирия ударной четверкой внезапно атаковал бомбардировщиков противника. В результате атаки сбит 1 Ю-88, а остальные сбросили бомбы бесприцельно, западнее переправы и ушли в свою сторону.

Одновременно гв. капитан Василевский связал боем истребителей ФВ-190, после чего гв. майор Кирия ударной четверкой произвел три групповых атаки по ФВ-190. В результате ФВ—190 были рассеяны, бесприцельно сбросив бомбы.

В воздушном бою сбито 3 ФВ-190. [152]

В первый день операции, несмотря на сложные метеоусловия, весьма успешно протекала боевая деятельность и бомбардировочной авиации.

1.12.44 г. 218 дивизии была поставлена задача – в период 10.15—10.20 3.12.44 г. тремя группами по 3 десятки А-20-Ж каждая нанести бомбардировочный удар по войскам и технике противника в пунктах Ача, Ерде-Кюрт, Ерде-Тарча, Калло.

Дополнительным распоряжением штаба 5 Воздушной Армии выполнение задачи было перенесено на 5.12.44 г.

3.12.44 г. задача была доведена до летного состава. В полках на предполетной подготовке были изучены и отработаны все детали выполнения задачи. С летным составом был проигран весь полет, начиная от взлета и кончая посадкой.

Для увязки вопроса взаимодействия с истребителями в 3 гв. иак был выслан представитель штаба дивизии, который имел на руках решение командира дивизии по вопросу выполнения поставленной задачи, знал порядок прихода бомбардировщиков и встречи их с истребителями.

Для обеспечения прикрытия трех групп бомбардировщиков были нацелены истребители с одного аэродрома Тисса – Вежени. Вылет истребителей для прикрытия групп бомбардировщиков мог производиться только при подходе их с интервалом минимум 10 минут.

Для того, чтобы группы бомбардировщиков могли выйти в одно и то же время на цель, для каждого полка было установлено ограниченное время встречи с истребителями и петля потери времени. [153]

О всех этих условиях были предупреждены прикрывавшие истребители. Ведущие групп бомбардировщиков знали порядок встречи с истребителями, кто их прикрывает, фамилии и индексы ведущих групп истребителей.

5.12.44 г. за час до рассвета в район цели был выслан разведчик погоды и по его данным был произведен вылет. Погода до рассвета, даваемая разведчиком, была благоприятна, но с рассветом изменилась, облачность понизилась, а в районе Арад начал образовываться туман при видимости до 1 км, в результате чего вылет на задание 48 бап был задержан.

452 бап с аэродрома Сфынта-Ана, 453 бап с аэродрома Дебрецен произвели вылет на задание согласно поставленной им задачи.

После вылета полков в районе Арад и Сфынта-Ана образовался туман при видимости менее 1 км. По маршруту к целям погода также резко ухудшилась.

С КП командира дивизии по радио ведущим групп бомбардировщиков было сообщено о закрытии аэродрома посадки Сфынта-Ана и указан для 452 бап запасной аэродром Дебрецен.

В период 10.17— 10.20 группа 21 А-20-Ж (ведущий командир 453 бап подполковник Прокофьев, штурман ап гв. капитан Вортощук) под прикрытием 13 ЛА-5 бомбардировала войска и штабы противника в Ерде-Тарча. В результате бомбардирования, по докладам экипажей, было вызвано до 20 очагов пожара.

В то же время группа 25 А-20-Ж (ведущий командир 452 бап майор Паничкин, штурман ап капитан Назаров) под прикрытием 8 ЛА-5 бомбардировала войска и штабы противника в пункте Ача и Ерде-Кюрт. [154]

В результате нанесенного бомбардировочного удара, по данным дешифрирования фотоснимков, в пункте Ача разрушено и уничтожено до 22 домов и строений, вызвано 8 очагов пожара. В пункте Ерде-Кюрт вызвано до 30 очагов пожара.

Вследствие неблагоприятных метеоусловий план первого дня соединениями и частями 5 ВА был выполнен всего лишь на 55%.

На выполнение поставленных частям задач летало 502 самолета. Произведено 832 боевых самолетовылета, налет 890 часов.

Боевыми действиями уничтожено 7 танков, 2 бронетранспортера, 177 автомашин, 9 орудий, 26 повозок, 10 ж.д. вагонов, разрушено 28 зданий, взорвано 3 склада боеприпасов, подавлено 10 полевых, 13 зенитных и 2 минометные батареи, создано 113 очагов пожара и вызвано 3 взрыва, уничтожено до 580 солдат и офицеров противника.

Проведено 28 воздушных боев, в которых участвовало с нашей стороны 174 самолета и со стороны противника 244 самолета.

В воздушных боях сбито 32 самолета противника.

Наши потери за первый день операции составляют 14 самолетов.

Анализ хода выполнения боевых задач первого дня операции и эффективности действий авиации при выполнении этих задач показывает, что 5 Воздушная Армия, несмотря на плохие метеоусловиях, основную задачу дня решила небезуспешно. [155]

Своими боевыми действиями 5 ВА оказала значительное содействие войскам 2 УФ как в период прорыва и атаки, так и в период ввода Эру в прорыв в особенности.

6 и 7 декабря 1914 года авиация как противника, так и наша, боевой деятельности не вела, за исключением отдельных экипажей на разведку, и то весьма ограничено.

Противник, несмотря на успешное продвижение наших войск, все же собрал некоторое количество резервов и, опираясь на заранее подготовленные узлы сопротивления, на четвертый день операции оказывал значительное сопротивление и на отдельных участках 2 УФ производил неоднократные контратаки.

Однако, наши войска, отражая контратаки противника на Будапештском направлении, продолжали теснить противника и продвигаться вперед.

Противник неоднократно переходил в контрнаступление, разгорались сильные рукопашные бои, но, тем не менее, под воздействием наших войск, поддержанных эффективными действиями авиации, противник вынужден был отойти и 26.12.44 г. войска 46 Армии овладели гор. Есмергом, чем было достигнуто полное окружение Будапештской группы войск противника.

С 26.12.44 года по 13.2.45 года войска 2 Украинского фронта во взаимодействиии с войсками 3 УФ уничтожали окруженную группировку войск противника в районе Будапешт, в которой насчитывалось до 170.000 солдат и офицеров.

В этот период 5 Воздушная Армия по решению Командующего войсками 2 УФ основные силы бросила на содействие войскам 7 гв. Армии, а затем войскам 30 ск, уничтожавших окруженную группировку и штурмом овладевших гор. Будапешт. [156]

Общие задачи, которые стояли перед соединениями Воздушной Армии были следующими:

а) Массированными бомбардировочно-штурмовыми ударами уничтожать живую силу, технику и укрепления противника в гор. Будапешт, оказывая содействие войскам в наступлении и уничтожении этой группировки.

б) Парализовать действия транспортной авиации противника, которая совершала переброску грузов в район окруженной группировки днем и ночью, уничтожать ее матчасть на земле и в воздухе.

в) Парализовать действия истребительной авиации противника на поле боя, не допускать ее действий над районом гор. Будапешт и тем самым, обеспечить свободу боевых действий своей бомбардировочной и штурмовой авиации.

г) Уничтожать живую силу и технику контратакующих войск противника на участке 3 УФ между озерами Веленце и Балатон, пытавшихся прорваться к окруженным войскам в Будапешт.

д) Содействовать наступательным операциям 7 гв. А на левом берегу р. Грон в направлении Новы Замки, Комарно. [157]

е) Вести воздушную разведку и наблюдение поля боя в районе окруженной группировки войск и техники противника, а также войсками внешнего кольца окружения, коммуникациями противника, его оперативных тылов и базирования авиации противника.

ж) Бомбо-штурмовыми действиями нарушать работу переправ через р. Дунай.

з) Прикрыть наземные войска фронта, особенно части 7 гв. Армии, 6 ТА, 1 гв. КМГ и переправы через р. Дунай.

и) Корректировать огонь тяжелой артиллерии по ряду целей в гор. Будапешт и по особо важным целям в окрестностях его.

Решение этих задач требовало тщательной организации взаимодействия с наземными войсками, продуманной и четкой работы командных пунктов всех степеней, бесперебойно действующей связи. Вопросы взаимодействия решались непосредственно в полках, авиаэскадрильях и даже в звеньях (группах). При этом взаимодействие практически осуществлялось между:

– командиром авиагруппы (ведущий) с командиром стрелкового батальона,

– командиром аэ – с командиром стрелкового батальона или полка,

– командиром авиаполка – с командиром стрелкового полка или стрелковой дивизии,

– командиром авиадивизии – с командиром стрелковой дивизии и реже, с командиром стрелкового корпуса и, [158] наконец, командир авиакорпуса, как правило, организовывал взаимодействие о командиром стрелкового механизированного кавалерийского или танкового корпуса.

В период штурма гор. Будапешт и боев на его улицах, в кварталах и отдельных домах по уничтожению окруженных войск противника, взаимодействие авиации с наземными войсками было организовано на принципе личного общения командиров авиачастей и даже подразделений с командирами частей наземных войск и личного наблюдения этих командиров за ходом боя непосредственно на поле боя.

Следует отметить, что после соединения 26.12.44 г. флангов 2 и 3 Украинских фронтов в районе Эстергом и завершения тактического окружения всей Будапештской группировки нашими частями, противник, сосредоточив до двух пехотных дивизий и 200 танков, 28.12.44 года перешел в наступление южнее Естергом, вдоль дороги Естергом – Будапешт.

Это контрнаступление имело целью прорвать внешнее кольцо окружения Будапештской группировки мощным танковым клином, расширить прорыв, усилить войска окруженной группировки, закрепиться в Будапеште, измотать наши войска и в последующем перейти в наступление и вынудить 2 УФ к переходу к обороне.

Разгорелись упорные бои на земле и в воздухе.

Противник сосредоточил усилия всей своей авиации на направлении прорыва. В воздухе шли ожесточенные воздушные бои. [159]

Ценой больших потерь противник овладел г. Естергом и несколько потеснил войска 46 А (до 10—15 км).

Однако, на этом его наступательный порыв иссяк и дальнейшего успеха это наступление не получило.

Для локализации успеха противника были использованы соединения 5 и 17 Воздушных Армий, координацию действий которых взял на себя Маршал авиации тов. Ворожейкин.

Ввиду того, что 5 ВА имела основной задачей уничтожение войск окруженной в Будапеште группировки противника авиадивизии для локализации прорыва в районе Естергом были выделены из разных авиакорпусов – одна из 5 ШАК и одна из 3 гв. шак.

В течение 3.1.45 года было вызвано и послано на поле боя на участок прорыва войск 3 УФ против танков контрнаступающей группы противника 36 авиагрупп по 6—8 самолетов ИЛ-2 в каждой.

Только за 3.1.45 г. было уничтожено танков – 12, автомашин – 48, свыше 100 солдат и офицеров, парализован огонь трех батарей, полевой и двух батарей зенитной артиллерии, нейтрализовано 5 огневых точек противника.

Вместе с тем, привлечение авиации 5 ВА для отражения контрнаступления противника снижало возможности ее применения в районе города Будапешт и значительно повлияло на увеличение сроков времени ликвидации окруженной группировки противника. [160]

За декабрь 1944 года 5 ВА было произведено 8245 самолетовылетов. Это в 5 раз больше самолетовылетов авиации противника, за это время произведено 144 воздушных боя, в которых было сбито 158 самолетов противника. При этом потери 5 ВА в воздушных боях составили 24 самолета (т.е. в 6,5 раз меньше, чем у противника).

Воздушные бои этого периода носили упорный и ожесточенный характер. В них решалась не только судьба Будапешта, но и судьба войны в целом.

5 Воздушная Армия в декабре 1944 года, содействуя войскам 2 УФ в осуществлении ими Будапештской наступательной операции, взаимодействовала с войсками 7 гв. А, 46 и 53 А, Конно-механизированной группой генерала Плиева, 2 и 4 мехкорпусами и с войсками правого крыла 3 УФ.

Румынский авиакорпус, в основном, взаимодействовал с войсками 27 Армии 2 Украинского фронта.

Вследствие высокой маневренности, войск 2 УФ, быстротечности боев, сложности и изменчивости обстановки в период Будапештской операции, 5 ВА взаимодействие осуществляла одновременно с несколькими армиями и их соединениями.

Характерно, что в данной операции приходилось взаимодействовать не только с той или иной армией, но и в отдельности с ее корпусами.

Так например, в связи с тем, что стрелковый корпус 7 гв. А действовал по уничтожению группировки противника в самом городе Пешт (вост. часть Будапешта) [161] на НП этого СК был организован КП штурмовиков и истребителей, на котором все время находился представитель штаба 5 ВА, а также представители истребительного и штурмового корпусов.

Способы и методы управления авиацией как на земле, так и в воздухе, организация взаимодействия с наземными войскам и между видами авиации в принципе оставалась без существенных изменений, но их оперативность.

Возросли также и темпы мобильности, находчивости и изворотливости по управлению авиацией над полем боя.

Вторым характерным моментом в вопросах взаимодействия авиации с наземными войсками и управления авиацией на поле боя явились многочисленные случаи перенацеливания авиагрупп на об’екты противника, расположенные совершенно в других районах и направлениях, уже после того, как эта группа взлетела и находилась в воздухе.

Такое положение диктовалось в большинстве случаев сложностью и изменчивостью обстановки на поле боя или же из-за метеоусловий.

В первом этапе операции взаимодействие и управление авиацией было организовано и осуществлялось следующим образом:

– на НП Командующего войсками 2 УФ в Тура, был организован КП Командующего 5 Воздушной Армией.

– на КП Командующего были организованы и КП командиров 3 гв. шак, 5 шак и 3 гв. иак. [162]

Таким образом, в первый день операции так же, как и в последующие три дня Командующий 5 ВА, сам лично находясь на своем КП и НП Командующею 2 УФ, имел полную возможность осуществлять управление авиации на поле боя и массировать ее действия на любом участке фронта, в любое нужное время.

Кроме того, командиры авиакорпусов имели свои КП на НП 7 гв. Армии (главное направление) и ряд вспомогательных и дополнительных КП в других соединениях наземных войск.

Так, 3 гв. шак, с вводом в прорыв 6 ТА, организовал свой основной КП на НП Командующего 6 гв. ТА, имея дополнительный КП на НП Командующего 46 Армии, куда был выслан и управлял ША один из командиров штурмовой дивизии 3 шак;

5 шак с вводом в прорыв КМГ, организовал дополнительный КП на НП Командующего Конно-механизированной группы генерала Плиева, с которого управлял один из командиров штурмовой дивизии 5 шак, а основной КП командира 5 шак оставался на НП Командующего 7 гв. Армии,

3 гв. иак, имея КП командира авиакорпуса на НП Командующего 7 гв. А, организовал три вспомогательных КП, с которых управление осуществляли командиры истребительных дивизий 3 гв. иак.

Командующий 5 ВА в первом этапе операции, находясь с оперативной группой штаба 5 ВА на НП 7 гв. А, где находился и НП Командующего войсками 2 УФ, координировал боевые действия авиакорпусов и осуществлял тесное взаимодействие авиации с наземными войсками. [163]

В последующих этапах операции, а также и в дни, когда в действие был введен ЭРУ, командиры авиакорпусов или их начальники штабов с получением задачи немедленно вылетали на НМ Командарма наземной армии или танковых и кав. соединений, в интересах которых предстояло действовать тому или иному авиакорпусу.

Такая система организации взаимодействия авиации с наземными войсками позволяла авиационным командирам сразу же устанавливать личный контакт с наземным командованием, а это обеспечивало эффективные действия авиации в интересах наземных войск на том или ином направлении.

Централизованное управление не стесняло и не сужало инициативные действия командиров авиакорпусов. Командир авиакорпуса в зависимости от обстановки и по заявке наземных армий имел полную возможность проявить разумную инициативу по использованию авиационных средств с последующим докладом о своем решении Командующему 5 ВА.

Больше того, система управления авиацией и взаимодействия ее с наземными войсками в Будапештской операции не ограничивала в проявлении широкой инициативы, даже и командирам дивизии. Наоборот, командир авиадивизии, находящийся на НП Командующего наземной армии или на НП механизированного, танкового или даже стрелкового корпуса, имел большие возможности к проявлению инициативы в соответствии с изменившейся наземной обстановкой и запросами общевойскового командования. [164]

Например 20.12.44 г. командир 4 гв. шад, находясь на своем КП при 6 гв. ТА, по заявке Командующего этой Армией в течение дня своим распоряжением по радио вызвал на поле боя 6 групп штурмовиков, которые штурмовкой живой силы и танков противника оказали значительное содействие войска 6 гв. ТА.

Характерно, что все эти группы, как правило, проходили через КП командира 5 шак и при этом группе уточнялась задача, или же чаще ей отдавалось распоряжение; «Идти на КП командира 4 гв. шад», а, уже подходя к КП командира дивизии, группа перенацеливалась и получала вполне точную цель.

Скоротечность боевых действий войск 2 Уф и быстроменяющаяся наземная обстановка в Будапештской операции пред’явили высокие требования как к вопросам организации взаимодействия авиации с наземными войсками на поле боя, так и к организации управления авиацией над полем боя.

В период декабря 1944 года было перенацелено до 35% всех летавших групп на боевое задание.

В январе 1945 года войска 2 Украинского фронта решали главную задачу – во взаимодействии с войсками 3 Украинского фронта разгромить и уничтожить окруженную будапештскую группировку войск противника, полностью овладеть столицей Венгрии – Будапештом – стратегически южным узлом обороны немцев на путях в Вене. [165]

Будапешт, являясь ключем «черного хода» Германии, особенно к началу 1945 года стал для немцев еще более важным об’ектом стратегического значения, так как всю промышленность, а теперь и свою столицу Берлин, немцы переводили на юг.

Защищая Будапешт, немцы стремились парализовать наше наступление на юге Чехословакии и тем самым сделать боевые действия на южном фронте Германии затяжными. Поэтому противник так упорно оборонял Будапешт.

Путем крупных контрнаступлений, поддержанных большим количеством танков, самоходных орудий и авиации, он пытался прорваться к Будапешту, усилить Будапештскую группировку, сковать войска 2 и 3 УФ и вынудить их перейти к обороне. Образно говоря, немцы в Будапеште обороняли Вену.

Своевременно разгаданный план действий противника нашим командованием и принятые контрмеры дали возможность сорвать все попытки контрнаступления противника и успешно выполнить основную задачу войск 2 УФ – разгромить и уничтожить струженную группировку и овладеть городом Будапешт.

В свете создавшейся общей обстановки боевые действия 5 Воздушной Армии в течение всего января 1945 года можно разделить на следующие этапы:

а) Боевая деятельность ВА по окружению и уничтожению войск противника и овладению восточной частью гор. Будапешт,

б) Боевые действия 5 ВА по отражению контрнаступления противника. [166]

Воздушная обстановка в январе 1945 года для 5 ВА характеризовалась рядом особенностей:

– Боевые действия наземных войск как наших, так и противника протекали в весьма сложной и быстроменяющейся обстановке.

– Наши войска вели исключительно упорные и ожесточенные бои, причем

– Противник непрерывно пополняя свою авиацию и довел численность ее до 535 самолетов против 460 самолетов, имевшихся у него в декабре 1944 года;

– Метеорологическая обстановка для действий авиации была неблагоприятной. В январе было всего 7 летных дней.

– Для базирования нашей авиации не имелось достаточной облагоустроенной аэродромной сети. К тому же существенное влияние на боевую деятельность оказывала отдаленность аэродромов от об’ектов противника при взаимодействии 5 ВА с войсками 3 УФ.

Большинство воздушных боев было проведено на территории противника, вследствие чего облегчались действия истребительной авиации противника и усложнялась обстановка над полем боя для нашей авиации.

Особой активности авиация противника в январе перед 2 УФ не проявляла, но воздушную разведку вела весьма интенсивно.

В январе было отмечено всего лишь 1838 самолетопролетов противника, из них ночью 265 самолетопролетов. [167]

Такое обстоятельство об’ясняется тем, что враг использовал свои самолеты на участке боевых действий 3 УФ.

Наибольшую активность авиация противника проявила в период с 15 по 24.1.45 г., когда 27 А 2 УФ предприняла наступление и когда противник предпринял контрнаступление в районе южнее и юго-восточнее оз. Веленце.

5 Воздушная Армия за январь 1945 года произвела всего 10706 боевых самолетовылетов. За это же время было проведено 120 воздушных боев, в результате которых сбито 128 самолетов противника. Свои потери в воздушных боях составили 20 самолетов.

26.12.44 г. в результате двухстороннего мощного наступления войск 2 и 3 Украинского фронтов была полностью окружена вся Будапештская группа войск противника.

После отклонения предложенного ей советским командованием ультиматума – капитулировать – Будапештская группировка противника была обречена на уничтожение.

В очередном Будапештском котле оказались 4 пехотных, танковая, кавалерийская и механизированная дивизия, бригада штурмовых орудий, 3 пехотных и один кавалерийский полк, 4 батальона, 5 артдивизионов и 1 саперный батальон венгров – всего до 160.000 вражеских солдат и офицеров.

В течение января войска левого крыла 2 Украинского фронта вместе с правым крылом 3 Уф вели упорные боевые действия с немецко-венгерскими войсками за Будапешт. [168]

Немцы решили любым способом дольше удержать Будапешт, тем самым сковать наши войска, остановить их наступление на Братиславу, Вену. С этой целью они укрепили город, превратив все крупные здания вместе с густо насыщенной системой ДОТ’ов, баррикад, траншей и, так называемых, «бункеров» (подвалов) в крупные опорные пункты обороны.

Одновременно противник готовился к контрнаступлению в направлении Естергом, с целью оказания усиления своей окруженной группировки и оказания ей помощи.

Путем патрулирования истребителей противник противодействовал нашей авиации в городе Будапеште. Его транспортная и бомбардировочная авиация усиленно днем и ночью начали снабжать окруженные войска боеприпасами и продовольствием, вывозить раненных, штабное имущество и другие ценности. В районе Будапешт противник непрерывно вел разведку своей авиацией. Над городом было весьма интенсивное противодействие ЗА.

Войска 2 УФ (18 СК, 30 СК, 7 АК рум.), подтянув артиллерию всех калибров, включая и сверхмощные орудия, а также подрывные команды саперов, при содействии 5 Воздушной Армии приступили к штурму города с востока и юго — востока.

Одновременно войска 3 УФ (46 А) ворвались в город с запада. Но дальнейшее их наступление в западной части города успеха не имело и приостановилось. На западной стороне города наши войска были вынуждены перейти к обороне. [169]

Противник, опираясь в городе на заранее созданную систему обороны, а также надеясь на помощь извне, встретил наступление наших войск ожесточенным сопротивлением на всех участках, мобилизуя для отпора наших войск все имевшиеся в городе средства. К обороне было привлечено и гражданское население. Бои за Будапешт приняли затяжной характер.

Основной удар наших войск наносился левым флангом 30 гв. СК, 155 и 151 гв. СД) строго с востока на запад, через Ркошсентмихаль, Ракошфальва, центральный парк, северный вокзал, реку Дунай.

Этот план предусматривал рассечение восточной группировки противника на две части.

Одновременно с дивизиями 30 гв. СК на их левом фланге наступали войска 7 АК (рум.) и 18 гв. СК.

Наша авиация, ведя усиленную боевую деятельность по Будапешту, противодействовала деятельности авиации противника и воздействовала на войска окруженной группировки, а также на танки и пехоту противника, пытавшихся осуществить прорыв извне к городу.

К исходу 31.12.44 года наши войска полностью овладели районами Ракошсевтмихаль, Шашхалом и завязали бои на улицах Раковфалва. Однако, дальнейшее сопротивление противника по мере продвижения наших войск возрастало, враги вели упорные бои за каждый квартал, за каждый дом, медленно отходили к центру города, к районам больших зданий, узких улиц, больших бункеров (подвалов), к подземным ходам, приспособленным к обороне.

Огонь велся по нашим войскам из специально сделанных амбразур в стенах домов и окон. Угловые здания на перекрестках улиц были усилены артиллерией и минометами, а также системой баррикад, высотой до 3-х метров и шириной до 5 метров (каменные и земляные) и траншеями полного профиля.

На улицах курсировали группы танков, самоходных орудий до 5—10 единиц и бронетранспортеры, которые использовались на наиболее узких участках городской обороны и при контратаках противника.

Для защиты с воздуха была использована широкая система ПВО, главным образом, зенитная артиллерия, насчитывавшая свыше 20 батарей, полевая артиллерия и истребительная авиация ближайших аэродромов.

Главной защитой противника от нашей авиации были многоэтажные ручные здания с большим количеством каменных и железобетонных перекрытий.

В бункерах (подвалах) этих зданий и нижних этажах располагалась вся живая сила и техника противника, а также все штабы и узлы управления частями.

Та часть населения, которая не могла воевать, использовалась противником для дальнейшлего строительства оборонительных сооружений на улицах, расположенных непосредственно за передним краем, на расчистке улиц от развалин, на подвозе и подносе боеприпасов, снаряжения и на других работах. [171]

Таким образом, занятие нашими войсками улицы, квартала или отдельного дома не означало еще прорыва линии переднего края обороны противника. Наоборот, тактическая плотность обороны возрастала по мере продвижения наших войск к центру города. Об’яснялось это тем, что не уничтоженные солдаты и техника противника на предыдущей улице, квартале, в доме, усиливали огневое сопротивление последующей линии обороны – улицы, квартала, дома, которые также были приспособлены к обороне.

Одновременно с обороной Будапешта, начиная с 2.1.45 г., противник осуществил свое контрнаступление на Еетергом, Будапешт.

7.1.45 г. наши части оставили Еетергом. В дальнейшем противнику удалось продвинуться по Пилишсанто. Однако, на этом его контрнаступление захлебнулось. Тогда, ведя бои за удержание достигнутого здесь рубежа, немцы скрытно для наших войск, произвели переброску сил на юг, в район Секешфехервар.

А, между тем, бои на главном направлении развивались для нас успешно, хотя продвижение войск за сутки достигало не больше 100—300 метров.

К 9 января наши войска полностью овладели районом Ракошфалва, ст. ж.д. Ракоша и завязали бои на линии центрального парка и канал Ракошпаток.

Одновременно войска, наступающие с юго-востока, заняли Пештсентлеринц, Кошудфалва, Пештсентэржебет. [172]

В течение 10 и 11 января на главном направлении шли ожесточенные бои. В уличных боях действовала артиллерия всех калибров. Мелкая и средняя артиллерия действовала прямой наводкой и, как правило, на расстоянии 20–100 метров от цели. Бои усложнялись тем, что они полностью перенеслись в центр города – район крупных зданий. Борьба велась не только за каждый дом, но за каждый этаж, квартиру, лестницу. Вступили в действие наши подрывные команды и огнеметные подразделения, а авиация штурмовыми и бомбардировочными ударами содействовала продвижению наших войск.

Противодействие авиации противника и зенитный огонь в районе Будапешт ослабевали с каждым днем в силу ударов нашей авиации.

Сложность боевой деятельности для нашей авиации заклиналась в том, что бои перенеслись в центр города, где сильные узлы (дома) сопротивления противника находились от действий наших наземных войск не более как 100—150 метров, что затрудняло наносить удары с воздуха.

Наши войска на главном направлении приближались к р. Дунай. Над противником нависла реальная угроза – рассечение его восточной группировки. И в ночь на 12.1. противник, прикрываясь мелкими арьеградами, начал отход с северной части города.

12.1.45 г. противник оставил Уйпешт, Ракошфалва, Пейштупхель, Андьалфелд. [173]

К исходу 12.1.45 года наши войска в ожесточенных боях овладели районами центрального парка, ипподромом, ж.д. товарной станцией, Военной Академией (об’ект 142) (см. план и наземную обстановку гор. Будапешт, стр.

Таким образом, к 13.1.45 г. противник был прижат в центре города к реке Дунай.

Оборона противника в этом районе была наиболее упорной и крепкой. Сплошные крупные здания, бесчисленное количество бункеров (подвалов), узкие улицы, насыщенные системой баррикад, минированные подходы и дома, специальные инженерные сооружения, рельсовые надоблы, проволочные заграждения, противотанковые рвы, большая насыщенность огневых средств, в том числе и артиллерии, устажженная в домах, снайперы, – все это вместе сделало этот район города крупнейшим опорным (пунктом) узлом сопротивления, а, по-существу, крепостью.

13.1.45 г. после перегруппировки своих войск, войска 2 УФ в составе восьми стрелковых дивизий вместе с приданными соединениями артиллерии всех калибров, саперными, огнеметными и подрывными частями, при мощном содействии всех родов авиации 5 Воздушной Армии, на участке протяжением до 7 км с севера, юга и востока приступили к штурму центральной части города Будапешт.

Цель штурма – окончательно разгромить и уничтожить группировку противника и полностью овладеть восточной частью города Будапешт. [174]

Благодаря непрерывному воздействию нашей авиации с воздуха и ее противодействию транспортной авиации противника в доставке боеприпасов и продовольствия осажденным войскам противника воздушным путем, положение противника с каждым днем ухудшалось.

Особенно ожесточенные бои были в районах северного и восточного вокзалов. Штурм центральной части города длился шесть дней. В ожесточенных боях нашими войсками была разгромлена группировка противника в восточной части города. Только в плен было взято свыше 60.000 человек. Противник оставил на улицах, площадях, домах и дворах города большое количество трупов и техники.

18.1.45 года наши войска на всем протяжении города Будапешт вышли на восточный берег р. Дунай.

Поставленные перед 2 УФ и 5 ВА боевые задачи были полностью выполнены.

Одцнако, на другом участке фонта противник 18.1.45 г. в 8.00 после сильной артподготовки перешел в контрнаступление из района юго-западнее Секешфехервар в общем направлении на запад до р. Дунай, с последующим разворотом на Буда (западная часть Будапешт) .

Немцам удалось прорвать оборону войск 3 УФ на указанном участке и достигнуть рубежа р. Дунай. Вследствие такого положения наземная обстановка 3 УФ стала критичной, а следовательно, обострилась обстановка и для войск 2 УФ.

Ликвидация группировки противника и овладение западной частью Будапешта было возложено на войска 2 УФ. [175]

Для окончательного завершения операции по уничтожению в Буде группировки протитика 19.1.45 г. была создана оперативная группа войск 2 Уф в составе 16 гв.СК, 37 гв. СК, 83 Бригада морской пехоты со средствами усиления артиллерии всех калибров, огнеметных частей и инженерной бригады. Командующим группой был назначен генерал-лейтенант Манагаров.

Оборона противника в западной части Будапешта (Буда) была такой же сложной, так и в Пеште. Особенности обороны в Буда заключались в том, что эта часть города расположат на высоком и холмистом берегу р. Дунай.

Такое обстоятельство затрудняет ведение и без того сложные уличные бои.

Тактическая плотность как огневая, так и в живой силе еще больше возросла. В Буде была сконцентрирована наиболее фанатическая часть группировки противника, состоявшая в большинстве своем из немцев, сопротивляющихся с отчаянием смертников.

Воздушная обстановка в этот период была благоприятной для нашлей авиации, ибо противодействие авиации противника и зенитного огня было очень слабым, однако, метеоусловия сильно ограничивали боевую работу нашей авюции.

Ослабление противодействия авиации противника в районе Будапешт вызвано тем, что противник в это время наступал в районе Секешфехервар, куда нацелилась его авиация. [176]

Начавшийся штурм в западной части города и уничтожение оставшейся группировки протитика развивался для наших войск хотя и медленно, но успешно.

Сопротивление протитика на земле восростало почти с каждым днем, благодаря сильному воздействию крупнокалиберной артиллерии, а также 5 Воздушной Армии, враг был загнан в бесчисленное количество бункеров (подвалов).

Нашим войскам ликвидировать группировку противника в Буда к 31.1.45 года не удалось. Бои перенеслись на февраль.

Главную боевую задачу по уничтожению войск и техники окруженной группировки противника в Будапеште 5 Воздушная Армия в январе 1945 года выполнила успешно.

Авиация Армии в тесном взаимодействии с наземными войсками оперативной группы 2 УФ и совместно с артиллерией, бомбардировочными и штурмовыми ударами с воздуха нанесла крупные разрушения оборонным узлам сопротивления противника в Будапеште и тем самым оказала большую и эффективную помощь соединениям наземных войск, осаждающим и штурмовавшим Будапешт.

Завоевав господство в воздухе, 5 ВА продолжала удерживать это господство на протяжении всей операции.

В сравнительно короткий срок была парализована ПВО гор. Будапешт, несмотря на трудности отекания ОП ЗА и МЗА в особенности. [177]

Боевая практика показала, что при уничтоженииживой силы и техники противника в условиях боя в крупном городе необходимо:

а) Приближение и устройство аэродромов (площадок) как штурмовой, так и истребительной авиации на минимально близком удалении от линии боевого соприкосновения. В данном случае эти площадки для штурмовиков устраивались на удалении 4—6 км, что позволяло экипажем штурмовой авиации производить в день по 7—8 вылетов на штурмовку осажденного города.

б) Применять авиабомбы крупного калифа, зажигательные средства и пушечно-цулеметный огонь по улицам и окнам верхних этажей.

в) В условиях крупного города организовать исключительно тесное взаимодействие авиации с наземными войсками, чтобы последние могли использовать сразу же удары авиации, которая разрушает узлы сопротивления в непосредственной близости от переднего края.

г) Чтобы наземные войска обозначали себя более эффективными средствами сигнализации, во избрание ударов по своему переднему краю.

д) Создать большой запас авиабомб, предназначенных для ударов по городским об’ектам, еще накануне дня и особенно на площадке у передовой. [178]

Особое значение для успеха боевых действий авиации имело правильно организованное и более конкретное целеуказание и наведение авиагрупп на об’екты.

Группам самолетов, вылетающим на штурмовку, указывались характерные признаки этого об’екта, сообщались даже такие детали как окраску крыш домов или форму данного здания по курсу полета.

Исключительное значение приобретал практиковавшийся способ вызова ведущих групп на передовую для показа им зданий и других объектов, которые должны быть подвергнуты удару с воздуха на следующий день.

Опыт действий авиации по крупному городу показал, что наземные войска понимают боевую работу авиации только тогда, когда ортнизовано между ними тесное взаимодействие, когда они видят сами эффективность ударов авиации по врагу.

Такам образом, анализ действий авиации по крупному и приспособленному к жесткой обороне городу показывает, что непреклонным условием, обеспечивающим успех тесного взаимодействия является зрительно-огневая и «воздушно-локтевая» связь авиации с пехотой.

В феврале 1945 года войска 2 Украинского фонта в тесном взаимодействии с 5 Воздушной Армией вели упорные бои с немецко-венгерскими войсками на территории Венгрии и Чехословакии, продолжали выполнять поставленные задачи по окончательному разгрому и уничтожению окруженной группировки противника в западной части города Будапешт и полного овладения столицей Венгрии. [179]

Ликвидация в тылу своих войск такого крупного очага сопротивления как Будапештская окруженная группировка являлась основной задачей для войск 2 УФ. Тем более, что к 1 февраля 1945 года эта группировка представляла из себя большую силу, насчитывавщую свыше 50.000 солдат и офицеров, опирающуюся на опорный пункт Буда, которую немцы превратили в крепость.

Вместе с тем, в течение первой половины февраля 1945 года войска фронта продолжали вести упорные бои по ликвидации окруженных войск в западной части города Будапешт.

Созданная 19.1.45 года на основании приказа Командующего 2 УФ Маршала Советского Союза Малиновского оперативная группа войск под командованием генерал-лейтенанта Манагарова продолжала сжимать кольцо окружения и уничтожение войск противника в Буде.

При эффективном содействии 5 Воздушной Армии войска генерал-лейтенанта Манагарова 12 февраля 1945 года окончательно сломили сопротивление противника в городе Будапеште.

Вскоре после этого Венгрия вышла из войны. Остатки войск из окруженной группировки противника, пытавшиеся прорваться в направлении Естергом к своим войскам внешнего кольца, в течение 12–15 февраля были частично уничтожены, или взяты в плен нашими войсками. [180]

Таким образом, занятием 12.2.45 г. города Будапешт войсками 2 УФ была закончена Будапештская наступательная операция.

В ходе операции части и соединения 5 ВА успешно выполнили все поставленные перед ними задачи. За время боевых действий этого периода только истребительной авиацией было произведено около 9000 самолетовылетов, проведено 373 воздушных боя, в которых было уничтожено около 450 самолетов противника, т.е., полностью разгромлена противостоящая авиационная группировка.

Это была большая, завоеванная в тяжелых боях, победща. Сотни отзывов об отличной работе летчиков 5 ВА в те дни потоком направлялись в штаб ВА и среди них отзывы Командующего войсками 7 гв. А гв. генерал-полковника Шумилова, Члена Военного Совета этой Армии гв. Генерал-майора Мухина, Начальника штаба 6 гв .Танковой Армии генерал-майора Штромберга, начальника штаба 25 Стрелкового корпуса гв. полковника Овсянникова и многих других.

Вот некоторые из этих отзывов:

«Командиру 3 Авиационного корпуса генерал-лейтенанту Степичеву.

В период напряженных боев по ликвидации окруженной в гор. Будапешт группировки противника, войска 37 Стрелкового корпуса взаимодействовали с войсками вверенного Вам авиакорпуса. [181]

В результате совместных усилий наземных и воздушных войск окруженная группировка войск противника в зап. части Будапешта была расчленена и северная часть ее уничтожена, при этом взято в плен 4500 солдат и офицеров, орудий 21, минометов 15, пулеметов 56, винтовок и автоматов 950, гранатометов 20, танков 9, бронетранспортеров 2, автомашин 70, складов с боеприпасами и другим военным имуществом – 3.

От имени войск корпуса отмечаю особенную слажннность и четкое взаимодействие войск авиации с пехотой, точное поражение целей и об’ектов, мешающих пехоте продвижению; точное поражение об’ектов в глубине обороны противника, что способствовало успешному продвижению войск корпуса и выполнению им задач, поставленный командованием Армии.

Командование корпуса с большим удовлетворением отмечает успешную работу войск корпуса с войсками Вашего авиакорпуса и желает Вам и вверенным Вам войскам успехов в Вашей боевой деятельности по защите нашей Родины.

п.п. Командир 37 Стрелкового корпуса генерал-майор Колчук

Начальник штаба 37 СК гв. полковник Челноков».

Боевой отзыв

о работе частей 3-го Гвардейского штурмового авиационного Смоленского корпуса в боях по уничтожению окруженной группировки противника в р-не Будапешт в период с 1.1. по 12.2.45 года. [182]

3 гвардейский штурмовой авиационный корпус в период с 1 января по 12 февраля 1945 года, действуя в исключительно трудных условиях боевой и метеорологической обстановки, бомбардировочно-штурмовыми ударами уничтожал опорные пункты, живую силу и технику противника в Будапеште, содействуя войскам Будапештской труппы в овладении городом.

После завершения окружения войск противника в Будапеште, корпус в полном составе перебазировался на аэродромы, расположенные в непоседственной близости передней линии войск (4—6 км), что дало ему возможность отлично взаимодействовать с наземными войсками, быстро появляться над целью и делать по несколько вылетов над ней.

Командир корпуса и командармы дивизий постоянно находились на наблюдательных пунктах командиров стрелковых корпусов и дивизий и, четко организовав управление своими частями, немедленно реагировали на запросы наземных войск.

При выполнении боевых задач личный состав частей корпуса показал высокое мастерство, мужество и отвагу.

Летчики делали по 5—6 вылетов и непрерывно висели над врагом, мешая ему оказывать организованное сопротивление наступающим войскам.

При вызове штурмовиков группы всегда появлялись в точно установленный срок и не уходили с поля боя до тех пор, пока не израсходованы все боеприпасы.

Несмотря на трудность ориентировки в условиях города и плохую видимость, корпус случаев удара по своим войскам не имел. [183]

Считаю, что 3 штурмовой авиационный корпус отлично справился с возложенными на него задачами по уничтожению окруженной группировки протитика в г. Будапеште.

п.п. Командующий Будапештской группой войск генерал-лейтенант Манагаров

Начальник штаба Будапештской группы войск гв. генерал-майор Соседов».

Во 2-ой половине февраля, в соответствии с наземной обстановкой, 5 ВА во взаимодействии с войсками 2 УФ отражала контрваступление противника в направлении плацдарма на р. Грон в районе Естергом. Кроме того, 5 ВА содействовала войскам 53 и 46 Армий в период их дальнейшего наступления на территории Венгрии.

Всего за месяц части 5 ВА произвели 4726 боевых самолетовылетов, произведено 78 воздушных боев, в которых участвовало 365 наших оамолетов и 526 самолетов противника.

В результате воздушных боев сбито 88 самолетов противника, наши потери – 11 самолетов.

В начале марта войска правого крыла 2 Украинского фронта продолжали развивать успешное наступление в общем направлении на Банска, Дистрица и Топольчаны. [184]

Действиями штурмовых отрядов в горно-лесистой местности при поддержке частей 5 Воздушной Армии войска 58 Армии 3 марта 1945 года овладели крупным центром Словакии – гор. Крупина, 5 марта – опорных центром Плешовце, 7 марта – важным узлом железных и шоссейных дорог Банска, Штявница и тем самым ликвидировали последний опорный цункт противника на подступах к р. Грон.

Выбив противника из гор. Зволен – мощного опорного пункта на реке Грон, войска 40 Армии 2 УФ 15.3.45 года форсировали эту реку и создали плаццарм на ее западном берегу. В дальнейшем при эффективной поддержке штурмовиков 5 ВА, войска 40 А к 17.3. полностью очистили западный берег р. Грон на участке Зволен – Жарновица.

Перед войсками 2 Украинского фонта в течение марта месяца действовал 4 Воздушный флот противника, который систематически пополнялся авиационной техникой.

К концу марта в 4 воздушной флоте насчитывалось около 640 боевых самолетов вместо 355, имевшихся к началу месяца.

Однако, боевая деятельность авиации противника была малоинтенсивной. Некоторую активность она проявляла только в отдельные дни боевых действий его наземных войск, когда она действовала группами до 8—10 ФВ-190 и 2—4 МЕ-109.

В течение марта по данным ПВО фронта было отмечено около 1300 самолетопролетов противника.

В то же время боевая деятельность 5 Воздушной Армии, имевшей на вооружении 861 боевой самолет, характеризуется дальнейшим повышением боевой активности и прочным удержанием полного господства в воздухе. [185]

В течение марта Воздушная Армия решала сложные и ответственные задачи:

– С 6 по 10.3.45 г. вела боевые действия совместно с соединениями 17 Воздушной Армии в интересах войск 3 Украинского фонта по отражению контрнаступления противника (на стыке 2 и 3 УФ) между озерами Балатон и Веленце;

– С 16.3. содействовала войскам 46 А и 2 МК в прорыве ими обороны протижика и развитии наступления на Двер, Мадьяровар, Вена,

– С 25.3., взаимодействуя с войсками 7 и 53 А и 1 гв. КМГ, содействовала им в прорыве обороны противника и развитии успеха в общем направлении на Нитра, Трнава, Братислава.

Выполняя поставленные боевые задачи, 5 Воздушная Армия бомбовыми и штурмовыми ударами по врагу нанесла ему большие потери в живой силе, технике и самолетах.

В этот период успешно выполняла задачу 812 нлбад по обеспечению операции Речной Дунайской Флотилии по высадке ею десанта.

Ночные бомбардиро вчики ПО-2,непосредственным сопровождением речных кораблей флотилии, обеспечили их от обстрела противником на берегах р. Дунай. [186]

В марте 1915 года, несмотря на сложную наземную обсжановку и исклинительно неблагоприятные метеоусловия, все боевые задачи полностью выполнили. За месяц соединения и части ВА произвели 11047 боевых вылетов, за это же время было проведено 102 воздушных боя, в которых сбито 80 самолетов протижика. Наши потери – 14 самолетов.

Войска 2 Украинского фронта в тесном взаимодействии и при эффективном содействии 5 Воздушной Армии в течение апреля продолжали начатое в конце марта наступление на Братиславском и Венском направлениях, а во второй половине месяца – на направлении Брно.

В результате стремительного наступления наших войск, почти полностью была очищена Словакия от немецких захветчиков.

Войска фонта овладели крупным промышленным и административным центром Чехословакии – городом Братислава.

После овладения нашими войсками гор. Братислава, противник усилил свою Северо-Дунайскую группировку, введя в бой 2 ТК ТД СС «Мертвая голова» и ТД «Великая Гцзмания», части горно-стрелковой дивизии для того, чтобы задержать наступление центральной группы войск 2 УФ на р. Морава и войск левого крыла 2 УФ и 3 УФ на р. Дунай. [187]

Однако, войска центрального участка фронта усиленные за счет перехода войск 46 А на северный берег реки Дунай во взаимодействии с войсками 3УФ с хода форсировали р. Морава в ее низовьях и уже 13.4.45 года повели ожесточенные уличные бои на северной окраине города Вена. 15.4.45 года столица Австрии – Вена – была полностью очищена от немецко-фашистских войск.

После взятия нашими войсками городов Вена и Братислава и выхода на рубеж Годонин, Бржеслав, Вена, центральная группа войск 2 УФ повела наступление на гор. Брно – крупный промышленный и административный центр, крупный узел шоссейных и железных дорог центральный части Словакии. Немцы превратили Брно в крупнейший опорный увел обороны немцев на Пражском направлении.

Овладение Врио давало возможность: во-первых, начать наступление на широком фронте в южных районах Германии и на столицу Чехословакии – Прага; во-вторых, начать наступление на район малых Карпат с юга и тем самым содействовать войскам 4 УФ, ведущим упорные наступательные бои в трудно проходимой горно-лесистой местности малых Карпат.

Именно поэтому противник, предавая большое значение Брно, в период 16—19.4.45 г. усилил районы южнее и юго-восточнее Брно частями 8 ТД, 16 ТД, переброшенными с 4 УФ, ТД «Ферден-Холле», 711 ПД и др. соединениями и частями, переброшенными с других участков фронта.

В районе южнее Брно противник создал мощную линию обороны с крупными узлами сопротивления, используя для этой цели танки, зарытые в землю, развитую систему траншей и окопов. [188]

Войска фонта, усиленные 6 гв.ТА, переданной в оперативное подчинение Командующему войсками 2 УФ, начали решительное наступление на Брно.

33 А, 6 гв. ТА, 1 гв. КМГ при мощной поддержке 5 ВА взломали оборону противника в районе Густопече и к 22.4.45 г. овладели крупными опорными пунктами на подступах Брно – Жидлоховице и Иванчице и перерезали главную дорогу Прага – Брно.

Однако, непосредственно у самого города противник, опираясь на оборонительные рубежи, усиленные танками, зарытыми в землю и превращенными в ДОТ’ы, оказывал упорное сопротивление.

После четырехдневного мощного авиационного воздействия по укреплениям и отдельным узлам сопротивления на окраинах и в самом города наши войска 26.4.45 г. полностью овладели городом Брно.

Таким образом, войска 2 УФ в течение апреля 1945 г. очистили большую территорию Чехословакии и Австрии, разгромили группировки противника, оборонявшие мощные опорные пункты Братислава и Брно, а также во взаимодействии с войсками 3 УФ успешно завершили Венскую наступательную операцию и вышли на оперативный простор для дальнейшего широкого наступления на южный районы Германии столицу Чехословакии – Прагу.

В апреле 1945 г. воздушная обстановка на 2 Украинском фонте характерна большой активностью нашей авиации и относительно слабой активностью авиации противника, хотя, несмотря на потери, самолетный парк противника продолжал увеличиваться. [189]

Это увеличение происходило, главным образом, за счет вытеснения авиации врага из северных и северо-западных районов Германии.

По видам авиации в самолетном парке противника произошли следующие изменения:

По состоянию на: 1.4.45 г. 30.4.45 г.
бомбардировщиков 180 200
штурмовиков 120 140
истребителей 240 295
разведчиков и связи 100 126
Всего 640 761


Боевой состав 5 Воздушной Армии в течение апреля также возрос и на 30.4.45 г. составил 948 боевых самолетов.

Таким образом, соотношение количестве боевых самолетов 5 ВА и количества самолетов противника составляет 1,25 : 1 в пользу 5 ВА .

В апреле части и соединения 5 ВА вели напряженную боевую деятельность и особенно в период форсирования нашими войсками р. Мора и в ходе боев за Брно. Так, например, 25.4.45 г. наша авиация непрерывно бомбардировала и штурмовала укрепления и войска противника в Брно. В этот день было произведено 1014 боевых самолетовылетов. За день нашими истребителями проведено 13 воздушных боев, в которых сбито 19 самолетов противника. [190]

Боевые действия в апреле 1945 г. носили исключительно наступательный характер, так как 4/5 усилий всех соединений и частей Воздушной Армии были направлены на воздействие по наземному противнику.

Анализ боевых дейстий Воздушной Армии в последних фронтовых и армейских операциях Великой Отечественной войны показывает, что удельный вес боевого воздействия нашей авиации в этих операциях значительно возрос.

Так, в последней наступательной операции войск 2 УФ на направлении Брно, благодаря непрерывно нарастающий и все увеличивающимся по мощности ударам всех видов авиации, а также своевременному и эффективному использованию наземными войсками этих ударов боевое воздействие нашей авиации было наиболее чувствительным и решающим в успешном завершении наступательных операций марта и апреля 1945 года, после которых по-существу уже не было серьезных действий авиации противника. Наши летчики завоевали полное и окончательное господство в воздухе. Немецкие летчики в этот период уже почти не вступали в продолжительные воздушные бои с нашими истребителями, быстро выходили из боя, старались всячески уйти от преследования советских ассов и скрыться на своей территории.

Весь ход и результаты боевых действий соединений и частей Воздушной Армии в этот период ясно показали, что:

– боевая мощь соединений и частей 5 ВА в целом продолжала все время расти и на завершающем этапе Великой Отечественной войны достигла наивысшего уровня;

– командные кадры соединений, частей, штабы всех степеней в совершенстве овладели методом непрерывного и четкого управления как крупными авиасоединениями, и авиачастями, так и авиацией на поле боя, а также максимального использования всей боевой мощи авиации, [191]

– удельный вес боевого воздействия авиации в проведенных операциях значительно увеличился. Целями авиационного воздействия для всех видов авиации, в том числе и бомбардировочной, стали об’екты, расположенные у переднего края наших войск. Это значительно повысило эффективность авиационного воздействия по противнику, но, вместе с тем, потребовало особо четкого и тесного взаимодействия авиации с наземными войсками.

В таких условиях воздушной обстановки и наступил май 1945 года, месяц победного завершения Великой Отечественной войны, окончательного разгрома фашистской Германии.

Выполняя свои боевые задачи, Воздушная Армия взаимодействовала с наземными войсками 2 Украинского фронта и оказала им существенную помощь в наступлении с целью окончательного разгрома немецко-фашистсних войск и победоносного завершения боевых действий в Европе. [192]

Войска фонта в мае 1945 г. в связи с успешным завершением целого ряда оперативно-стратегических операций на советско-германском фронте и особенно Берлинской операции, вместе с войсками других фронтов перешли в общее наступление по всему фронту.

Поэтому в течение короткого периода боевых действий с 7.5. по 10.5.45 г. Воздушной Армии пришлось взаимодействовать со всеми армиями 2 Украинского фонта: 7 гв. А, 43, 53 и 46 А, 7 гв. ТА, 1 гв. КМГ и 7 МК, причем, общее наступление войск фонта было неодновременным, а постепенным в течение трех дней. 7 мая перешла в наступление 7 гв. А, начали наступать войска 40 и 46 А и была дввдена в прорыв 6 гв. ТА на участке 7 гв. А, 9 мая войска 53 А и в тот же день на их участке были введены части 7 гв. КМГ и 7 МК.

Такая обстановка усложнила боевое использование нашей авиации, ее управлении на поле боя и организацию взаимодействия с наземными войсками.

Поэтому, согласно приказу Командующего, непосредственно в ходе боев фронтом осуществлялось перенацеливание почти всей авиации на содействие прорыву войскам наземных армий, переходящих в наступление.

Такое перенацеливание всей авиации в очень короткое время (один день) потребовало от командиров и штабов всех степеней умения в сжатые сроки организовать четкое взаимодействие авиации с наземными войсками и осуществить управление на поле боя. [193]

Так например, перенесение всего управления ВА и авиакорпусов на поле боя с НП Командующего 7 гв. А на НП Командующего 53 А было произведено в течение одной ночи (с 8 на 9.5.45 г.). Тогда же было организовано взаимодействие 5 ВА и авиакорпусов с 53 А и 1 гв. КМГ.

С целью увеличения авиационного воздействия на противника по приказу Маршала авиации тов. Ворожейкина (осуществлявшего координацию действий 5 и 17 ВА), в интересам войск 2 Украинского фронта была использована частично и авиация 17 ВА. Управление всей авиации, действовавшей в интересах войск 2 УФ, было централизовано и осуществлялось с КП Командующего 5 ВА на поле боя, развернутом непосредственно на КП Командующего фронтом.

Основные боевые действия 5 Воздушной Армии в мае 1945 года в соответствии с создавшейся общей обстановкой происходили в период 7.5.–10.5.45 г.

5.5.45 г. Командующий Воздушной Армией был вызван к Командующему фронтом для получения боевой задачи в связи с переходом войск 2 Украинского фонта в наступление.

Следует заметить, что боевая задача для авиации ставилась только на содействие войскам, наступающим в первый день. т.е. 7 гв. А и 6 гв. ТА, в связи с тем, что после прорыва обороны противника и ввода в бой танков все войска фонта перейдут в наступление, причем, каждая наземная армия начнет наступать в своей полосе самостоятельно и в разное время. [194]

Для выполнения поставленных боевых задач, на основании приказа Командующего ВА, в течение оставшегося до наступления времени были перебазированы ближе к участку прорыва некоторые авиачасти, главным образом, штурмовики. Организовано управление авиацией на поле боя и взаимодействие с 17 ВА.

Командующий 5 ВА в соответствии с боевыми задачами Воздушной Армии, поставленными Командующим фонтом, отдал командирам авиакорпусов и отдельных дивизий следуюций боевой приказ:

Боевой приказ № ОП/00215 ШТАБ 5 ВА.

19.00 6.5.45 г. Карта 200.000.

Противник на направлении Зноймо 6.5.45 г. активных действий не гредпринимал.

Базирование истребительной авиации – прежнее.

Линия боевого соприкосновения на участке 7 гв. А к 18.00 6.5.45 г. – Иванчице, Мо. Бранице, Немчице, Смолин, иск. Погоржелице, 2 км. зам. Пржиоице, иск. Нов. Весь, иск. Пасоглавки, Коленфур, иск. Новоседлы, иск. Зидель, Унтерндорф.

7.5.45 г. 7 гв. А переходит в решительное наступление в общем направлении Зноймо, Мор. Будеевице, Йиглава.

К исходу 9.5.45 г. выходит на рубеж Намешть, Зноймо.

Артподготовка – 7.25—8.15. Атака – 8.15.

На участке Погоржелице – Пасоглавки в первую половину дня 7.5.45 г. в прорыв будет введена 6 гв. ТА. [195]

17 ВА частью сил поддерживает действия 5 ВА.

Приказываю:

1. 3 гв. шак штурмовыми ударами по очагам сопротивления, артиллерии и танкам протитика в Ласатице на Шимоержице, Фришова, Грушованы – содействовать войскам 7 гв. А в прорыве обороны протитика, выходу к исходу дня на рубеж Малешовице, Щумице, Иржице, Литобратржице, Дрноголец.

С вводом в прорыв 7 гв.ТА одной шад поддерживать ее действия на направлении Зноймэ.

Управление ША командиру корпуса вести с НП 7 гв. А, имея командира дивизии на НП 6 гв. ТА.

Напряжение для ИЛ-2—300 самолетовылетов.

2. 5 ШАВК штурмовыми ударами по узлам сопротивления, штабам и танкам противника в районе Власатице, Нашимбержице, Фришова, Грушованы – содействовать войскам 7 гв. А в прорыве обороны противника и выполнении задач дня.

Управление ША командиру корпуса вести с НП 7 гв. А.

Напряжение для ИЛ-2—240 самолетовылетов.

3. В целях четкой организации управления ША, командирам 3 гв. шак и 5 шак боевые действия вести по установленному мною графику.

4. 218 бад в период 8.25— 8.35 двумя группами по 36 А-20-Ж нанести сосредоточений бомбардировочный удар по узлам сопротивления и войскам противника, одной группой – Мор-Крумлов, второй – Мирослав. [196]

Повторная готовность – 12.00.

Обеспечение действий бомбардировщиков истребителями 3 гв. иак.

Напряжение за день – 145 самолетовылетов.

5 гв. иак – с рассветом прикрыть главную группировку войск 7 гв. А и переправы 6 гв. ТА в районе Погоржелице, Коленфур, Попице. Отдельными патрулями продолжать прикрытие войск 1 гв. КМГ в районе боевых действий. Непосредственным сопровождением обеспечить действия бомбардировочных групп 218 бад.

Управление иа командиру корпуса вести с НП 7 гв. А. Командирам дивизий – с НП 7 гв. ТА и 1 гв. КМГ.

Всем истребителям после выполнения прямой задачи штурмовать войска противника.

Напряжение – 400 самолетовылетов, из них в интересах 1 гв. КМГ – 40 самолетовылетов.

6. Соединениям вести активную разведку перед фронтом и на флангах 7 гв. А, имея задачу вскрыть перегруппировку противника и подход резервов.

7. Иметь в виду действия 17 ВА, выполняющей задачи:

– бомбардировщикам в период 8.15—8.25 – наносить удары по Зноймо.

– штурмовикам с 8.15 обрабатывает войска, штабы и технику противника в полосе справа Мор. Крумлов, Мирослав, Градак, слева – Могелно, Медлице, Знойно. [197]

8. 312 НЛБАД в ночь на 7.5.45 г. – вести разведку с попутным бомбардированием войск противника в пунктах Простеев, Знойно и дороги на восток до Лезовице.

Напряжение – 30 самолетовылетов.

9. 218 бад – вести ночную разведку с попутным бомбометанием войск противника по дорогам Оломуц, Мюглиц, Цвиттау, Здирец, Йилгава, Зноймо.

Напряжение – 3 самолетовылета.

10. Мой КП с 6.00 7.5.45 г. на НП 7 гв. А – высота 231 (4 км сев.-зап. Дол. Дунаевице).

Получение и ясность подтвердить.

Об отданных распоряжениях донести».

Наступление войск 7 гв. А 7.5.45 г. началось точно в назначенное время. Ровно в 08.15 закончилась мощная 40-минутная артиллерийская подготовка и началась атака переднего края обороны противника.

К рассвету 7.5.45 г. была закончена вся организация управления авиацией на поле боя, и в 6.00 на свой КП прибыл Командующий Воздушной Армией. Одновременно сюдща прибыл Маршал аваации тов. Ворожейкин.

Действия нашей авиации начались согласно план-графика массированными ударами штурмовой и бомбардфовочной авиации по узлам и опорным пунктам противника, по живой силе и технике, оборонительным сооружение, траншеям, артминбатареям противника. [198]

Истребительная авиация, усиленным патрулированием начала прикрытие района сосредоточения 6 гв. ТА и боевых порядков 7 гв. А, а также сопровождала бомбардировщиков 218 бад.

Воздействие по противнику крупными авиационными силами всех видов авиации не прекращалось в течение всего дня, причем, эти удары наносились только на главном направлении, только на узком участке прорыва обороны противника как по фонту, так и в глубину.

Штурмовая, истребительная и даже бомбардировочная авиация производили свои уничтожающие удары по противнику, главным образом, по об’ектам, расположенным непосредственно на переднем крае. Управление же всеми видами авиации осуществлялось в воздухе с КП Командующего ВА, что являлось дальнейшим шагом в деле совершенствования управления авиацией на поле боя.

Конкретные боевые задачи и напряжение на первый день операции для каждого вида авиации и каждого соединения были определены планом-графиком, но, ввиду упорного сопротивления противника особенно в первой половине дня, это напряжение было значительно увеличено.

Боевое использование отдельных видов авиации в этой последней операции войск 2 УФ на советско-германском фонте, ее тактическое применение и управление на поле боя осуществлялось исходя из сложившейся боевой обстановки на земле, с учетом богатого опыт, накопленного Воздушной Армией в ходе Великой Отечественной войны. [199]

Так, штурмовики, являясь главной ударной силой авиации в тактической зоне обороны противника, а также эффективным средством ведения ближней разведки, действовали группами по 6–8–12–14 самолетов. Основными целями для нее были скопление автомашин, пехоты, танков противника в населенных пунктах и в движении по дорогам, артиллерия на ОП, пехота в блиндажах и траншеях. Штурмовики наносили сосредоточение и непрерывные удары по узлам сопротивления и огневым точкам противника.

Штурмовыми и бомбардировочными действиями нашей авиации взламывалась оборона противника, разрушались его опорные пункты и уничтожалась живая сила и техника врага. Там, где противник оказывал упорное сопротивление и препятствовал продвижению, на помощь немедленно приходили штурмовики и расчищали путь наземным войскам.

Только за один день 7 мая самолеты ИЛ-2 совершили 577 боевых вылетов.

Именно потому, что противник был обескровлен еще в предыдущих боях, притока больших резервов к месту прорыва ожидать не приходилось. В этой обстановке почти все напряжение нашей авиации было направлено на удары по переднему краю противника, уничтожение очагов его сопротивления на поле боя непосредственно.

187 гв. шап с утра 7.5.45 г. имел задачу – группами 12—9 ИЛ-2 подавлять арт.мин.батареи и уничтожать живую силу противника перед наступающими частями 7 гв.А. [200]

Командир полка в присутствии всего летного состава поставил командиру аэ задачу: нанести бомбово-штурмовой удар по опорному пункту Бранишовице.

В 7.45 группа взлетела на штурмовку врага. Подходя к линии фонта, ведущий группы связался по радио с ПУША командира корпуса, доложил ему свою задачу и, получив подтверждение, ринулся на противника.

Летчики группы нанесли штурмовой удар по танкам, арт.мин.батареям и скоплению автомашин в Бранишвице, пушечно-пулеметным огнем с индивидуальным прицеливанием расстреливали живую силу и технику противника.

За отличные действия на поле боя Командующий 7 гв.А об’явил благодарность всей группе.

7.5.45 г. группе 10 ИЛ-2 190 шап под командованием майора Железных, была поставлена задача: уничтожать танки, артиллерию и пехоту противника в районе Нашимбернице, Ниржице, задрживащих настугшение наших войск.

В 8.00 группа штурмовиков вылетела для выполнения поставленной задачи. Не долетая 10—15 км до линии фонта, ведущий группы по рации связался с ПУША командира 3 шак, который перенацелил группу на уничтожение оживших артбатарей, не подавленных огнем нашей артиллерии в период артподготовки.

Для внезапности удара ведущий группы произвел первый заход со стороны солнца. В результате действий штурмовиков был подавлен огонь до 2 батарей ПА, рассеяно и частично уничтожено до 40 солдат противника, а наземные войска, получив поддержку штурмовиков, успешно продвинулись вперед. [201]

Отличную работу группы наблюдал Командующий 7 гв. А, который об’явил благодарность всем летчикам – штурмовикам и истребителям указанной группы.

Противник, не выдержав мощного напора нашей пехоты и непрерывных ударов авиации, во второй половине дня 7.5. на отдельных участках начал медленно отходить. Но отход противника был обнаружен воздушной разведкой и штурмовая авиация нанесла удар по отходяцему противнику, одновременно продолжая расчищать путь наступающим войскам.

Таким образом, в результате правильной организации взаимодействия и оперативного управления авиацией на поле боя стало возможным наносить удары авиацией немедленно после выявления цели и заявки командования наземных войск.

Все это дало возможность 5 Воздушной Армии в течение 7 мая 1945 года осуществить такое боевое напряжение, которого не было за все время ведения боевых действий на советско-германском фронте, т.е. с 1942 года.

На выполнение поставленных боевых задач 7.5.45 г. части 5 ВА произвели 1588 боевых самолетовылетов с налетом 1756 часов 28 минут. В этот день летало:

183 самолета ИЛ-2–577 самолетовылетов с налетом 646 часов 47 минут,

153 ЯК – 404 самолетовылета с налетом 355 час. 40 мин, 110 самолетов ЛА-5–327 самолетовылетов с налетом 325 часов. [202]

64 самолета А-20-Ж – 241 самолетовылет с налетом 350 часов 38 минут,

21 самолет ПО-2–33 самолетовылета с налетом 68 часов 45 минут.

6 самолетов ПЕ-2–6 самолетовылетов с налетом 3 час. 39 мин.

Произведено самолетовылетов по задачам:

– на штурмовку – 575

– на сопровождение – 545

– на бомбометание – 269

– на прикрытие войск – 148

– на разведку – 41

– на охоту – 8

– на перехват – 2.

Сброшено 24000 листовок.

76 ФАБ-250, 2559 ФАБ-110, 665 ФАВ-50, 55 ДАБ-110, 123 АО-50, 1096 АО-50–200, 176 АО-35, 902 АО-25, 32 АО-20, 223 АО-10, 92 АО-8, 6601 АО-2,5, 14920 ПТАБ, 1174 РС-82, 482 АЖ-2, 3 ФОТАБ-35, 5 САБ-15, 34 САБ-3, 91 ОКБ-16, 71131 ВЯ, 10523 ШВАК, 11960 ВС, 6345 К-Бр, 111480 ШКАС.

Боевыми действиями уничтожено: 20 танков, 26 бронетранспортеров, 566 автомашин, 7 вагонов, 1 бензоцистерна, 2 орудия ПА, 173 повозки, взорвано 3 склада боеприпасов, разрушено 705 зданий, 3 моста, вызвано 11 взрывов и 281 очаг пожара, подавлен огонь одной батареи ПА, 3 батарей ЗА, 8 минбатарей отмечено 21 попадание в здания, уничтожено 1230 солдат и офицеров противника. [203]

О полном господстве нашей авиации в воздухе свидетельствует тот факт, что в течение всего дня ни один самолет противника не посмел появиться над полем боя и поэтому воздушных боев с ними не было.

Наши потери: 1 ИЛ-2, подбитый огнем ЗА, во время посадки разбит.

В последующие дни 8.5.45 г. штурмовая авиация вместе с остальными видами авиации продолжала оказывать значительное содействие войскам 7 гв. А, которые в 5.30 8 мая были введены в прорыв.

В последней наступательной операции 2 УФ максимально использовалась и бомбардировочная авиация. Действия бомбардировщиков были очень эффективными, так как они проводились на глазах наземных войск, в непосредственной близости от них и по об’ектам противника, которые (непосредственной близости от и) препятствовали их продвижению. Результаты бомбардировочных ударов немедленно использовались наземными войсками в свзих интересах.

Характерным в этом отношении является удар по опорному пункту Дрноголец. [204] 7.5.45 г. днем войска 7 гв. А, осуществляя прорыв обороны противника на участке Дрнголец, Погоржелице, натолкнулись на ожесточенное сопротивление противника в пункте Дрноглец, расположенном на реке Дыйе и превращенном в опорный пункт. Наши войска форсировали р. Дыйе севернее и южнее этого пункта, полуокружили его и завязали упорные бои. Противник, придавая особое значение этому пункту, продолжал оказывать упорное сопротивление своей артиллерией и другими огневыми средствами. Дрнголец (находился всего в 4 км от КП Командующего фонтом) стал серьезным препятствием продвижению наших войск на этом участке прорыва обороны противника.

Командующий фронтом приказал войскам 7 гв. А к концу дня овладеть Дрнгольцем.

Командующий 5 ВА принял решение нанести бомбардировочный удар 3—4 девятками по пункту Дрнаголец в период 15.30—15.35, район цели прикрыть к этому времени нарядом истребителей из 12 ЛА-5, 7, которым через 3—5 минут после бомбардировочного удара штурмовать цель бомбами и пушечно-пулеметным огнем.

Штурмовка этого пункта истребителями сразу после бомбардировочного удара преследовала цель добить противника, который после удара попытается сразу «поднять голову» – вылесть из укрытий.

Ввиду того, что цель находилась в непосредственной близости от переднего края, – в 400—500 метрах, и хорошо просматривалась с КП Командующего ВА, было решено отобрать лучших летчиков и штурманов и по командам с КП Командующего нанести удар по опорному пункту врага, уничтожить его. [205]

Командир 218 бад эту задачу поставил командиру 453 бап подполковнику Афанасьеву. Времени на подготовку к вылету было очень мало, но, благодаря хорошо проведенной подготовке экипажей к вылету, все элементы полета были выполнены. Особое внимание ведущих групп было обращено на точность выхода на цель.

Задача выполнялась группой в три девятки. Ведущими были: 1-ой девятки – командир 453 бап подполковник Прокофьев, штурман ап майор Каминский, 2-ой девятки – командир аэ майор Передирий, штурман лейтенант Глазков, 3-ей девятки – командир аэ майор Лысенко, штурман нач. ВВС полка лейтенант Тарасов.

В 15.28—15.29 три девятки под общим командованием подполковника Прокофьева с горизонтального полета с высоты 1000—1300 метров бомбардировали Дрнголец.

Выполнение поставленной задачи и сам удар для всего летного состава и особенно для ведущих групп представлял большую сложность, так как с востока наши войска от войск противника разделялись рекой шириной в 20 м, а с севера наши войска находились от пункта Дрнголец всего в 500 м.

Создавшееся положение позволяло производить заход на цель только с северной стороны. Но такая обстановка летному составу была известна еще тогда, когда он находился на аэродроме. За время полета к цели при имеющихся тогда темпах наступления обстановка могла измениться и наши войска могли занять Дрнголец. [206]

Ведущему группы подполковнику Прокофьеву требовалось решить 2 ответственные задачи: во-первых, точно установить находится ли противник в пункте Дрноголец, и, во-вторых, при непосредственной близости наших войск точно накрыть цель. Малейшаее отклонение бомб могло поразить свои войска.

Подполковник Прокофьев со своей группой выполнил поставленную задачу точно. В заданное время вышел на точку встречи с истребителями прикрытия и установил с ними отличную двухстороннюю радиосвязь, а затем установил радиосвязь с КП Командующего 5 ВА. Там в это время присутствовал Маршал авиации Ворожейкин.

Прокофьев запросил у Командующего разрешения произвести первый заход с целью просмотра цели и определения положения своих войск. Получив разрешение, группа прошла над целью, обстановка была уточнена. Теперь осталось решить наиболее ответственную часть боевой задачи – точно поразить цель, не причинив вреда своим, близко находящимся от цели, войскам.

Бомбардировочный удар был произвзден точно по заданной цели. Задача выполнена отлично. В расположении врага были отмечены и сфотографированы сотни разрывов бомб, ни одна из них не упала вне цели.

Через короткое цэемя после удара опорный пункт Дрноголец был занят нашими войсками. [207]

По данным дешифрования фотоснимков этим ударом бомбардировщиков было уничтожено и повреждено до 94 автомашин, разрушено и повреждено до 103 зданий, вызвано 68 очагов пожара, взорван один склад с боеприпасами.

Присутствующий на КП Командующего 5 ВА Маршал авиации тов. Ворожейкин дал отличную оценку выполнения поставленной задачи и об’явил благодарность всему летному составу.

Боевое напряжение, как указывалось выше, в течение 7.5.45 г. было большим для всей 218 бад, поэтому очень важным элементом была организация подготовки к повторным вылетам.

После первого вылета весь оставшийся личный состав на земле был предупрежден о повторном боевом вылете, при этом особое внимание обращалось на минимальную затрату времени на заправку самолетов горючим и подвеску бомб.

К моменту прилета полков на аэродромы после первого вылата, уже была получена вторая боевая задача с указанием цели и времени удара. Для подготовки самолетов к повторному вылету были мобилизованы все офицеры, в том числе и офицеры штабов, причем, каждый из них отвечал за определенный об’ект работы. Зам. начальника штаба полка по оперативной части производил сбор и передачу боевых донесений, ад'ютанты аэ и начальники спецслужб обеспечивали заправку самолетов горючим и боеприпасами, начальники штабов с командирами полков ставили задачу командирам эскадрилий. [208]

Несмотря на отсутствие до 30—40% специалистов по вооружению (находились в нарядах и командировках), подвеска бомб в аэ происходила за 30—35 минут, а на отдельных самолетах –15—20 минут. Эти минимальные сроки были достигнуты благодаря тому, что предварительно за каждым специалистом были закреплеш постоянные участки работы по самолетам и вся необходимая подготовительная работа по подготовке боеприпасов производилась еще до прилета самолетов. Личный состав на руках, без лебедок, подносил бомбы к самолетам и подвешивал их на замки, что значительно ускоряло подготовку к повторному вылету.

Таким образом, бомбардировочная авиация 5 ВА в последней наступательной операции войск 2 УФ осуществила наибольшее за все время Великой Отечественной войны боевое напряжение, использовалась по объектам переднего края и управлялась непосредственно над полем боя с КП Командующего ВА.

9.5.45 г. бомбардировочными действиями также управляли с КП Командующего, хотя цели были более удалены от переднего края.

Истребительная авиация, являясь основным видом авиации для борьбы за господство в воздухе и за удержание этого господства, в мае 1945 года выполняла не только эти задачи.

Разгром авиации противника в предыдущих операциях 2 УФ и общее катастрофическое положение Германии привело к тому, что авиация противника в мае фактически никакой активности не проявляла и никакого противодействия его истребительная авиация не проявляла. [209]

Поэтому наша истребительная авиация в мае 1945 г., как правило, использовалась для штурмовых и бомбардировочных целей, с одновременным прикрытием основных районов сосредоточения и боевых порядков наших войск.

Боевые действия но прикрытию наземных войск велись прежними методами. Но 7.5,45 г., в первый день операции, примерно, в середине дня стало ясно, что противник потерял способность активно противодействовать своей авиацией нашему наступлению. Поэтому в 13.00 Командующий 5 ВА отдал приказ командиру истребительного корпуса – сократить прикрытие наземных войск до одной пары истребителей. Все вылеты на истребителях производились только с бомбами. Всем истребителям, вылетающим на разведку, сопровождение, прикрытие, свободную охоту, обязательно ставилась задача штурмовыми и бомбардировочным действиями уничтожать противника на земле.

Бомбардировочные действия производились самолетами ЛА-5 и ЛА-7, группам 2—4—8—10 истребителей.

Штурмовые действия производились парами истребителей и одиночно, попутно с выполнением других боевых задач, а также в комплексе с бомбардировочными действиями. Штурмовка производилась с высот 2000—200 метров, с углом пикирования 50— 60 градусов и с планирования под углом 30—15 градусов.

При отсутствии противодействия со стороны истребителей и ЗА противника при выполнении бомбардировано-штурмовых ударов на цель производилось до шести заходов. [210]

Основными целями для штурмовых действий являлись автоколонны и отдельные автомашины в движении, ж.д. эшелоны на пути и скопления живой силы противника.

Об эффективности боевой деятельности истребительной авиации говорят боевые характеристики, данные частям и соединениям 5 ВА командованием наземных войск. Вот одна из них.

«Боевая характеристика.

14 гв. иад по прикрытию боевых действий 1 гв. КМГ за период с 5.10.44 г. по 10.5.45 г.

Боевая деятельность 14 гв. иад в прикрытии действий 1 гв. КМГ в операции:

а) Дебрецен – Ньиредхаза, б) Орадеа-Маре, в) Хатванская, г) Будапештская, д) Братиславо-Венская, е) Пражская, показала себя сколоченной, грамотной боевой единицей, способной выполнять самые сложные задания по боевому обеспечению войск. Напряженная, непрерывная, добросовестная патрульная служба групп истребителей, организованная и руководимая с передового наблюдательного пункта 1 гв. КМГ командиром 14 гв. иад гв. полковником Юдаковым в течение всего светлого времени суток, позволяла войскам 1 гв. КМГ свободу действий даже в районах наиболее вероятных для налета авиации противника. [211]

Смелые и решительные действия летного состава, несущих службу прикрытия, успешно срывали замыслы воздушных налетов противника при овладении крупными городами Дебрецен, Ньиредьхаза, Орадеа-Маре, Ясберень, Дьендьеш, Хатван, Балашшадьярмат, Нот Замки, Трнава, Права и форсирования крупных водных преград, рек Грон, Нитра, Ваг, Морава.

Неоднократные попытки противника бомбить боевые порядки на переправах, в местах сосредоточения, на маршах и в районах дефиле срывались активными действиями истребительной авиации 14 гв. иад.

Летный состав дивизии, горя желанием в поддержании действий наземных войск, не считаясь с перегрузкой в работе, прикрывал боевые порядщки КМГ в течение светлого времени до полной темноты и даже в нелетных условиях погоды. При возможности, летный состав часто принимал участие в разгроме наземных целей противника.

За отличную работу в проведенных операциях мною лично командиру 14 гв. иад гв. полковнику Юдакову и всему личному составу четыре раза об’явлена благодарность.

п.п. Командующий 1 гв. КМГ гв. генерал-лейтенант – Плиев

п.п. Начальник штаба группы – генерал-майор — Пичугин.»

Разведывательная авиация в мае действовала согласно планов разведки и боевых распоряжений 5 ВА, производила воздушную разведку с попутным фотографированием войск противника. Этим способствовала успешным бомбовым действиям авиации 5 ВА и наземным войскам 2 УФ. [212]

Наряду с выполнением боевых задач перед 5 ВА была поставлена задача по фотографированию территории Чехословакии и Венгрии в границах Дьер, Естергом, Лучинец, Новы Тарг, Простеев.

Организация выполнения боевых задач разведывательной авиацией была такой же, как и в предыдущий операциях. Благодаря отсутствию активности ИА противника эффективность боевых полетов нашей авиации была очень высокой.

А война приближалась к концу. Не выдержав мощных комбинированных ударов всех фронтов Красной Армии, и, видя всю безнадежность дальнейшего сопротивления. Верховное командование Германских Вооруженных Сил 8 мая 1945 года подписало акт о безоговорочной капитуляции своих Вооруженных Сил и отдало приказ о прекращении военных действий, с 23.01 по центрально-европейскому времени.

Однако, войска 53 Армии 2 УФ 9.5.45 года, при поддержке 5 ВА продолжали с боями наступать на Пражском направлении, там группировка немцев под командованием генерал-фельдмаршала Шернера оказывала упорное сопротивление и отказывалась капитулировать.

В связи с этим Командующий 2 УФ приказал войскам 53 А и 1 гв. КМГ во взаимодействии с 5 ВА 9.5.45 г. в 8.10 перейти в решительное наступление с целью окончательного разгрома и уничтожения противника. [213]

Командующий Воздушной Армией 8 мая отдал свой последний в Великую Отечественную войну приказ на боевые действия.

9 мая 1945 года, в последний день войны, соединения и части ВА нанесли по врагу завершающий решительный удар. Однако, последние силы врага уже иссякли. Бросая технику и оружие, немцы начали бежать с поля боя, сдаваться в плен.

В ночь на 9 мая танковые армии 1 УФ совершили стремительный 80-километровый марш. В 2 часа 30 минут утра 9 мая танкисты прорвались к Праге. Ошеломленные внезапным ударом, гитлеровцы складывали оружие.

В этот же день действия авиации противника на участке 2 УФ прекратились и авиация 5 ВА прекратила боевые вылеты 9 мая в 14.50, за исключением разведывательной, которая закончила боевые действия на советско-германском фонте к исходу 10 мая 1945 года.

На 10.5.45 г., в последний день своих боевых действий на советско-германском фонте, 5 Воздушная Армия базировалась:

– штаб 5 ВА – ЦИФЕР,
– штаб тыла 5 ВА – Трнава

3 гв. штурмовой авиационный корпус:
– управления – Обер Зульц (30 км сев.-вост. Вена),

7 гв.штурмовая авиационная дивизия:
Штаб – Хохенау
– 130 гв. шап – Рабенсбург [213]
– 132 гв. шап – Асперн,
– 131 гв. шап – Рингельсдорф.

12 гв. штурмовая авиационная дивизия:
– штаб – Герасдорф
– 187 гв. шап – Гтрассхоф
– 188 гв. шап – Зайринг
– 190 гв. шап – Зайринг

279 истребительная ашационная дивизия
– штаб – Зайринг
– 92 иап – Рингельсдорф
– 192 иап – Штрассхоф
– 426 иап – Зайринг

5 штурмовой авиационный корцус:
– управление – Ковалев

4 гв. штурмовая авиационная дивизия
– штаб – Копчани
– 90 гв. шап – Копчани
– 91 гв. шап – Годонин
– 92 гв. шап – Годонин

264 штурмовая авиационная дивизия:
– штаб – Сеница
– 235 шап – Сеница
– 451 шап – Чачов
– 809 шап – Чачов

331 истребительная авиационная дивизия: [214]
– Штаб – Лужице
– 122 иап – Копчани
– 179 иап – Подонин
– 513 иап – Сеница

3 гв. истребительный авиационный корпус:
– управление – Леднице

6 гв. истребительная авиационная дививия:
– штаб – Подивин
– 31 гв. иап – Кобили
– 73 гв. иап – ГУстопече
– 85 гв. иап – Новый Двур.

13 гв. истребительная авиационная дивизия:
– штаб – Валтице
– 149 гв. иап – Райнталь
– 150 г в. иап – Райнталь
– 151 гв. иап – Пернек

14 гв. истребительная авиационная дивизия:
– штаб – Уйезд
– 177 гв. иап – Брно
– 178 гв. иап – Туржаны
– 179 гв. иап – Мониц

218 бомбардировочная авиационная дившия:
– штаб – Вел. Диосег
– 48 бап – Сарваш
– 452 бап – Сарваш [215]
– 453 бап – Кощунта

312 ночная легко-бомбардировочная авиадивизия:
– штаб – Тешаны
– 392 НЛБАП – Кобыльнице
– 930 НЛБАП – Унковице
– 992 НЛБАП – Розаржин

511 отд. разведывательный авиаполк – штаб Вайнори.

207 отдельный корректировочно-разведывательный авиаполк – штаб Брно.

Парк боевых самолетов 5 Воздушной Армии на 10.5.1945 года. т.е. после завершения боевых действий на советско-германском фронте составлял:

Всего 985 боевых самолетов, из них:

бомбардировщиков
исправных – 74
неисправных – 6

штурмовиков
исправных – 197
неисправных – 69

истребителей
исправных – 403
неисправных – 78

легких бомбардировщиков
исправных – 114
неисправных – 1

разведчиков
исправных – 20
неисправных – 4

корректировщиков
исправных – 18
неисправных – 0

Итого
исправных – 826
неисправных – 159

Увеличение парка боевых самолетов Армии в течение первой декады мая 1945 года шло за счет нового пополнения из отечественной промышленности. [217]

Боевой состав и аэродромная сеть Воздушной Армии в мае, в последней, завершающей операции войск 2 Украинског фонта так же, как и в предщущих боевых операциях полностью обеспечили выполнение поставленных боевых задач Воздушной Армии.

В решающих боях и сражениях 1944—1945 г.г. по окончательному разгрому немецко–фашистских захватчиков вся деятельность командиров, политических органов соединений, партийных и комсомольских организаций была направлена на успешное выполнение боевых задач, на воспитание у личного состава любви к Родине, жгучей ненависти к врагам Родины, уверенности в окончательной победе над врагом.

Сложность в организации партийно–политической работы и ее руководстве со стороны политического отдела армии, политотделов корпусов, да, отчасти и дивязий в период наступательных операций 1944—1945 г.г. состояла в том, что части и соединения ВА были разбросаны на большой территории, непрерывно перемещались, меняя дислокацию.

Несмотря на все эти трудности, партийно–политическая работа в этот период поднялась на новую ступень в своем развитии, обогатилось ее содержание, усовершенствовались формы.

Командиры, политорганы, партийные и комсомольские организации приобрели богатый опыт организации партийной работы, политического и воинского воспитания коммунистов, комсомольцев и всего личного состава. [218]