Боцан Анатолий Иванович

Никаноров Андрей Харитонович

Новиков

Юриков

В тыл врага
// Красный балтийский флот. 28.06.1941

(рассказ летчика Андрея Никанорова)

Огромное поле аэродрома окутано облаками пыли. Скоростные бомбардировщики, забрав в свои вместительные люки смертоносные снаряды, отправляются в тыл врага. Задание – разбомбить, уничтожить вражеский аэродром. Вот что рассказал об очередном вылете в тыл врага балтийский летчик Андрей Никаноров:

– Давно завидовал я своим товарищам. Понимаете, они и белофиннов уничтожали, кое-кто на Хасана побывал. А мне так и не пришлось принять «крещение» в этих боях. Просто обидно. А тут началась война с немецкими стервятниками. И опять мне не пришлось в первый день вылететь. Теперь представьте ту радость, какая охватила меня, когда сообщили, что я должен вылететь на боевое задание. Первое боевое задание, вы донимаете? Даже дух захватило при получении задания. Значит, приказано вылететь. Со штурманом уточняем отдельные детали предстоящего рейса, договариваемся о сигналах. Кажется, все ясно. О подготовке материальной части и говорить не приходится, потому, что она всегда в отличном состоянии. То-есть мотор работает прекрасно, бомбы подвешены по всем правилам. Все это труды техника Новикова и оружейника Юрикова. Перед взлетом техник самолета Новиков ввертывает взрыватели бомб. Рядом стоит штурман Боцан. Злой штурман. Ведь отлично знает, что Новиков сделает все превосходно, а все-таки наблюдает за работой. Вдруг какая-нибудь ошибка будет. Но как я всегда, Новиков все делает проворно и точно.

Наконец, все готово. Нагруженные до отказа ворошиловскими «гостинцами», машины поднимаются с аэродрома. Мы собираемся вместе и железным строем идем по курсу. Величественное зрелище – наш строй Идем, словно на парад. Только вид строже. А в голове только одна мысль: уничтожить проклятого врага, не пустить его на нашу советскую землю. В груди клокочет ненависть к озверелым фашистам.

К нам подстраивается еще группа самолетов, вылетевших с соседнего аэродрома. Машин много. Пять, десять, пятнадцать, двадцать пять... Какая сокрушительная сила летит на территорию противника!

Летим над заливом на большой высоте. Удар должен быть внезапным. Этому замыслу как нельзя лучше способствует погода. Внизу небольшая дымка. Вот и территория противника. Тут и там видны речушки, болота, белеют дома. Все это мы оставляем без внимания. Нам нужен вражеский аэродром. Он близко. Идем на снижение. Приглушаем моторы. Делаем маневр. Он оказался удачным. У самой цели сделали энергичный разворот и легли на боевой курс. Группы разделились, расстояние между ними стало больше. Держать боевой курс – это не такое уж легкое дело. Особенно когда летишь с таким штурманом, как орденоносец Боцан. Тут надо делать все исключительно точно, не меняя ни высоты, ни скорости, ни направления. Иначе бомбежка будет бесцельной. У Боцана наступили жаркие секунды. Его не узнать. Он весь как-то собрался, взгляд стал еще строже и злей. Все знают, что Боцан не любит сбрасывать бесцельно ни одной бомбы. Раз бомба сброшена – она должна попасть в цель – вот девиз Боцана.

В это время моя задача – умри, но выдержи прямую. Сделаешь так – успех бомбометания обеспечен. Мне не видно цели. Она закрыта плоскостями моего самолета. Весь успех зависит теперь от штурмана. Хотя я и не вижу цели, но чувствую, что она внизу. Там на земле раскинулся большой аэродром противника. Здесь расположены склады горючего, помещения для команд, ангары, зенитные точки, на стартовых дорожках, закрытые белыми тентами, стоят вражеские самолеты. Их много. Часть из них совсем не замаскирована.

Подошли к линии заданного угла прицеливания. Боцан нажимает на кнопку. Из люка один за другим летят смертоносные снаряды. Получайте, стервятники, наши советские гостинцы! Трудно представить, что в эти секунды творилось на аэродроме. В воздух взлетели ангары, самолеты, осколки всевозможного оборудования. Эту же участь разделили и фашисты.

– Вот накрыли, так накрыли, – проговорил с улыбкой злой до этого Боцан.

И в самом деле, вместо хорошо оборудованного аэродрома получилась невероятная свалка. Фашисты не ждали такого раннего визита наших самолетов и мирно спали. Мы не нарушили их сон. Отныне они будут спать вечно...

Враг на этот раз оказался не в меру гостеприимным. Обычно он встречал наших летчиков интенсивным зенитным огнем, когда те сбрасывали бомбы. Мы же спокойно сбросили бомбы и произвели фотографирование. Когда задание было выполнено, заскулили вражеские зенитки. Они вели беспорядочный огонь по последней группе наших самолетов. Нам даже стало смешно, глядя на их беспомощность.

Пытался было подлететь к нам и фашистский истребитель. Да где тут. Как увидел нашу армаду грозных машин, как посмотрел на наших соколов – под хвостом стало мокро. Наши стрелки-радисты дали по нему несколько очередей, и тот повернул обратно.

Ну, а мы благополучно вернулись на базу. И стали вновь готовиться к очередному боевому вылету.