Наумов Павел Иванович

Савинов

Титоренко Дмитрий Степанович

Бендицкий Лев Абрамович (автор)

Захватов Евгений Андреевич (автор)

* * *

Принадлежность:

19 иап

Сержант Е. Захватов 

Член партии летчик Титоренко
// Ленинградская правда. 8.07.1941


Лейтенанта Титоренко в эскадрилье капитана Наумова знают как расчетливого бесстрашного летчика. Эта репутация укрепилась за ним в дни боев с белофиннами зимой 1939/40 г. Дмитрий Титоренко беспощадно уничтожал врага, мужественно сражался с воздушными пиратами, подавлял вражеские огневые точки. Советское правительство по заслугам оценило подвиги летчика Титоренко, наградив его орденом «Красное Знамя».

Когда фашистские варвары двинулись на Советский Союз и пришло время вновь скрестить оружие с врагами нашей родины, одним из первых вылетел охранять город Ленина с воздуха летчик-истребитель Дмитрий Титоренко. Началась напряженная боевая работа.

Недавно в эскадрилье было партийное собрание. У боевых машин, на хорошо замаскированной площадке собрались коммунисты.

Титоренко принимали в партию. Один из коммунистов спросил, кто рекомендует Титоренко. Ответил парторг, младший воентехник тов. Савинов:

– Лучшая рекомендация Титоренко – его боевая работа.

В члены партии приняли его единогласно. Взволнованный, гордый оказанным ему доверием, стоял он в кругу своих боевых товарищей.

– Теперь я – член партии, – сказал он. – Понимаю так: «долбать» врага беспощадно, бить его до полного уничтожения...

* * *

Это случилось на другой день, после того как партийная комиссия утвердила Титоренко членом партии.

С командного пункта в эскадрилью сообщили, что на Ленинград летит фашистский бомбардировщик.

Через минуту скоростной истребитель лейтенанта Титоренко стремительно взмыл в воздух. Взлетая, Титоренко заметил, как из облаков, повисших над аэродромом, на миг вынырнул силуэт вражеского самолета и тотчас же опять скрылся.

Истребитель с громадной скоростью набирал высоту. Пробил облачность. Но где фашистский «Юнкерс»? Видимо, он укрылся в облаках.

В это время по радио передали сигнал: «Иди к пункту Ю». Едва Титоренко успел взять курс на Ю., как выше себя метров на 600 заметил стервятника. Ненавистная свастика-паук мелькнула в глазах у советского летчика. «Ага, вот ты где, гад!».

Напасть на врага нужно было обязательно врасплох, иначе, пользуясь преимуществом в высоте, «Юнкерс» попытался бы скрыться. Незаметно для врага истребитель проскользнул под бомбардировщиком и оказался на солнечной стороне. Теперь истребитель, скрывшийся в лучах солнца, стал незаметен для противника. Боевой разворот, – и Титоренко ринулся в атаку.

Вот в кольце прицела обозначился хвост вражеского бомбардировщика. В то же мгновение Титоренко нажал на гашетку. Огненный дождь трассирующих пуль забарабанил по огромному телу коршуна, прошивая его насквозь.

Только тогда фашистские летчики и заметили своего смелого противника. Стрелок-радист в бешеном исступлении завращал турелью с пулеметом. Враг сопротивлялся яростно. А Титоренко вновь и вновь повторял атаки. Временами, сближаясь до 20—25 метров, он обрушивал на пирата раскаленные струи пулеметных очередей. Из-под плоскости бомбардировщика тонкой ниткой заструился дымок.

Враг пустился наутек. На полном газу он стал пикировать в облака. – Не уйдешь, сволочь!

Титоренко перевел свою машину в пике, не переставая вести огонь. Теперь уже не струйки, а клубы дыма и языки пламени вырывались из горящего бомбардировщика. Вот он начинает падать отвесно. Самолет разваливается. Сначала отвалилась одна плоскость, затем – другая, переломился пополам фюзеляж. Все эти клочья стервятника с огромной скоростью понеслись вниз...

* * *

На земле товарищи поздравляли Титоренко с победой. И он ответил, отчеканивая каждое слово:

– Вчера меня утвердили членом партии.

Сержант Е. Захватов.
Действующая армия.