Герои публикации:

Белоусов

Гончаренко

Буров А. (автор)

Младший политрук А. Буров 

Мужество и самообладание
// На страже Родины. 03.07.1941

Когда самолет лейтенанта Белоусова уже выполнил задание и должен был возвращаться на свой аэродром, на него напало 6 фашистских истребителей. Три шли строем спереди и немного слева, четвертый – повыше звена, а два остальных держались несколько поодаль.

Истребители открыли сильный огонь. Белоусов ловко увернулся, нырнув в облака. Однако долго продолжаться эта неравная борьба не могла. Шесть против одного! Лейтенант Белоусов и штурман старший лейтенант Гончаренко сопротивлялись упорно. Но вот запылала плоскость самолета. Больше всего опасность угрожала штурману Гончаренко, и он принял единственно правильное решение – прыгать.

Секунд десять он падал, не раскрывая парашюта. Затем дернул кольцо. Тут только Гончаренко увидел, что его несет на вражескую территорию. Гончаренко начал гасить парашют, до боли в руках натягивая стропы.

Приземлился старший лейтенант Гончаренко в редком лесу. Несколько минут посидел, затем, перекинув через правую руку кожаный реглан и держа наготове пистолет, начал пробираться от дерева к дереву, от куста к кусту.

Вдруг сбоку раздался окрик:

– Стой!

Старший лейтенант машинально повернулся. В нескольких шагах от него стоял человек. В руке он держал пистолет, направленный в грудь Гончаренко.

– Руки вэрх!..

Штурман начал поднимать руки. Но в правой руке меж складками реглана блеснул ствол пистолета. Враг заметил это и выстрелил. В тот же миг два раза подряд спустил курок Гончаренко. Человек, только что на ломаном русском языке приказывавший старшему лейтенанту поднять руки, рухнул на землю.

Только теперь Гончаренко почувствовал боль в левой руке. Взглянул – идет кровь. Враг успел ранить штурмана. Гончаренко сделал себе перевязку и поднял лежавший на земле немецкий пистолет. В обойме было семь патронов. В карманах убитого нашлась запасная обойма.

Маскируясь, Гончаренко пошел в сторону передовых красноармейских частей. Отойдя немного, он увидел привязанную к дереву лошадь. На ней прискакал сюда враг, заметивший спускавшегося парашютиста. Штурман сел на лошадь и поскакал. Часа через три с половиной старший лейтенант увидел наших бойцов. Убедившись, что он – командир Красной Армии, пехотинцы накормили его и вместе с ранеными бойцами отправили в тыл.

Немного спустя Гончаренко был уже на станции. Он шел по перрону усталый, раненую руку поддерживала белая повязка. Издали кто-то позвал его. Гончаренко думал, что ослышался. Кто мог окликнуть его на незнакомой станции?

– Гончаренко!

Только теперь старший лейтенант увидел, кто зовет его.

– Белоусов!

Боевые друзья обнялись.

Белоусов был в летном комбинезоне, с повязкой на правой руке. Он вел горящий самолет еще 100 километров, а, приземляясь, слегка поранил руку.

На аэродроме летчика и штурмана встретили с трогательной теплотой. Друзья обрадовались их возвращению.

На все расспросы Гончаренко отшучивался:

– Все в порядке. Вот только сменю простреленную гимнастерку, и снова можно летать. Рана заживет в бою...

Младший политрук А. Буров.