Гуров Александр Петрович

Крюков Николай Васильевич

Муратбеков Хайрулла Шакирович

Чурюкин

Шевченко Василий Демидович

Перепелов Леонид Антонович (автор)

* * *

Принадлежность:

53 дбап

Младший политрук Л. Перепелов. 

Бомбардировщики летят на запад
// На страже Родины. 05.07.1941

Полевой аэродром Н-ской авиачасти расположен в отдалении от линии фронта. Сюда не доносятся грохот артиллерийской канонады, лязг и скрежет металла, не видно дыма и огня. Но здесь чувствуется та же боевая обстановка. Самолеты рассредоточены и замаскированы. В баках залит бензин, в люках подвешены бомбы. Заряжены пулеметы. Под широкими плоскостями боевых кораблей лежат летчики, штурманы, стрелки-радисты. Самолеты еще не уходили в воздух, а техники и мотористы уже готовятся к следующему полету.

Солнце клонится к горизонту. День меркнет, и в надвигающуюся мглу врезывается ярко-зеленая ракета.

– Вылет!

Аэродром оживает. С машин снимаются маскировочные средства, запускаются моторы, стрелки выпускают в вечернее небо короткие пулеметные очереди. Это – проба оружия.

Убирается последнее препятствие – колодки. Машины трогаются со стоянок, а через минуту одна за другой повисают в воздухе. Первую ведет капитан Крюков, вторую старший лейтенант Чурюкин.

Курс – на запад! Корабли набирают высоту, приближаются к нижней кромке облаков и летят под ней. Впереди открывается широкое водное пространство. Никаких ориентиров. Курс выдерживать трудно. Ведущий штурман капитан Мурадбеков полагается исключительно на приборы.

Цель находится слева. Машины делают разворот и с измененным курсом следуют к ней. На пути встает мощная облачность. Пелена тумана появляется сверху и снизу. Летчики ведут машины вверх, пробивают облачность и летят над ней.

На западе – багровые полосы заката. Неожиданно появился фашистский истребитель. Он думал, что с бомбардировщиков его не видно. Крадучись, сторонкой, он зашел самолетам в хвост. И тогда с ведомой машины хлынула огненная струя. Зоркий воздушный стрелок старшина Гуров вступил в поединок с «Мессершмиттом».

Немецкий летчик от неожиданности отвалил в сторону, но сразу же оправился и начал атаку, но на близкие дистанции подходить он не решался. Сделав три безрезультатных захода, «Мессершмитт» отошел от самолетов в сторону и помчался по направлению их полета.

– Ну, полетел предупредить, – подумал капитан Крюков.

И передал экипажам:

– Быть готовыми к отражению противника.

Стрелки и штурманы ответили:

– Готовы, товарищ командир.

Темнота сгущалась. Под ее покровом подошли к цели. Штурманы прильнули к прицелам. Капитан Мурадбеков, несмотря на большую высоту, быстро ориентировался и обнаружил об’ект бомбометания. Он был открыт, облака не затягивали его. Мурадбеков сказал Крюкову:

– Небольшой доворот влево.

Летчик точно выполнил заказ штурмана.

– Хорошо! Держать так, – сказал Мурадбеков Крюкову, и тот повел машину словно по линейке. Силуэт об’екта показался в прицеле. Когда создалось необходимое упреждение, штурман включил электросбрасыватель.

Бомбы вызвали взрыв огромной силы. И только тут спохватился противник. Заговорили зенитки. Бомбардировщики шли на большой высоте, а разрывы ложились значительно ниже. Наши бомбардировщики ушли невредимыми.

Снова море. Только теперь оно темнее. Самолеты идут на свою территорию, а стрелки попрежнему наблюдают за воздухом. До своего берега осталось полсотни километров. В это время младший сержант Шевченко доложил капитану Крюкову:

– Справа вижу самолет.

Это был вражеский разведчик. Он случайно встретил наши самолеты и решил незаметно следовать за ними. Фашист держался на почтительном расстоянии. Вести по нему огонь было беснолезно. Командир приказал:

– Выключить огни!

Самолеты погрузились в темноту. Разведчик скоро потерял их из виду.

Когда подходили к аэродрому, стояла глубокая ночь. Горючее было на исходе. Глубокий рейд в тыл врага продолжался несколько часов.

Младший политрук Л. Перепелов.