Терехин Николай Васильевич

Ставский Владимир Петрович (автор)

* * *

Принадлежность:

161 иап

Вл. Ставский 

Бесстрашный сын крылатого народа
// Правда. 08.07.1941

(От специального военного корреспондента «Правды»)

– По самолетам! – звучит команда.

Над посадочной площадкой взлетает, шипя, сигнальная ракета. Грозные истребители стремительно взмывают в воздух, ложатся на курс и исчезают вдали.

Погода пасмурная. Несутся низкие, рваные облака. Надо зорко смотреть и не прозевать жестокого и коварного врага. Командир эскадрилья старший лентенант Николай Терехин пристально наблюдает за воздухом.

Где-то поблизости идут бомбардировщики фашистов. Они летят бомбить цветущий город N. Они хотят сбросить смертоносный груз на жителей города, на женщин, на детей, на стариков. Нельзя пропустить немецкие бомбардировщики к городу N.

Эскадрилья Терехина рыщет в небесных просторах, она ищет врага, чтобы истребить его. И вот в серых глазах Терехина блеснула острая радость. Крепкая рука его легким движением качает самолет с крыла на крыло, подавая сигнал остальным. Старший лейтенант Терехин и его товарищи бросают свои послушные боевые машины на врага.

Пять «Хейнкелей, только что вынырнувших из облаков, видят неотвратимо грозную погоню и расплату. Старший лейтенант видит, как фашистский стрелок-радист, судорожно вертя маленькой черной головой, ведет по нему огонь из своих пулеметов. Терехин чувствует, что несколько пуль врага попали в его боевую машину. Но у него хватает выдержки, чтобы, несмотря на огонь врага, подойти на верную дистанцию к бомбардировщику и лишь тогда ударить по нему в упор. Наверняка! Терехин очень ясно видит озверелое, перекошенное злобой и ужасом лицо фашиста.

– Вот теперь пора! – решает Терехин.

Он крепко жмет гашетку своих пулеметов. Огненные мечи его трассирующих пуль хлещут по бомбардировщику, убивая фашистов. Буйное пламя возникает над фюзеляжем, неуправляемый «Хейнкель» валится книзу.

Терехин оглядывается. Он видит еще два «Хейнкеля», тоже в пламени и дыму. Расстрелянные товарищами Терехина, они падают вниз. Победа! И сердце старшего лейтенанта Терехина сжимается в сладком волнении.

Но надо уходить к себе на посадочную площадку. Мотор работает с перебоями, что-то превзошло с управлением, оно плохо слушается. При посадке на аэродром истребитель вдруг бросило в сторону. Только хладнокровие и умение Терехина предотвратили неминуемую аварию. Товарищи, подбежавшие в самолету, поздравляют Терехина с победой. Старший лейтенант Терехин застенчиво улыбается. На смуглом от загара лице его блестят белые зубы. Безгранично смелый в бою, на земле он скромен, тих и ласков. И это еще более усиливает уважение и любовь к нему.

В его эскадрилье летный состав – это молодежь. Но и сам Терехин тоже еще молод – ему всего 25 лет. Он из села Чардыма, Лопатинского района, Пензенской области. Отец и мать его и сейчас живут там. Они колхозники. Жизнь Николая Терехина проста и обычна: школа, пионерский отряд, 10 лет в комсомоле, на работе в руководящих организациях.

Все эти годы – мечты, мечты об авиации. И только об истребительной! Волнение, что его не примут в авиацию в 18 неполных лет. И неудержимая, буйная радость, когда приняли в школу. Это было в 1934 году.

Сейчас, осматривая с товарищами свой самолет, Николай Терехин думает о том, как бы скорее получить новую машину. Да, ему нужна новая машина, потому что в этой 60 пробоин, разбиты два цилиндра, пневматика шасси, продырявлен винт и повреждено управление.

На другой день в 7 часов вечера старший лейтенант Терехин снова подымается в воздух. Задача такая же – перехватить группу немецких бомбардировщиков и уничтожить ее. Как и вчера, пасмурна погода. Как и вчера, нелегко разыскать врага среди этих серых облаков.

Но так же, как и вчера, старший лейтенант Терехин находит группу немецких бомбардировщиков и атакует ее. Он стремительно бросается на крайний, самый близкий к нему бомбардировщик, в упор стреляет но нему и сразу убивает стрелка-радиста. Следуют короткие, меткие очереди. Бомбардировщик валится вниз, и на земле взметывается пламя взрыва.

Но впереди еще два немецких бомбардировщика. Они удирают. Их нельзя отпустить! Терехин преследует стервятников. Он ведет огонь по ближнему бомбардировщику, но вдруг патроны кончились! Теперь враг может уйти. Но ведь этого не может быть! Врага надо уничтожить любой ценой, любым способом.

В неуловимую долю секунды в сознании Николая Терехина проносятся события последних дней, встают лица товарищей, погибших в бою за родину, за честь советского народа, встают картины пожаров, зажженных фашистами и полыхающих над родными земляки. И отчетливо и радостно сознавая, что сейчас он сам погибнет, охваченный восторгом смертельного удара по врагу. Николай Терехин бросает свой истребитель на фашистский бомбардировщик, как таран.

Струя газов от удирающего самолета сбивает Терехина чуть в сторону, и плоскостью своего самолета он рубит не по мотору, а по хвосту врага. Навсегда остается в памяти, как срывается вниз немецкий бомбардировщик, а своя правая плоскость задирается вверх и корежится.

Но истребитель еще управляем. А впереди последний бомбардировщик врага. Его также надо уничтожить! Не думая ни о чем, кроме этого, Николай Терехин стремительно сближается с бомбардировщиком. По его истребителю бьют пули немецкого стрелка. Терехин быстрыми и точными движениями отбрасывает борт кабины, отстегивает ремни, сбрасывает со лба очки, и тотчас его истребитель тараном бьет по бомбардировщику врага. Тот разлетается в куски.

Но и боевая машина Терехина тоже разлетается в куски. И сам Терехин, ошеломленный ударом, с рассеченным об управление лбом, падает вниз. На высоте 400 метров, полностью придя в себя, он раскрывает парашют. Он видит, как под ним приземляются два немецких парашютиста и бросаются наутек. Но им не уйти! Терехин радуется, видя, как немецкие летчики попадают в руки красноармейцев.

И сам он попадает в эти же руки. Но для него какие они ласковые и родные, эти советские руки!

* * *

Две недели войны, и у старшего лейтенанта Терехина десятки боевых вылетов.

Теперь он знает, что собой представляет враг, фашистская авиация. Немецкие летчики не принимают лобовых атак, они вообще уклоняются от боя. Они нападают при своем перевесе в три-четыре раза, они нападают разбойничьи, внезапно, исподтишка. Но и это им не помогает. И в воздухе и на земле фашисты будут биты!

– Когда я узнал о речи товарища Сталина, у меня дух захватило, – говорит Терехин волнуясь. – Ведь теперь весь советский народ поднялся на заклятого врага!..

Вл. Ставский.
Действующая армия.