Гребенев Аркадий Дмитриевич

Мотылев Владимир Иванович

Путяков Сергей Петрович

Тормозов Александр Александрович

Юдаков Алексей Павлович

* * *

Принадлежность:

1 гв. иап

Майор А. Юдаков. 

Опыт гвардейцев
// Сталинский сокол 4.01.1942

Четыре месяца действовал Первый Гвардейский Краснознаменный Ордена Ленина авиаполк на различных участках Западного фронта. За этот период летчики совершили свыше 4.000 боевых вылетов. Специфическая обстановка ожесточенных боев, когда наши часта изматывали силы противника контратаками, осложнила и изменила характер работы истребительной авиации. Особое значение приобрели штурмовые операции и разведка. Эту работу в основном выполнял наш полк. Перед летчиками стояла задача не допускать неприятельские резервы к линии фронта, уничтожать на подходах его технику и живую силу, рассеивать скопления вражеских частей.

Штурмовали мы главным образом механизированные колонны противника, его артиллерию, обозы и замаскированные в лесах войска. Практика показала, что штурмовые действия удобнее всего вести девяткой, в составе шести самолетов «И-153» и трех самолетов «И-16», к которой придавалось два прикрывающих звена. Боевой порядок построения самолетов был такой девятка шла клином, за ней на расстоянии 200—300 метров следовали прикрывающие звенья.

При выходе на цель девятка перестраивалась из клина в колонну или пеленг, в зависимости от того, в каком состоянии была застигнута вражеская колонна. Атаковали мы в большинстве случаев на высоте от 200 до 600 метров с головы колонны. Первыми налетами самолеты, вооруженные пушками, а затем сбрасывался бомбовый груз.

Такая атака давала наибольший эффект. После первого удачного обстрела из пушек и после бомбометания пригодились повторные удары пушечно-пулеметным огнем. В них принимали участие все истребители, включая и прикрывающие звенья.

Во время штурмовых операций и воздушной разведки мы совершенно не имели потерь от огня противника. Об’ясняется это теми мерами предосторожности, которые применяли наши летчики.

Уход от цели в район сбора производился на максимальной скорости бреющим полетом. Если штурмовые операции и разведка совершались на линии обороны противника, насыщенной зенитными установками, то, проходя огневые рубежи, летчики размыкали строй и маневрировали по одиночке.

Были случаи, когда немецкие истребители пытались следовать за нашими машинами, возвращавшимися с операции, с целью обнаружить место посадки. Такие попытки немедленно пресекались. Стоило нашим летчикам развернуться навстречу врагу, как немцы прекращали преследование. За пять-десять минут до прилета группы на свой аэродром мы обычно высылали в воздух звеню, прикрывающее посадку. Оно патрулировало до тех пор, пока возвратившиеся самолеты не приводились в боевую готовность. Командный пункт обеспечивал тщательное наблюдение за воздухом, уделяя особое внимание перехвату преследующих самолетов,

Иногда одиночным неприятельским разведчикам удавалось пробраться к месту посадки наших машин. Врага никоим образом нельзя было упускать живым. Приведу характерный случай. Старший лейтенант Путяков дежурил в «ястребке» на аэродроме. В это время над полем на высоте 600 метров появился «Хеншель-126». На немецком самолете были закрашены фашистские знаки и нарисованы звезды. Хорошо зная типы машин, Путяков тотчас же разгадал уловку врага. Стремительно поднявшись в воздух, летчик атаковал пытавшегося скрыться противника и сбил его неподалеку от аэродрома.

За время действий нашего полка на Западшном фронте летный состав провел 380 боев с воздушным противником. Примером находчивости и умелой маневренности наших летчиков может служить воздушный бой, проведенный летчиками Гребневым, Мотылевым и Тормозовым.

Звено встретилось в воздухе с противником, имевшим значительный перевес. Летчики приняли бой. Немцы атаковали звено сзади и снизу. Один «Мессершмитт» вырвался вперед и, прикрываясь облачностью, пытался атаковать звено, зайдя в хвост. Однако этот маневр был своевременно разгадан. Встреченный Гребневым, «Мессершмитт» опять ушел в облака, во время преследования Гребневым неприятельского самолета второй «Мессершмитт» зашел сзади и открыл по летчику огонь. Младший лейтенант Мотылев обстрелял противника сбоку. «Месеершмитт» задымил и беспорядочно пошел на снижение. В это время Тормозов атакой сверху и сзади сбил еще один «Мессершмитт». Наше звено в этом бою потерь не имело.

Опыт воздушных схваток показал, что бой самолетов «И-16» и «И-153» с самолетами «Ме-109» выгоднее всего вести на виражах. Если «Мессершмитт» атакует сверху, рекомендуется сразу же сделать боевой разворот и открыть огонь первым. Противник в большинстве случаев не выдерживает натиска и выходит из атаки.

Убедились мы и в том, что увлекаться во время сопровождения бомбардировщиков воздушными боями с истребителями противника, особенно при подходе к цели, не следует. Наши истребители вступали в бой только в том случае, когда явное нападение противника угрожало расстроить боевой порядок группы.

Командир истребительной части обычно заранее договаривался с командиром бомбардировочной группы о построении боевого порядка и сигналах вызова самолетов с аэродрома. Сигналом вызова служил проход бомбардировщиков через наш аэродром. За пять-восемь минут до появления основной грунты показывался лидер, после прохода которого истребители поднимались в воздух и, не делая круга над аэродромом (что очень важно в интересах маскировки), пристраивались к подходившей группе бомбардировщиков.

Много боевых схваток с врагом было у наших летчиков во время выполнения заданий по разведке. Воздушная разведка, как уже отмечено выше, в период особенно напряженных боев на Западном фронте, когда противник подтягивал крупные боевые резервы, имела исключительное значение. Вылеты на разведку производились в любую погоду. Опыт, приобретенный летчиками, позволял выполнять ответственные задания даже при самых сложных метеоусловиях.

В один из таких неблагоприятных для разведки дней нужно было определить расположение и количество неприятельских войск в районах П и Б. Эти сведения срочно требовались командованию фронта. Выполнение задания было поручено звену старшего лейтенанта Путякова.

Произведя наблюдения с высоты 300 метров, Путяков обнаружил западнее села Т. крупное скопление войск противника. В лесу северо-западнее села Ш. была обнаружена большая неприятельская группа, которую прикрывала сильная зенитная артиллерия. Вылетевшие по данным разведки бомбардировщики нанесли удар вражеским резервам и рассеяли их.

Минимальная группа истребителей, вылетавшая на разведку, состояла из одного звена, максимальная – из двух звеньев. Два звена посылались в том случае, если район был насыщен неприятельскими истребителями. Тогда одно из звеньев наблюдало за воздухом.

Летчики, идущие в разведку, обязаны были детально знать район, в который они направляются, иметь предварительные сведения о месторасположении зенитных средств, примерные данные об авиации и наземных частях противника на этом участке.

Находясь в полете, летчики обычно держали интервал между самолетами до 100 метров и дистанцию до 50 метров Это позволяло свободно маневрировать при зенитном обстреле. Маневры применяли одновременно по высоте и горизонтали. Опыт показал, что лучшие результаты наблюдения получаются тогда, когда ведомые следят за воздухом, а ведущий – за землей. Правила предосторожности тщательно выполнялись всем летным составом полка. Это дало возможность избежать потерь. Около 900 вылетов на воздушную разведку совершили летчики, и только один из них окончился гибелью пилота.

Опыт, приобретенный нами в боях, поможет нам и впредь беспощадно уничтожать врага.

Майор А. Юдаков.