Акмаев Назар Петрович

Афонин Дмитрий Тимофеевич

Бокаленко Борис Викторович

Буханов

Власов

Капустинский Владимир Павлович

Кобяков Александр Михайлович

Пономарев Всеволод Александрович

Потапов Платон Иванович

Суханов

Сухин Дмитрий Тимофеевич

Халиулин Шарифулла

Хапаев Анатолий Васильевич (автор)

* * *

Принадлежность:

615 нбап

А. Хапаев 

Полк прибыл на фронт
// Сталинский сокол 14.01.1942

Заканчивались последние тренировочные полеты. Летчики по нескольку раз в ночь поднимались с учетного аэродрома, разыскивали в заснеженных степях полигоны, сбрасывали там бомбы и возвращались обратно. Знакомясь с результатами бомбометания, командир резервного полка, довольный, улыбался:

– Чистая работа, не хуже фронтовых бьют...

Сам командир только недавно вернулся с фронта. Он совершил 60 вылетов на пикирующем бомбардировщике, за боевые дела удостоился высокой награды – ордена Красного Знамени. Радостно было видеть бывалому летчику-командиру, какое прекрасное крылатое пополнение для фронта готовится здесь, в тылу. Ребята в полку подобрались одни к одному: крепкие, веселые, смелые...

И вот, наконец, наступил момент, которого в полку ожидали уже давно. Командир выстроил полк у самолетов и зачитал летчикам первый боевой приказ. Радостно забились сердца пилотов и штурманов, когда они услышали:

– Завтра на фронт!

Рано утром летчики поднялись в воздух. Им предстояло пройти лётом около 2.000 километров. Снегопад и ветер затрудняли полет, осложняли ориентировку. Но летчики уверенно вели свои машины на северо-запад. К вечеру первого дня они были уже за несколько сот километров от своей учебной базы. Сделали посадку. От каждого экипажа потребовалось немало усилий, чтобы посадить тяжело нагруженную, оборудованную летним шасси машину на глубокий снег. Стало ясно, что дальше лететь на колесах невозможно. За одну ночь летный состав (техники и мотористы ехали поездом) сменил на всех самолетах колеса на лыжи.

Через три дня летчики совершили посадку на Н-ском прифронтовом аэродроме. Трудный, далекий путь был позади.

С этой минуты полк зажил боевой, напряженной жизнью.

В первый ночной полет отправились лучшие экипажи. С младшим лейтенантом Кобяковым, хладнокровным, спокойным летчиком, которого уважали за скромность и немногословность, полетел в качестве штурмана начальник штаба капитан Власов. Вслед за ними стартовала машина старшего лейтенанта Афонина, летчика упорного, дерзкого, умеющего сочетать риск с осторожностью. В первый полет ушли также младший лейтенант Пономарев со штурманом сержантом Капустинским, летчик Халиулин со штурманом Сухановым и другие. Они летели бомбить немецкие войска, отступающие из пункта Б. Ориентируясь по лесным долгам, замерзшим рекам, населенным пунктам, летчики уверенно вели самолеты к цели.

Никогда на аэродроме так не волновались в ожидании экипажей, как в эту первую боевую ночь. Командир полка и комиссар ни на минуту не уходили со старта, вслушиваясь в ночную тишину. Наконец, с запада раздался едва уловимый шум мотора. Скоро мелькнули цветные бортовые огни и вниз полетела ракета. Экипаж сигнализировал: «Я – свой».

Первым вернулся Кобяков. К его самолету подбежали летчики, желавшие услышать подробности о боевом вылете:

– Некогда, после расскажу, – крикнул Кобяков. – Давайте скорее бомбы, а то уйдут звери...

Кобяков опять поднялся в воздух. Возвращались на аэродром и, загрузившись бомбами, вновь стартовали и другие самолеты.

– Действуем, как по конвейеру, – шутили стартеры.

Всего за эту ночь летчики совершил свыше 30 вылетов. К утру были подведены итоги боевой деятельности экипажей: уничтожено 25 немецких автомашин, подбито 4 танка.

На следующую ночь к этому счету прибавилось еще около 40 грузовиков с пехотой и боеприпасами, 8 танков и 1 зенитная установка.

Смелыми ночными налетами молодые летчики стали всерьез тревожить немцев, которые ни днем, ни ночью не знали покоя от советских бомбардировщиков. Фашистская авиация получила, видимо, задание во что бы то ни стало обнаружить и уничтожить ночной советский аэродром. Вблизи аэродрома стали часто появляться немецкие разведчики. И вот, однажды под утро сюда пожаловал «Юнкерс-88». По тому, как напряженно работали его моторы, можно было догадаться, что машина доотказа нагружена бомбами. Заметив на земле мигающий свет посадочного прожектора, фашисты развернулись и начали бомбардировку. После того как бомбы были сброшены, немцы открыли яростный пулеметный огонь. Все бомбы упали точно в центр ложного аэродрома, который был построен вблизи от настоящего. Отважные советские летчики в эту ночь ни на один час не прекращали своей работы.

Недавно полк получил задание отрезать путь противнику, отходящему к пунктам М. и Ю. В течение двух ночей летчики держали под ударом дороги, по которым отступали фашисты. Они взорвали железнодорожные пути на одной из станций, разбили в щепы до десяти вагонов, нашли и разбомбили склад боеприпасов. За эти две ночи фашисты потеряли 190 грузовиков, 7 танков, 8 автоцистерн, большое количество своих солдат и офицеров.

Через некоторое время командование поручило полку новое ответственное задание. Выполнял его, летчики не раз совершали посадки на вражеской территории и находились там по многу часов. В тыл противника летало несколько экипажей: Пономарев с Капустинским, Афонин с Бакаленко, Халиулин с Бухановым, Акмаев с Потаповым и другие.

Короткое время находится полк на фронте. По боевые экипажи уже показали, какими могучими резервами располагает сталинская авиация, каких замечательных летчиков посылает страна на фронт.

А. Хапаев.
Западный фронт. (Наш спец. корр.).