Бут Иван Васильевич

Шишляев Михаил Дмитриевич

Батальонный комиссар М. Шишляев 

Истребитель Иван Бут
// Сталинский сокол 16.01.1942

Герои отечественной войны

Он с трудом повернулся на правый бок и открыл глаза. Вокруг громоздились каменистые сопки, поросшие редким и низкорослым сосняком. Солнце уходило за высокую гору.

Попробовал подняться и не смог – так резко кольнуло в плечо. Пролежал еще несколько минут, собрался с силами и снова поднялся. На этот раз удалось. Летчик шевельнул рукой. Она не повиновалась и нестерпимо болела. Рукав в нескольких местах был порван, к ладони обегает струйки крови.

Спускались сумерки. Надо было итти.

Едва успел он сделать несколько шагов, как у подножья горы, той, которая только что укрыла солнце, застрекотал пулемет. Летчик остановился. Пулемет прострочил и смолк. Летчик тронулся дальше. И опять ударила пулеметная очередь, за ней вторая, третья. Небольшая елка, к которой он шагнул, упала на землю. Летчик поспешил укрыться за камнем. Пулемет молчал. Тогда раненый человек пополз. Это было очень трудно.

Что же случилось, почему этот крылатый воин оказался здесь, на земле?

...Девять штурмовиков взмыли с аэродрома и скрылись за лесом. Лейтенант Бут шел замыкающим. Недалеко от пункта Т. расположился противник, намереваясь переправиться через реку. Надо было его уничтожить. Туда и спешила девятка. Самолеты шли на бреющем полете. Чем ближе к цели, тем пристальнее всматривался лейтенант в безбрежную даль, туда, где лес сходился с небом. Враг может сорвать боевую операцию.

Бут увидел, как ведущий покачал крыльями. То был сигнал – иду на цель. Одновременно лейтенант ушел заметить и другое. Высоко над эскадрильей кружились пять вражеских истребителей. «Видят ли товарищи?» – подумал Бут и поднялся немного вверх, прикрывая друзей. Но фашистские самолеты не решились вступить в бой.

Разгромив группировку противника, девятка легла на обратный курс. Бут снова шел замыкающим. Посмотрел назад. По земле ползло пламя, над ним висели клубы черного дыма. Самолетов противника не было видно. Однако Бут попрежнему зорко следил за воздухом. И не напрасно. Едва девятка перевалила через гребень сопок, как он заметил вражеские самолеты. Они подкрадывалось сзади.

Летчик решил первый удар принять на себя. Он круто развернул машину и пошел навстречу противнику. Расстояние между самолетами сокращалось с неимоверной быстротой. Враг был уже совсем близко. В перекрестии прицела появился самолет противника. Бут нажал гашетку. Ударили пулеметы. Пули осыпали вражескую машину. Самолеты разошлись в разные стороны.

Бут скользнул на левое крыло и пошел на второй заход, чтобы вместе с друзьями обрушиться на врага. Но товарищей не оказалось поблизости. Они и не подозревали, что Бут вступил в смертельную схватку с врагом. Навстречу шли пять «Ме-110». Только теперь летчик понял опасность, какая нависла над ним. Но нервы сталинского сокола не дрогнули.

Чем дальше, тем злобнее становился противник. Он готов был растерзать эту верткую машину и не мог. Сотни пуль неслись в сторону советского самолета. У бортов вспыхивали разрывы снарядов. Один из них блеснул совсем рядом, и в левую руку лейтенанта сильно ударило. Самолет клюнул и пошел вниз. Правой рукой Бут успел выправить его.

Рука онемела и не повиновалась. Патроны кончились. Что делать? И вдруг сразу пришло решение: рубить!

Он наметил цель и пошел на нее.

Протараненный самолет противника накренился на бок и пошел на снижение. Бут бросил беглый взгляд на свою машину. Нижней левой плоскости не было. Самолет потерял устойчивость... Очнулся лейтенант, лежа на боку у обрыва.

И вот сейчас Бут шел от одного укрытия к другому, припадая к земле, прислушиваясь. Все глуше были звуки выстрелов.

Впереди, в лесу, мелькнули какие-то тени. Бут прислонился к дереву и стал наблюдать. Три вооруженных человека шли прямо на него. Они подходили ближе. Уже слышны их шаги.

– Наши! – вскрикнул от радости Бут и бросился навстречу бойцам, Те в свою очередь бежали навстречу летчику

– Мы вас видели, нас послал командир на розыски, – наперебой говорили красноармейцы. – Ух, и здорово ты, товарищ, их гонял!

Бут не отвечал. Он окинул теплым взглядом родные лица бойцов и упал на землю. Только теперь красноармейцы увидели, что он ранен. Они перевязали руку летчика и понесли.

Через два месяца Иван Васильевич Бут снова пришел в часть. Вот он стоит около самолета. На груди его блестит орден.

– Как здоровье? – спросили друзья.

– Спасибо, поправился. Готов опять служить народу.

Батальонный комиссар М. Шишляев.
Карельский фронт.