Буров Александр Георгиевич

Заиграев Иван Григорьевич

Ильин Афанасий Андреевич

Калинин

Пичугин Федор Иванович

Шеронов Петр Степанович

Дворецкий Георгий Георгиевич (автор)

* * *

Принадлежность:

150 ораэ

Батальонный комиссар Г. Дворецкий 

Ночью на розыски авиадесанта
// Сталинский сокол 23.01.1942

Экипаж летчика Ильина отлично выполнил сложное задание

Когда густые вечерние сумерки опустились на аэродром, корабль вырулил на старт. Командиру корабля старшему лейтенанту Ильину, штурману Шеропову и стрелку-радисту сержанту Заиграеву предстояло выполнить исключительно ответственное задание.

Командование поставило перед войсками задачу: окружить и уничтожить группировку врага в пункте В. Для этого спросили воздушный десант. По неизвестным причинам с десантом внезапно прервалась радиосвязь. Вторые сутки уже не было донесений. Во что бы то ни стало следовало установить связь с десантом, ибо от его взаимодействия с наземными частями полностью зависел успех намеченной операции.

Задание поручили Ильину. Экипаж этого корабля должен был темной, безлунной ночью прибыть в район действий десанта, разыскать его, установить с ним связь и выяснить, в чем нуждаются десантники. Задача усложнялась еще тем, что полет совершался при крайне тяжелых метеорологических условиях, над территорией, лишенной снежного покрова. Полностью отсутствовали световые ориентиры. Успех такого полета решали два условия: точность штурманских расчетов, умение летать в условиях темной ночи, пользуясь линейными ориентирами, и безукоризненное пилотирование по приборам.

На подготовку к полету летчик со штурманом потратили несколько часов. Они детально изучили маршрут, все малозаметные линейные ориентиры – реки, леса, населенные пункты, очертания морского берега.

Разрешение на взлет получено. Оглушительный рев мотора прорезал воздух. По узкой, слабо освещенной взлетной подоске корабль взял разбег. В далекий, опасный путь его провожали воентехник 2-го ранга Буров, механик Печугин и моторист Калинин. Долго стояли они неподвижно, прислушиваясь к четкому ритму работающих моторов. Когда затих шум, они со спокойной душой ушли на якорную стоянку. Техники были уверены, что материальная часть не подведет.

Над морем экипажу пришлось выдержать серьезные испытания. Густая облачность сливалась с морским туманом. Корабль врезался в долевую тучу. По кабинам летчика и штурмана застучали крупные капли дождя. А несколькими метрами ниже перекатывались шумные волны, и казалось, что вот-вот их высокие пенящиеся гребни захлестнут самолет.

Штурман корабля Шеропов пристально всматривался в непроглядную даль, сосредоточенно смотрел на приборы, проверял время. По его расчетам, должен быть скоро языкообразный выступ берега. Но как его заметить в этой непроглядной мгле? И только острый глаз штурмана, привыкшего различать в темноте самые незначительные предметы, увидел ожидаемый «язык». Отсюда курс полета уходил вправо.

Корабль пошел над летом, затем над горами. Вот здесь должен находиться десант. Корабль сделал несколько кругов. Штурман ждал условленных сигналов, но ничего не было. Неужели не удастся найти десантников? Напряжение возросло до кульминационного предела. И вдруг показался один сигнал, другой. На земле догадались, дали знать.

– Здесь, наши! – невольно вырвалось из уст штурмана,

Он дал сигнал: «свой самолет».

Начался разговор земли с воздухом. С корабля спросили:

«В чем нуждаетесь? Какая требуется помощь? Есть ли боеприпасы, продовольствие?».

С земли ответили:

«Боеприпасы есть, продовольствием обеспечены».

Экипаж вновь задал вопрос:

« Что предпринимаете?».

Земля сообщила:

«Продолжаем выполнять боевую задачу».

Так при помощи сигналов были получены и переданы все необходимые сведения.

В тяжелых метеорологических условиях, ночью, экипаж с честью выполнил трудное боевое задание, восстановив связь с десантом, который продолжал действовать в тесном сотрудничество с наземными войсками.

Задуманная операция была командованием проведена блестяще.

Батальонный комиссар Г. Дворецкий.
Кавказский фронт, 22 января. (От наш. спец. корр.).