Болгов Дмитрий Сергеевич

Бугаенко

Витрук Андрей Никифорович

Калужский Александр Георгиевич

Кендюхов Василий Павлович

Кофейников

Невкипелый Георгий Терентьевич

Торев Александр Борисович

Тужилков Сергей Васильевич

Шпанов Ник. (автор)

* * *

Принадлежность:

65 шап

Ник. Шпанов 

Очень просто
// Сталинский сокол 30.01.1942

Старший лейтенант Болгов откинул штору и пригляделся к тому, что делалось по ту сторону заиндевевшего стекла.

– Все сыплет? – опросил с койки старший лейтенант Торев.

– Откуда только берется, – сказал Болгов с досадой.

– Не нравится? – спросил в свою очередь третий – старший лейтенант Тужилков, и в голосе его послышался смешок. – А что тебе нравится?

Болгов, не спеша, как делал все, повернулся к нему. Его серые глаза, казавшиеся маленькими из-за монгольского разреза век, еще сузились, стали особенно пристальными, почти злыми. Кожа на широких скулах натянулась, и упрямые желваки вспухли под ними. Он махнул рукой:

– Что мне нравится?.. Вот чтобы снег не шел, чтобы видимость не меньше километра и чтобы задание большое, ответственное...

– Да, – согласился Тужилков, – а дальше очень просто.

– Именно просто, – подал голос Торев. – Только бы погода и задание, а дальше просто.

Тот, кто знает, к чему относилось это короткое «просто», мог бы многое досказать за всех троих...

...Западный фронт. Противник отходит. Получен приказ разгромить колонну пехоты, вытянувшуюся по дорогам в районе деревни Алексино. В землянке капитан Невкипелый склонился над картой. Он привык так прорабатывать задание, чтобы ко времени вылета ни у кого из летчиков не оставалось ни единого неясного места. Ровно в 7.00 с командного пункта взлетает ракета. Летчики разбегаются по машинам. Вот снова ракеты. Запущены моторы. Во главе с Невкипелым эскадрилья выруливает на старт. Едва брезжит серая полоска рассвета. Командир уверенно ведет шестерку на цель. Через 24 минуты самолеты пересекают полосу черного дыма, поднимающеюся над лесом, – линия фронта.

Под штурмовиками сверкают блески орудийных выстрелов своей и вражеской артиллерии. Вот огни переднего края остались за хвостами. Невкипелый качнул с крыла на крыло – шестерка прибавляет газу, изготовляется в атаке. Прежде чем впереди показалась деревня Алексино, в лицо штурмовикам сверкнуло пламя ураганного зенитного огня. Но уже поздно. Пехота мечется на дороге, бросается в лес прячется в канавах. Везде и всюду настигают ее снаряды, осколки бомб, пулеметные очереди. В щепы разлетаются машины. Высоко в воздух поднимаются корпуса автомобилей, тела людей. Один за другим делает шестерка четыре захода. Там, где только что тянулись по дороге вражеские колонны, воцаряется хаос...

Разрабатывая вопросы действия по узким целим, летчики части вместе с ее командованием искали лучших способов выхода на цель, совершенствовали методы атаки. Они радовались каждому новому заданию. Когда им было приказано уничтожить переправу, наведенную в районе д. Гостешево у Высокиничей, дело было поручено ст. лейтенанту Тореву. По примеру своего командира Невкипелого он тщательно проработал задание на земле. Благодаря этому его четверка точно вышла на цель. На берегу у опушки леса сосредоточилось много автомашин. Они ждали, пока переправа освободится от проходящей по ней пехоты. Но им уже ничего не довелось дождаться: бомбы четверки смешали искалеченные автомобили со снегом и обломками деревьев. За ними настам черед пехоты и самой переправы.

В районе Дорохова ст. лейтенант Торев атаковал танковую колонну. Погода была ясная, видимость отличная. На первом же заходе четверка Торева сбросила бомбы, на втором – обстреляла колонну из пушек. Восемь вражеских танков остались на месте, охваченные пламенем, вздымая к ясному зимнему небу густые клубы черного дыма...

Звену Тужилкова однажды командир полка поставит ответственное задание: атаковать небывало маленькую цель – дом на краю села, третий дом с восточного конца. Там, по данным разведки, помещался большой штаб фашистов. Облачность была шакал. Видимость не превышала восьмисот метров. Лететь в таких условиях нелегко, особенно учитывая, что двигаться к цели нужно было, пользуясь всеми возможными укрытиями. Тужилков вел звено оврагами, лесистыми долинами, далеко обходя населенные пункты. Чем дальше он летел, тем плотнее становилось одеяло облаков, тем ниже шли самолеты. Но Тужилков знал: при любых условиях нужно дойти до цели и уничтожить ее. И он дошел и уничтожил. На первом же заходе снаряды звена пронизали дом, во втором этаже которого помещался штаб. Мощным разрывом с дома сорвало крышу, желтое пламя пожара метнулось к низким облакам. На втором заходе по штурмовикам ударили зенитки, но они защищали уже покойников: от штаба осталась груда развалин, под которыми были погребены фашистские офицеры и генералы.

Однако, как показал опыт, и такая ничтожная по своим размерам цель, как отдельный дом в деревне, не была пределом точности в работе штурмовиков. Они добились того, что стали безошибочно выходить на отдельные цистерны, на зарывшиеся в землю одиночные танки противника и поражали их на первом же заходе.

Таков результат неустанной методической работы, проводимой с летчиками командованием полка. Командир полка подполковник Витрук, комиссар Кендюхов и начальник штаба майор Бугаенко настойчиво пользуются каждым свободным днем для учебы, для тренировки. У этих людей не существует ничего само собой разумеющегося. Все проверяется на опыте, все доводится до такой точности отработки, что командиры подразделений выходят на боевые задания совершенно уверенными в себе, в своих людях, в своих машинах, в правильности методов, выработанных для каждого отдельного случая. И вот более чем ощутительный результат этой кропотливой и точной работы штаба и летчиков полка налицо: уничтожено 339 немецких танков, 1427 автомашин, свыше 600 повозок, до 50 орудий, до 8 полков пехоты, до 50 самолетов, штабы двух дивизий.

Среди летчиков полка такие, как Невкипелый, Калужский, Кофейников, Торев, Тужилков и Болгов, имеют завидный «личный» счет. Болгов – 39 танков, 117 автомашин, 70 повозок. Тужилков – 38 танков, 98 автомашин, 67 повозок. Советский народ знает, чего стоят и чего заслуживают «простые» дела этих людей. Советский народ знает, что только его сыны способны на великие дела, кажущиеся самим героям такими простыми. Он знает и то, что вера в само собой разумеющуюся простоту подвига – один из залогов неизбежной победы советских людей. Победы не простой, но верной.

Ник. Шпанов.