Алейников

Баранов Михаил Дмитриевич

Бездидько

Беликов

Борисов

Болото

Бринько

Бычков Виктор Алексеевич

Веденин Иван Прокофьевич

Керекелица Дмитрий Павлович

Мамин Александр Алексеевич

Мазуренко Василий Кондратьевич

Нагорный Виктор Сергеевич

Рогальский Виктор Андреевич

Распертов Андрей Семенович

Савинов Владимир Филиппович

Самойлов

Сержантов

Солдатов Андрей Иванович

Тюленев

Шемякин Иван Григорьевич

Яблонько

Вихорев Александр Иванович (автор)

Генерал-майор авиации А. Вихорев 

Защитники Сталинграда
// Сталинский сокол 01.01.1943

Сталинград! В наши дни это слово стало символом.

Когда хотят сказать, что есть люди крепче гранита, то говорят: «Это те, кто защищает Сталинград».

Когда хотят сказать, что любовь к родине сильнее смерти, то говорят: «Это у тех, кто-защищает Сталинград».

Когда вспоминают о беспримерной воинский доблести, то говорят: «Это воины, защищающие Сталинград».

Четыре месяца назад началась осада города на Волге. Она началась с воздуха, с варварского истребления мирных жителей, уничтожения жилых домов. Мы никогда не забудем эти тяжёлые дни. То было первое испытание человеческого сплава «Сталинград». Горели дома и заводы, воздух сотрясался от грохота рвущихся бомб. А когда наступало минутное затишье, мы слышали стоны умирающих стариков, вопли матерей, искавших меж обломков домов своих детей.

Сталинградцы выдержали первое испытание. Они не дрогнули.

Немец был ошарашен. Его воспитывали на железном законе всех войн. Когда вражеской армии с её мошной техникой удаётся разрушить укрепления, город должен неизбежно пасть. Сталинград опрокинул традиционные законы войн. Он применял тактику уличных боёв. В город пришла армия с генерал-лейтенантом Чуйковым во главе, с человеком, которого бойцы назвали «генерал упорство». Эта армия заняла рубежи обороны в момент, когда казалось, что ничто уже не остановит победного марша немцев к Волге. Но немцы были остановлены.

Немцы были остановлены людьми, для которых позор отступления страшнее смерти. Вся страна знает, как здесь, на берегах Волги, четыре бронебойщика – Болото, Алейников, Самойлов, Беликов – вышли победителями в борьбе с 30 танками. Наш народ гордится миномётчиком-богатырём Иваном Бездидько, батарея которого не знает, что такое «мимо», бронебойщиками Бринько и Яблонько, отражавшими натиск фашистской брони, снайпером Зайцевым, для которого немыслим день, когда он не убил бы немца.

Сталинград выстоял. И честь этой величайшей победы вместе с прославленными бойцами земли разделяют доблестные воздушные воины.

В летопись битвы на Волге много славных страниц, повествующих о стойкости советского человека, вписали наши штурмовики, истребители, бомбардировщики.

В памяти тех, кто дрался на улицах Сталинграда, навсегда сохранится картина героического подвига молодого штурмовика Виктора Рогальского. На глазах бойцов и жителей города он обрушил громаду своего израненного «ИЛ'а» на вражеские танки. Два раза в этот день ходил комсомолец Рогальский на штурмовку танков, продвигавшихся по окраинным улицам Сталинграда. Но немец всё ещё протягивал свои бронированные когти к центру города. И Рогальский в третий раз пошёл штурмовать танки. Снаряд зенитки попал в мотор. Пламя охватило машину. Был один выход – парашют. Рогальский избрал иной путь – путь героя. Горящий самолёт он бросил в колонну танков.

Подвиг Виктора Рогальского повторил комсомолец Иван Веденин. Он рос в городе, за свободу которого и отдал жизнь. Когда полк получил задание помогать армии Чуйкова, когда впервые штурмовики должны были выполнять работу, которую можно назвать ювелирной – бомбить точно указанные улицы и даже дома, сержант Иван Веденин пришёл к командиру полка и сказал:

– Я знаю, что молод ещё, как летчик. Ни разу группу не водил. Но, поверьте моему слову, никто так хорошо не знает Сталинграда, как я. Ведь я там вырос, учился. Мне не только каждая улица знакома, но и каждый дом, парадное, крыша. Прошу разрешить повести группу.

И ему доверили. Он привёл группу на цель по точно проложенному маршруту, обойдя огонь ЗА. После первого захода Веденин отвёл всю свою группу за Волгу, а сам вернулся назад добивать. За самолётом смельчака наблюдал с КП командующий фронтом. Его провожали в каждый новый заход сотни пар глаз бойцов и командиров. «Выведет ли храбрец свою машину или нет?» Шесть раз на глазах изумлённых бойцов заходил Иван Веденин один на штурм танков и пушек врага, и всякий раз, когда его горбатая машина появлялась над крышами домов, люди, аплодируя ему, облегчённо вздыхали: «Жив!» Веденин вернулся домой. Он вернулся победителем, овеянный славой героя.

А вскоре молодой лётчик вновь повёл группу «ИЛ'ов» бомбить немцев, опоганивших улицы его родного юрода. Как всегда, он действовал храбро, решительно. Его обстреляли зенитки, его машину поранили «Мессеры», но он не ушел с поля боя. Когда пламя уже охватило мотор, сын города Сталина выполнил свой последний долг перед родиной. Горящая машина обрушилась на боевые порядки немцев. Сталинградец Иван Веденин пал смертью героя, совершив последний в своей молодой жизни полёт над улицами родного города.

А кто из бойцов генерала Чуйкова не помнит, как над их головами лётчик Нагорный дрался с 4 «Ме-109ф» и как разогнал он их! Сталинградцы не забудут, как лейтенант Шумякин на «ИЛ-2» вёл бой с 6 «Ме-109ф». Двух истребителей сбил лейтенант. Свою изрешеченную, растерзанную машину смертельно раненный храбрец посадил на том маленьком участке земли, что лежит между передним краем наших и немецких войск.

Когда говорят о стойкости бронебойщиков на фронте, называют имя Алейникова или Самойлова. Когда вспоминают о мастерстве и мужестве лётчика-истребителя, говорят о Баранове. 24 звезды украшают фюзеляж машины Героя Советского Союза Баранова. Это число сбитых им самолётов.

Сейчас хочется вспомнить один из боевых вылетов Баранова. Группа истребителей с капитаном Мазуренко во главе прикрывала штурмовиков. На пути к цели встретили 25 «Ме-109». Старший лейтенант Баранов во главе четвёрки завязал бой. Остальные истребители остались прикрывать штурмовиков. В первой же атаке Баранов сбил «Мессершмитта». Немец выпрыгнул на парашюте, но его расстрелял в воздухе пилот Савин. В это время два «Ме-109» вновь атаковали Баранова. Одного он отогнал, второго сбил.

После этого лётчик полетел к «ИЛ'ам», сбив в пути одного из 6 «Ю-87», шедших бомбить наши наземные войска. Заметив, что 5 «Мессеров» атаковали одного «ИЛ'а», Баранов вступил с ними в бои, оттянув на себя вражеских истребителей. Одного «Ме-109» он расстрелял меткой очередью с короткой дистанции. Но остальные четыре яростно нападали на него.

А между тем боеприпасы кончились. В распоряжении Баранова осталась только машина и её стремительная скорость. И лётчик пошёл на таран. Правой плоскостью своей машины Баранов ударил по стабилизатору «Ме-109». Фашистский самолёт рассыпался в воздухе, но и у самолёта Баранова надломилась плоскость. В атаку на израненную машину бросился другой «Ме-109». Снаряд пробил радиатор. «ЯК-1» перешел в крутую спираль. Баранов хотел выброситься на парашюте, но его сильно прижало к сиденью. Тогда лётчик, сидя в кабине, раскрыл парашют. Его выдернуло из самолёта, и он стал плавно опускаться на землю. Немцы хотели расстрелять героя в воздухе, но на выручку Баранову пришли два «ЯК-1» и вступили в бой с «Мессершмиттами». На одном из «ЯК'ков» летел пилот Сержантов. Он сам был ранен, но не вышел из боя, пока не приземлился командир.

Вот это и есть стойкость защитников Сталинграда.

О мужестве штурмовиков и прикрывавших их истребителей в дни самых яростных битв на улицах Сталинграда, к югу и северо-западу от города много ещё будет написано. Свидетели этой беспримерной стойкости – наземные войска – пока лишь лаконичными телеграммами благодарности рассказали, как помогали лётчики в воздухе тем, кто дрался на земле.

В дни, когда враг прорвался на западные окраины Сталинграда, лётчики-штурмовики делали по 5–6 заходов на цель. В этих жарких битвах над берегами Волги оттачивалось искусство взаимодействия истребителей и штурмовиков. Большая группа «Ме-109» связала боем наших истребителей, прикрывавших «ИЛ'ы». Над штурмовиками остался один «ЯК», пилотируемый младшим лейтенантом Бычковым. Пара «Мессершмиттов» пыталась с хода сбить Бычкова, чтобы потом атаковать «ИЛ'ы». «Но «ЯК» умело вышел из-под огня противника и начал отбивать атаки. Но вот Бычкова зажали с двух сторон. Тогда истребитель вспомнил о договоренности со штурмовиками: в случае тяжёлого положения проскакивать вперёд, и штурмовики своим огнём отсекут противника. Бычков выскочил впереди «ИЛ'ов». Стена огня отнесла «Мессеров» от Бычкова. Летчик развернулся и заметил, что один «Мессершмитт» пристраивается к хвосту «ИЛ'а». Быстро сблизившись с противником, Бычков сбил его. Второй «Ме-109» ущёл.

В истории сталинградской битвы особое, почётное место займут наши лёгкие бомбардировщики. Они блокировали вражеские аэродромы, бомбили мотомехколонны, по заказу наземных войск точно сбрасывали бомбы на дома, улицы, переулки, указанные им пехотинцами. Были ночи, когда Лётчики совершали по 10–11 вылетов. Это крайнее напряжение сил. А когда того требовала обстановка, лёгкие бомбардировщики, работающие, как известно, ночью, днём ходили на разведку. Во время одной из таких дневных разведок самолёт лейтенанта Мамина встретил 3 «Ме-109». Атакованная машина загорелась. Тогда Мамин посадил горящий самолёт на землю, а сам, раненный, истекая кровью, пешком пришёл в часть и доставил ценные разведданные.

Четыре месяца назад Сталинград жил одной мыслью: выстоять! И Сталинграда! выстояли.

Сегодня фронт уже живёт мыслью о том, чтобы уничтожить всех немцев до одного, занимающих ещё часть города, стоящих у его стен. Теперь это не тот немец. Он присмирел, он, может, и рад бы податься назад, да некуда.

Как в дни обороны Сталинграда, так и сейчас, в дни наступления, авиация ударами с воздуха помогает нашим наземным войскам. Эти удары вначале были обращены главным образом против транспортной авиации противника. «Ю-52», «Хе-111» уничтожались десятками в день. Был случай, когда курсом на Сталинград шли 16 «Ю-52», груженных хлебом, водкой и снарядами; 15 из них были сбиты на пути к цели. Наши лётчики перехватывали транспортные самолёты на трассах, блокировали аэродромы. Так, сержант Керпелица в одном боевом вылете сбил 2 «Ю-52». Группа лётчиков Распертова в одном бою уничтожила 7 «Ю-52». Сейчас на счету лётчиков Сталинградского фронта уже 220 «Ю-52», уничтоженных в воздухе и на земле.

12 декабря враг юго-западнее Сталинграда перешел в контратаку. И вновь наши штурмовики и прикрывающие их истребители обрушились на немецкие танки, мотопехоту. По 3–4 раза в день ходили «ИЛ'ы» на штурмовку танков. Несколько дней подряд с рассвета и дотемна «ИЛ'ы» небольшими группами бомбили и штурмовали немецкие бронетанковые части.

Группа «ИЛ'ов», ведомая майором Солдатовым, сделав 6 заходов, находилась над целью в течение 25 минут. 9 немецких истребителей напали на звено «ИЛ'ов», которое вёл капитан Тюленев. Отбиваясь от «Мессеров», Тюленев и его товарищи сумели отлично выполнить и своё главнее задание – бомбить танки. А через два дня Тюленев вновь штурмовал танки и автомашины. Но на этот раз его трофеи пополнились «Юнкерсами». «ИЛ'ы» встретили 12 «Ю-87» и два из них сбили.

Немцы, начав контратаку, перебросили сюда значительное количество истребителей для прикрытия своих бронетанковых частей. Почти каждый вылет наших штурмовиков сопровождался воздушным боем, и в этих боях фронт вновь стал свидетелем стойкости наших истребителей.

Победа в воздухе ковалась и на земле. Как никогда остро, в эти дни стоял и стоит вопрос восстановления самолётов. И здесь Сталинградский фронт знает своих героев. <…> инженер авиаэскадрильи инженер-капитан Борисов получил приказ – срочно ввести в строй три неисправных самолёта. Нехватало запасных частей. Тогда Борисов воспользовался деталями самолётов, подлежавших списанию. За 5 суток все три самолёта были восстановлены.

Чем закончилась последняя попытка врага – прорваться с юго-запада к своей окруженной группировке, знает теперь вся страна. Враг откатывается назад, потеряв много техники, солдат и офицеров. И в этом немалая заслуга авиации. За последние две недели напряжённых боев юго-западнее Сталинграда наши лётчики сбили в воздухе и уничтожили на земле до 250 самолётов противника. Наши штурмовики подбили и уничтожили до 150 танков.

Битва на берегах Волги стала подлинной школой стойкости и мастерства. На берегах Волги проверялись мужество и мастерство советских воздушных воинов. Страна по достоинству оценила храбрость волжских богатырей – 1.373 человека из военно-воздушных сил награждены орденами и медалями. В дни боёв за Сталинград 8 наших лётчиков удостоены звания Героя Советского Союза.

Сражение в сталинградских степях ещё продолжается. Зверь ранен, но не добит. Тем более опасен он, тем сильнее надо бить его в воздухе и на земле.

Девиз сталинградцев – ни шагу назад, только вперёд!

Генерал-майор авиации А. Вихорев.
Район Сталинграда.