Тихонов

Чубаров Юрий Александрович (автор)

Майор Ю. Чубаров 
// Сталинский сокол 15.01.1943

Авиаразведка у немцев

Немцы стараются вести воздушную разведку систематически, особенно на главных направлениях. В первый период войны с нами германское командование довольно часто в состав экипажей разведчиков включало даже крупных офицеров. Да и обычный лётный состав обладал большим опытом ведения разведки. Однако потери врага на советско-германском фронте оказались столь велики, что теперь всё чаще и чаше встречается «зеленая» молодежь, ведущая разведку на самолетах почти всех типов.

Наблюдение за полем боя немцы обычно ведут с самолётов «Хеншель-126» и «Фокке-Вульф-189» У этих машин максимальная скорость незначительна, но зато они обладают хорошей горизонтальной маневренностью. Высота полёта над линией фронта колеблется от 1.000 до 3.000 м. Раньше эти самолёты летали ниже, но стрельба наших ЗА и ЗП, а также эффективное использование пехотой своего оружия против пролетающих самолётов заставили немцев держаться выше.

«Хеншели» и «Фокке-Вульфы» обычно ведут разведку без прикрытия с воздуха. Будучи атакованы нашими истребителями, эти самолёты наблюдения стремятся энергично маневрировать по горизонтали, затрудняя таким образом ведение по ним прицельного огня. Уход в сторону своих войск осуществляется быстрым снижением вплоть до бреющего полёта. Наблюдались случаи, когда немецкая пехота, открывая стрельбу, пыталась отсечь наших преследователей. В минуты опасности германский лётчик часто устремляется и в район расположения батареи ЗА. Последняя своим огнём старается помешать нашим лётчикам нагнать немецкую машину.

Фашистский разведчик поля боя обычно имеет определенный участок действий. В пределах этого участка экипаж самолета не только визуально просматривает построенные на местности инженерные сооружения, ищет огневые позиции артиллерийских и минометных батарей, места КП, резервов и т. д., но и фотографирует об'екты разведки. Для аэрофотос'ёмки «Хеншель-126» в «Фокке-Вульф-189» имеют необходимые с'ёмочные аппараты. Надо сказать, что немцы пользуются иногда ручными фотокамерами, применение которых связано с некоторыми трудностями. Так, на «Хеншеле-126» часто встречаются аппараты марки «19». Эта с'ёмочная фотокамера даёт снимки размером 13х18 см. При работе на малых, порядка 100 м., высотах минимальная экспозиция достигает 1/600 секунды. Работать аппаратом «19» крайне неудобно. Делая снимки с самолёта «Хеншель-126», наблюдатель перевешивается через борт кабины, держа в руках фотокамеру.

Поскольку обстановка на поле боя быстро меняется, вражеский разведчик на протяжении всего полёта, через каждые 10–15 минут, сообщает по радио на свой КП о всяком замеченном и интересном для немцев изменении на земле и в воздухе. Передачи, как правило, ведутся открытым текстом и лишь иногда кодируются наименования населённых пунктов, железнодорожных станций пли характерных участков местности.

Некоторые переданные разведчиком сведения немедленно используются вражеским командованием для открытия или переноса артиллерийского огня, а также для организации налётов своей авиации. Нередко разведчики, летая над полем боя, попутно корректируют огонь артбатарей, а при бомбардировочных ударах «Юнкерсов» и «Хейнкелей» наблюдают со стороны за разрывами и по радио сообщают на землю результаты бомбардировки.

Разведку войсковых и армейских тылов противник выполняет почти на всех типах самолётов, включал и истребителей. Если наше противодействие не особенно велико, то взлетают Ю-88», а иногда даже «Хш-126» и «ФВ-189». Однако на последних двух типах самолётов немцы остерегаются залетать в тыл глубже чем на 10–20 км. От таких полётов их отучили наши истребители. При хорошей системе ПВО зачастую и «Юнкерсы» не рискуют углубляться далеко внутрь оборонительной полосы. В этих случаях фашисты ведут разведку на «Мессершмиттах».

В войсковом тылу враг чаще всего летает на высотах 1.000–3.000 м., всемирно используя для маскировки облачность. По времени суток наибольшее количество полётов немецких разведчиков падает на утренние и вечерние часы. Однако на тех участках фронта, где противник собирается наступать или уже ведёт активные действия, разведчики летают значительно чаще, иногда даже через каждые полтора-два часа.

Экипажи, вылетающие на разведку, знакомятся с наземной обстановкой. Им указываются передний край обороны своих войск или линия боевого соприкосновения передовых частей при наступлении. Экипаж перед вылетом ориентируется также в общей обстановке на фронте по последним имеющимся данным. Для разведки «нарезаются» полосы. Правда, иногда вместо полос фашистские лётчики получают задачу разведать ту или иную дорогу, населённый пункт и т. п. Радио используется так же, как и при полётах над полем боя. Фотографирование производится почти в каждом полёте.

Вскрывать наши аэродромы противник часто поручает своим истребителям. «Мессершмитты» же обычно стремятся проникнуть к об'ектам, хорошо прикрываемым воздушными и наземными средствами ПВО. Отмечены случаи, когда враг производил силовую разведку группами в составе до 9 «Ме-100ф». В таких вылетах фашисты не уклоняются от воздушного боя в районе цели, но, конечно, при выгодных для себя условиях.

Глубокую разведку с проникновением в тыл на сотни километров немцы выполняют на самолётах «Ю-88», «Хе-111» и реже на «До-215» или «До-217». Если в начале войны такие лазутчики летали довольно спокойно на средних высотах, то теперь «Юнкерсы» и «Хейнкели» вынуждены держаться 7–8 тысяч метров. Их туда «загнали» наши истребители и зенитчики. Однако и столь большие высоты мало спасают немцев от преследований со стороны «ЯК'ов» и других наших истребителей. Отмечены случаи, когда врагу приходилось удаляться от земли на 10 километров.

Фашистам так крепко достаётся от наших истребителей, что они иногда прибегают даже к маскировке под советские самолёты. Так, однажды старший лейтенант Тихонов на высоте 7.500 м. заметил вражескую машину. К своему удивлению, старший лейтенант сверху увидел на плоскостях красные звёзды. Но это не помогло фашистскому разведчику. Поглядев внимательнее на фюзеляж, Тихонов заметил белую обводку креста.

В вечерние сумерки и позже противник практикует поиски наших ночных аэродромов с целью последующей блокировки их одиночными бомбардировщиками в течение всей ночи.

Разведка в ночное время ведётся противником чаще всего на «Ю-88» и «Ме-110» на высотах порядка 600–1.000 м. Основное внимание во время таких полетов немцы уделяют наблюдению за грунтовыми и железными дорогами. При уточнении целей используют САБ'ы, а иногда и бомбардируют об'ект.

Очень охотно фашисты «цепляются» за наших возвращающихся домой ночных бомбардировщиков и следуют за ними до самого аэродрома посадки, а затем обстреливают или сбрасывают на ночной старт бомбы.

По двум крупнейшим операциям отечественной войны можно судить о качестве работы немецкой авиаразведки. Удар, приведший к разгрому немцев под Москвой, и удар под Сталинградом оказались для врага неожиданными. А задачи всякой разведки, в том числе и авиационной, как раз в том и состоят, чтобы предотвратить всякую внезапность в действиях противника.

Майор Ю. Чубаров.