Гуреев Даниил Григорьевич

Домрачев Павел Иванович

Кузнецов Феоктист Александрович

Кукин Дмитрий Максимович

Леонидов Василий Степанович

Мусатов Михаил Иванович

Рожковский Виктор Иванович

* * *

Принадлежность:

620 нбап

// Сталинский сокол 01.01.1944

Когда наступает ночь

Этот аэродром оживает в тот час, когда на всех других площадках смолкает рокот моторов, когда юркие быстрокрылые истребители, красавцы «Пе-2» и тяжелые грозные «Ильюшины» спокойно стоят в капонирах, охраняемые часовыми. В декабре быcтpo наступает ночь, и тогда приходит пора действовать ночникам.

На командном пункте Н-ского полка летчики в последний раз уточняют маршрут. Сегодня получена сложная боевая задача − ударить по крупному населенному пункту, чтобы получше разведать зенитную оборону противника. Первым уходит в полет экипаж летчика Домрачева.

Почти неслышно взлетает легкомоторный бомбардировщик. Не всегда услышит враг над линией фронта приглушенный мотор, не всегда нащупает лучом прожектора силуэт этой изворотливой машины. Но на этот раз, чтобы определить, с какой стороны наименее защищен об'ект, экипаж не должен прибегать к маскировке.

На высоте 1.000 м. подходит «У-2» к цели. Штурман Рожковский внимательно следит за землей.

− Впереди Н., − сообщает он.

И в ту же минуту линии трассирующих пуль прочерчивают багряный след в темноте, на земле оживают десятки зенитных точек. Штурман делает вывод: с востока цель хорошо защищена, нужно заходить иным путем. Самолет разворачивается и подходит к цели с севера. Но и здесь заградительный огонь силен. Тогда экипаж заходит с южной стороны и, встретив наименьшее зенитное сопротивление, сбрасывает груз. Задача выполнена. Теперь нужно как можно скорее вернуться, чтобы указать путь другим. Освободившийся от груза самолет ложится на обратный курс.

На аэродроме уже ждут готовые к вылету самолеты. В землянке КП летчик и штурман докладывают о результатах полета. И еще через несколько минут один за другим с короткими интервалами покидают аэродром ночники и уходят на запад.

* * *

«Маленькие» − так часто именуют ночные легкомоторные бомбардировщики. Но если говорить об их боевой работе, о смелых и трудных рейсах во вражеский тыл, о бомбовых ударах по переднему краю немецкой обороны, то для каждого станет ясным, какие большие дела совершают летчики на этих скромных машинах.

Соединение, о котором идет речь, получило наименование Киевского. Оно заслужило его упорной боевой работой. В дни сражений за столицу Советской Украины экипажи ночных бомбардировщиков совершили много славных дел. В то время, когда на переднем крае бон достигали наибольшего напряжения, летчики Леонидов, Кукин, Гуреев по 6−7 раз в ночь появлялись над целью и сбрасывали на нее бомбовый груз.

Сколько изобретательности и выдумки проявляют эти летчики! В работе ночников имеет большое значение поиск цели. Действовать им обычно приходится с высоты 600–700 метров, пользуясь осветительными бомбами. Но ведь мало подвесить САБ, − нужно уметь в короткие минуты зорким глазом нащупать цель, чтобы не отбомбиться впустую. Летчики Н-ского полка в своей практике применили оригинальный способ отыскания танков или самоходных пушек. Появляясь над местом их сосредоточения, они не спешили сбрасывать бомбы. Прежде чем отбомбиться, самолет снижался с приглушенным мотором, и штурман начинал обстреливать ту часть площади, где подозревал местонахождение танков (обычно лес или кустарник). Если трассирующие пули рикошетировали, значит цель найдена, и тогда ночник сбрасывал свой груз.

Первое время немецкие зенитчики никак не могли приспособиться к отражению атак и обычно, заслышав шум мотора, открывали сильный заградительный огонь. В Н-ской части нашлись любители пошутить над немцами.

− А ведь нетрудно одурачить фрицев! − предложили летчики. − Взять одному самолету и кружиться перед полосой заградительного огня. Они такие фейерверки будут устраивать, что посмотреть любо.

Так и сделали. Ночью к переднему краю обороны вылетел одиночный самолет. Еще издали услышав шум мотора, немцы открыли сплошной заградительный огонь. Словно стена, появились впереди самолета красные шары разрывов, а «У-2» спокойно развернулся и ушел назад. Немецкие зенитчики перестали стрелять, но через минуту в воздухе опять возник нарастающий рокот мотора, и они снова открыли заградительный огонь. В эту ночь несколько раз приближался самолет к линии фронта и возвращался назад, вызвав зенитный огонь. Если подсчитать стоимость израсходованных немцами боеприпасов и стоимость горючего, сожженного легкомоторным бомбардировщиком, то можно с уверенностью сказать, чтo ночник свою задачу выполнил блестяще. Об этой остроумной проделке часто вспоминают в полку.

Теперь другое дело. В последнее время, чтобы воспрепятствовать действию ночников, немцы не только усилили свою зенитную артиллерию, − но и подтащили к линии фронта большое количество прожекторов. Теперь «Эрликоны» не бьют впустую, они дают о себе знать, когда луч прожектора схватит ночной бомбардировщик. Летать стало сложнее, опаснее, но на помощь пришли мастерство, возросшая боевая выучка. Под самым сильным зенитным огнем, обходя красные шапки разрывов, прорываются к цели ночники и с планирования бомбят ее.

Темной ночью лег на боевой курс самолет лейтенанта Кузнецова. Из второй кабины штурман Мусатов следил за едва заметными ориентирами, над которыми приходилось вести самолет. Перешли линию фронта, обозначенную яркими артиллерийскими вспышками. Немецкие зенитки встретили сильным огнем, и к кабине летчика потянулись красные нити трассирующих пуль. Но летчик умелым маневром вышел из зоны обстрела. Самолет набирал высоту, всё дальше и дальше углубляясь на вражескую территорию. Экипаж получил задачу нанести удар по эшелону. На подходе к станции самолет снизился. Сброшенная САБ выхватила из темноты землю и очертания железнодорожного полотна. Мусатов увидел длинный немецкий эшелон, уже вышедший со станции.

− Снижаемся, − передал он летчику.

С небольшой высоты они сбросили бомбу замедленного действия, но она легла правее полотна. Тогда самолет развернулся и снова зашел на цель. На этот раз бомбы легли в самый центр эшелона. Уже разворачиваясь на обратный курс, штурман сидел, как полетели под откос разбитые вагоны.

Много хорошего можно сказать о людях, которые водят ночные легкомоторные бомбардировщики, о людях, повинуясь воле которых маленькая машина становится грозной силой. Но предоставим слово врагу.

В просторной штабной землянке вечером идет допрос. Пленный немец обер-ефрейтор Герберт Фогт, унылый, обросший рыжей щетиной верзила, запинаясь, называет виды оружия, которые наводят особенный ужас на немецких солдат:

− «Ильюшин-2», «Железный Густав»...

Переводчик переспрашивает:

− «Железный Густав»? Что это такое?

− «Железный Густав», − повторяет немец, − так мы называем ваших ночных бомбардировщиков. От них нет покоя ни в блиндаже, ни в траншеях. Целую ночь бомбят, бомбят...

Так говорит немец.

А в это время на аэродроме вспыхивают и гаснут стартовые огни. Один за другим самолеты «У-2» отрываются от земли. Они летят привычным курсом на запад.

1-й Украинский фронт.
(Oт наш. спец. корр.).