Газета Сталинский сокол -- 1942, 1 февраля


Зотов Поликарп Иванович

Кондрашов Александр Тихонович

Смирнов Сергей Александрович

Дмитревский Николай Николаевич (автор)

* * *

Принадлежность:

686, 502, 504 шап

Старший батальонный комиссар Н. Дмитревский 

Три полета капитана Смирнова
// Сталинский сокол 01.02.1942

Уничтожен вражеский аэродром

Погода с каждой минутой ухудшалась. Землю окутывал туман. Но полет должен был состояться во что бы то ни стало.

Майор Зотов вызвал капитана Смирнова, лучшего летчика части, награжденного двумя орденами Красного Знамени.

– Обнаружен вражеский аэродром. Надо туда наведаться.

Капитан Смирнов просмотрел схему, маршрут движения к цели и через несколько минут доложил:

– Товарищ майор! Летчик Смирнов к боевому вылету готов.

Ранним утром в сплошном тумане самолет поднялся в воздух и пошел на запад. Смирнов вел машину почти над самой землей, ориентируясь по железной дороге.

Капитан положил самолет влево. Впереди сквозь туман пробивались мигающие огоньки.

Самолет шел в первой группе огней. Стали видны силуэты самолетов. Смирнов сбросил первую порцию бомб и направил самолет к другой группе немецких машин. Тут стояло много самолетов. Около одного из них стояла цистерна, копошились люди, заправляли машину горючим. Бомбы снова полетели на немецкие самолеты.

Штурмовик пошел вверх. Внизу полыхал огонь. Над аэродромом поднимались клубы дыма. Горели самолеты. Взрывалось горючее. Открыла, спохватившись, огонь зенитка. Но самолет уже скрылся в тумане.

– Товарищ майор, – вскоре докладывал Смирнов, – задание выполнено. Уничтожено на земле около десятка «Ю-88».

Разведка подтвердила: на земле валялись остатки восьми «Юнкерсов».

На, другой день капитан Смирнов отправился во второй полет. Ведомым шел летчик воентехник 1-го ранга Кондрашов. Погода была ясная, поэтому вышли раньше, чтобы до темноты разделаться с «фрицами».

– Зайдем с другой стороны, откуда немцы нас не ждут, – сказал Смирнов своему другу.

В одном месте железную дорогу перерезала река. На ее берегу часто встречались деревии, перелески и узкой полосой тянулась заросль ивняка. И хотя было темно, Смирнов повел самолеты за этим барьером к аэродрому. Предосторожность никогда не мешает.

Самолеты появились из-за леса. Смирнов повел свою машину прямо, Кондрашов отвалил влево, к северной части аэродрома.

Открыли огонь вражеские зенитки. И все же бомбы были сброшены над целью.

За этот вылет Смирнов в паре с Кондрашовым уничтожил еще 10 немецких самолетов.

30 января Смирнов с Кондрашовым получили задание на новый, третий, полет для удара по вражескому аэродрому. Немцы на сей раз приготовилась к обороне. Перед самым аэродромом в воздух поднялся «Ме-109».

Как только «Ме-109» появился в прицеле, Смирнов нажал на спуск, застрочила пушка одной, другой очередью. «Мессершмитт» «клюнул» и крутым пике пошел вниз.

На аэродроме у самолетов опять горели огни. Прогревали моторы.

На эту группу самолетов и шел Смирнов, пробиваясь сквозь сплошную завесу зенитного огня. Самолет вдруг рвануло, в плоскости появилась пробоина. Смирнов снизился до предела. По фюзеляжу забарабанил пулемет.

Сброшены бомбы... Скорее на второй круг... На бреющем полете он снова промчался над аэродромом, стреляя из пушек по уцелевшим самолетам. Управление плохо действовало. На плоскости появилась новая пробоина. Надо было уходить.

15 немецких самолетов уничтожил в свой третий полет коммунист Смирнов.

Черев два часа после третьего полета Смирнов и Кондрашов снова пошли в воздух, чтобы увеличить этот счет.

Старший батальонный комиссар Н. Дмитревский.
Северо-Западный фронт. 31 января. (От наш. спец. корр.).