Верещагин Николай Михайлович

Гепалов Иван Афанасьевич (автор)

Чепыженко И. (автор)

* * *

Принадлежность:

513 иап

Старший лейтенант И. Чепыженко, Лейтенант И. Гепало 

«ЛАГГ-3» в бою
// Сталинский сокол 04.02.1942

Как скоростной истребитель, самолет «ЛАГГ-3» хорошо показал себя на поле боя. Особенно превосходно его вооружение, и маневренность нашего самолета дает преимущество в бою над врагом.

Наряду с этим машина имеет особенности в технике пилотирования, которые необходимо постоянно учитывать. Так, например, на виражах и боевых разворотах она не допускает перетягивания ручки, легко срывается в штопор. Признаком того, что самолет находится в положении срыва, являются вибрация планера и зарывание носа. В таком случае необходимо немедленно ослабить ручку. Крен при боевом развороте допускается в 20—30°. При большом крене теряется скорость в верхней точке разворота. Также имеет тенденцию срыва в штопор. На посадке и взлете самолет устойчив, но из-за большого веса – требует выравнивания с малым газом. Иначе происходит большая осадка, удар колесами о землю.

При пикировании на «ЛАГГ’е» мы даем неполный газ. Делаем так потому, что были случаи отказа мотора при резкой даче газа и при выходе из пикирования. Установлено также, что с неубранными лыжами, даже с одной, пикировать нельзя. Самолет переходит в ответное пике и не выводится.

Чаще всего мы штурмовали вражеские колонны, скопления войск и, наконец, передний край обороны. При этих действиях самолет оказался вполне эффективным.

Как показал опыт, лучше всего заходить на цель с высоты в 600—800 метров, угол пикирования держать 30—40°. При пикировании с 600 метров самолет позволяет выходить из пике на высоте 100 метров.

Боевой порядок зависит от характера цели. Так, например, при штурмовке войск противника в обороне мы стремимся вылетать двумя звеньями. Одно звено строит клин и атакует цель. В это время другое звено тщательно наблюдает за вспышками вражеских батарей. Определив место полевой или зенитной батареи, ведущий атакует ее в момент, когда первое звено уже набрало высоту. Следует отметить, что атака звеном артиллерийских огневых точек очень эффективна. Массовый пушечно-пулеметный огонь дает возможность как бы «прочесать» солидную площадь.

После подобных атак огонь батареи, как правило, прекращается.

Штурмовка переднего края обороны дает отличные результаты. Однажды мы были свидетелями, как после наших атак пехота поднялась и пошла в атаку. На одном из участков фронта подобная поддержка с воздуха помогла бойцам форсировать открытое пространство широкой реки. Мы повторяли свои заходы, став в круг. Это окончательно сковало врага.

Другим должен быть боевой порядок при узких целях. Атаковать колонны лучше всего в строю пеленг. Дистанцию между самолетами держать 100—150 метров. Если колонна слабо защищена зенитными средствами, то надо обязательно стать в круг и расстреливать ее до полного уничтожения.

Группа самолетов под командой т. Верещагина обнаружила колонну немецких войск. Шла пехота и конница. После первой атаки т. Верещагин, заметив, что враг слабо защищен зенитным огнем, поставил свою четверку в круг. Летчики последовательно, методически, как на полигоне, расстреливали фашистов. Полегло их здесь много. Наши же самолеты, несмотря на то, что сделали до 6 атак каждый, не меняя направления, не имели ни одной пробоины.

Конечно, при хорошо защищенной цели следует заходы на цель менять. Набор высоты лучше производить боевым разворотом. Пользуясь этой фигурой, наши летчики зачастую повторяют атаку, не отходя от цели. Такие стремительные удары сковывают врага, не дают ему опомниться.

Большой эффект дает применение противотанковых бомб. Сбрасываем мы их с тех же высот. Порядок остается таким же, как и при пулеметно-пушечном огне. Правда, если цель «жирная», то лучше, сбросив пару бомб, тут же открывать огонь из пушек и пулеметов.

Рассмотрим некоторые особенности самолета в воздушном бою. Нашим летчикам в основном пришлось выдержать не менее 10 боев каждому. Из опыта этих боев мы сделали вывод, что наиболее выгодная высота – 1500—2000 метров.

Только в этом случае можно сохранить свободу маневра. Эта особенность накладывает свой отпечаток на тактику. Мы знаем, что немцы в любых случаях стремятся к внезапности, после чего переводят бой на вертикальные атаки, заманивая наших летчиков к земле с тем, чтобы затруднить их маневр. Всем этим приемам можно хорошо противодействовать на «ЛАГГ’е», зная его особенности.

Однажды наша четверка встретилась с четырьмя «Мессершмиттами». Немцы попарно стали в вираж. Наши летчики также попарно с набором высоты пошли в круг. Как только «ЛАГГ’и» начали заходить фашистам в хвост, последние переворотом вышли из боя. Таким образом, не раз подтверждалось опытом, что «ЛАГГ» на вираже имеет пре имущество, и это не только против «Мессершмиттов». Такой же пример мы имеем и с «Хейнкелями». После выхода из виража немцы пытались атаковать наши самолеты снизу, затем сверху. Всякий раз мы их встречали лобовой атакой, после которой вновь становились в круг.

Так как бои чаще всего происходили на высоте 800 метров, то других эволюций делать мы не могли. В частности недопустим переворот на такой высоте. Но, несмотря на это, наши летчики, держась строя, всякий раз выходили победителями.

Таким образом, мы сделали вывод. В воздушном бою за «ЛАГГ’ом» сохраняется преимущество на вираже: продолжительность виража у него меньше, чем у вражеских самолетов. Став в круг, наши летчики должны внимательно следить за врагом, не допуская атак сверху и снизу, а если враг атакует, немедленно переходить на встречные курсы, сохранять инициативу за собой, держаться по возможности группы. В бою с бомбардировщиком не становиться в вираж, лучше атаковать на вертикалях. Помнить, что «ЛАГГ» сложен в управлении и требует постоянной тренировки в технике пилотирования. В умелых руках этот самолет является грозным оружием.

Старший лейтенант И. Чепыженко.
Лейтенант И. Гепало.