Мальцев Александр Михайлович

Рыбаков Николай Павлович

Угроватов Петр Васильевич

* * *

Принадлежность:

526 – 2 гв. иап

Майор П. Угроватов 

Культура боевого полета
// Сталинский сокол 08.02.1942

В практике часто бывает, что два или три летчика выражают желанию летать вместе. В основе этого лежит то, что называют слетанностью. Такие слетавшиеся группы, как правило, состоят из летчиков, имеющих боевой опыт и хорошо подготовленных, другими словами, обладающих культурой полета. Явление это положительное, и его надо распространять на всю среду летного состава.

Попытаемся разобраться, из чего складывается культура боевого полета и что в первую очередь сплачивает летчиков, является основой их слетанности.

Прежде всего летчики-истребители, а мы будем говорить только о них, должны уметь отлично пилотировать самолет. Вообще это положение не ново, но я хочу лишь отметить, что технику пилотирования можно и нужно повышать в процессе боевой работы. И об этом в первую очередь должен заботиться командир. В нашей части заведен такой порядок: ежедневно каждая пара летчиков в течение нескольких минут отрабатывает один из элементов воздушного боя. Эта тренировка крайне необходима, особенно когда в часть прибывает пополнение. Да и «старичкам» также не мешает закреплять навыки и совершенствоваться.

Культура боевого полета, обеспечивающая слетанность, слагается из ряда правил, отступать от которых летчик не имеет права. В каждом полете ведомый обязан, не отрываясь, следовать за ведущим. Не может быть такого положения, чтобы ведущий в бою отыскивал своих ведомых. Он должен быть уверен, что они постоянно с ним, как две руки, которыми человек в любую минуту может нанести удар. Оторваться от группы – значит подвергнуть себя неоправданному риску. Это иногда кончается плохо. Однажды нам довелось вести бой в составе 12 самолетов против 12. Равные силы для нас – большое преимущество. В этом бою было сбито три фашистских самолета, но мы потеряли одного летчика, оторвавшегося от группы. Случилось это потому, что он увлекся боем и не заметил, как враги заманили его в сторону.

Очень большое значение имеет осмотрительность в воздухе. Мы постоянно внушаем летчикам, что надо смотреть и видеть, но к этому необходима одна оговорка: когда летишь в группе, поменьше смотри за своим хвостом, внимательно следи за товарищем. Помни, что за тобой следят другие и придут на выручку. Это чувство взаимной веры должно быть настолько сильным, чтобы у летчика никогда не возникали сомнения. Вера рождается в боевой практике.

Не надо думать, что при полетах на штурмовую атаку можно отступать от этих правил. Осмотрительность помогает летчику во-время замечать зенитные средства, подавлять их своим огнем, уходить маневром со скольжением, своевременно реагировать на сигнал атаки, держать дистанцию не менее 30 метров и не подвергать товарища опасности поражения своим огнем. Ни в коем случае нельзя увлекаться штурмовой атакой и тратить все боеприпасы

Однажды мне довелось с летчиками Рыбаковым и Мальцевым штурмовать скопление вражеских войск. Колонна была скучена и мало защищена зенитными средствами. Сделав четыре атаки, я попытался увести своих ведомых от цели, но не тут-то было. Несмотря на то, что боеприпасы были на исходе, ведомые продолжали штурмовать. Они били врага до последнего патрона. Потом уже, произведя посадку, один из них, возбужденный успехом, сказал мне:

– Отвели душу, поиздевались над немцами.

– И над моими чувствами, – добавил я и тут же рассказал, чем может кончиться такая неосмотрительность. Молодежи пришлось согласиться, что истребитель без боеприпасов – хорошая мишень для самого захудалого немца.

Бесстрашие, готовность итти на риск – благородные качества наших летчиков. Мы воспитываем их у каждого воздушного бойца, ставим в пример. Именно эти черты и роднят летчиков, являются той основой, на которой строится вся боевая работа, вырабатывается слетанность. Однако надо всячески стремиться к тому, чтобы риск был оправданным, целесообразным.

Нельзя делать из этого вывод, что наши люди не должны рисковать, если им грозит смерть. Речь идет о том, чтобы риск оправдывался необходимостью, создавшимися условиями. Мне самому однажды пришлось выполнять сложную задачу и сознательно обрекать себя на опасность. Мы получили задачу – навести штурмовиков на цель. При этом надо было указать дом, где размещался штаб одного немецкого соединения. Когда пришли штурмовики, обстановка сложилась так, что в воздух смог подняться лишь мой самолет. Однако мешкать было некогда. Пришлось стать одному впереди штурмовиков и вести их на цель, хорошо защищенную зенитными средствами и патрулировавшими истребителями. Я знал, что это – большой риск, но задача была очень ответственная, важная и, стало быть, следовало итти на заведомую опасность.

Над целью я спикировал и указал трассой дом. Мгновенье, и он взлетел в воздух от метко сброшенных штурмовиками бомб. Под обломками здания нашел могилу немецкий штаб во главе со своим командиром. Задача была выполнена.

Я уже сказал, что храбрость и умение рисковать роднят летчиков. Но как быть, если в коллективе окажется человек, не обладающий в должной мере этими качествами? Его робость быстро выявляется, и с таким летчиком товарищи летят неохотно. Вот тогда-то и говорят: «С ним не слетаешься». В первые дни нашей работы таким летчиком оказался тов. М. Даже на земле заметно было его необычайное волнение перед боевым вылетом. Него не хватало ему? Боевой закалки. Надо было принимать срочные меры.

Я включил его в состав своего звена. Поговорил предварительно с ним по-душам. При этом напомнил, что малодушие в бою не прощается товарищами. Совместные полеты быстро приобщили М. к боевой работе. Он помнил, что за ним следит строгий глаз командира. Брал пример со старших, усваивал их школу, подражал второму ведомому. После нескольких горячих воздушных схваток наметился перелом. Молодой летчик стал более уверенным в себе. Впоследствии он сам водил звенья и успешно выполнял задания.

Ни в коем случае нельзя ограничиваться школьной подготовкой молодого летчика. Надо продолжать его учебу в части, используя для этого разбор полетов, учебный воздушный бой, контроль и пример старших товарищей. Только настоящая забота о летном и боевом мастерстве подчиненных позволит командиру добиться слетанности не только отдельных пар и звеньев, но и всей части.

Майор П. Угроватов.