Баталов

Ефремов

Маркин Иван Иванович

Московец Пимен Корнеевич

Простосердов Александр Степанович

Харламов

Катичев Кузьма Александрович (автор)

* * *

Принадлежность:

161 иап 57 сад

Полковник К. Катичев 

Управление воздушным боем
// Сталинский сокол 08.02.1942

Управление воздушным боем начитается с земли. Оно требует отличной предварительной подготовки и средств управления, и личного состава, обслуживающего эти средства.

Вызов дежурных звеньев истребителей в воздух обычно задерживается тем, что самолеты рассредоточены на большом пространстве и телефонной связи с ними нет. Постановка задачи на вылет отнимает как раз те драгоценные минуты, которые нужны истребителю-перехватчику, сидящему вблизи фронта.

От сообщения поста ВНОС до появления противника над угрожаемым объектом или над аэродромом обычно проходит такое короткое время, что терять каждую лишнюю минуту ни в коем случае нельзя.

Мы нашли очень простой выход из этого положения: уничтожили промежуточную инстанцию, тормозящую вылет истребителей.

Вместо того, чтобы дожидаться устного объяснения задачи, летчику достаточно взглянуть вниз на выложенный сигнал, чтобы знать, в какому объекту ему лететь.

В определенном месте аэродрома имеется пост для выкладки сигналов. Получив предупреждение поста ВНОС о появлении противника, ответственный дежурный немедленно поднимает в воздух истребителей ракетами и в то же время дает приказание выложить сигнал, дающий летчикам направление.

Два специально натренированных красноармейца при помощи двух полотнищ выкладывают сигнал, обозначающий задачу вылета.

Так, например, одна полоса означает «патрулируйте над аэродромом», две полосы – «идите на станцию В.» И так далее.

Количество сигналов должно быть строго ограничено, чтобы не затруднять летчиков излишней сложностью. Обычно объектов прикрытия бывает не так много, обстановку на своем участке фронта летчик должен знать, после взгляда на сигнал задача должна быть ему сразу ясна.

Так летчики получают у нас задачу при наборе высоты, не тратя на это ни минуты лишнего времени.

Дальнейшее управление взлетевшими истребителями производится по радио.

Радиостанция наведения, которую вначале летчики недооценивали, вскоре завоевала общее признание и с честью справляется с возложенными на нее задачами.

Рацию, устанавливаемую на самолетах, не любили наши летчики из-за постоянного шума и треска в шлемофонах. Но воентехник 2-го ранга Ефремов произвел некоторые изменения в схеме приемника, после чего шумы исчезли. Теперь все летчики с удовольствием стали пользоваться радиосвязью.

Самолеты противника и их поведение лучше всего видны с земли. Не тратя времени и сил на поиски врага, летчик слышит дружеский голос с земли, который, называя его по имени, говорит:

– Развернитесь вправо, «ганс» выше, заходит от солнца.

Особенно успешно осуществлялось наведение по радио в части, где начальником связи воентехник 1-го ранга Харламов.

Накопив некоторый опыт в управлении воздушным боем с земли, мы с успехом применили его в первом же наступлении наших наземных войск.

Наступление, радостное сердцу каждого бойца, требует напряжения всех его сил и способностей. Перед авиацией ставятся многочисленные и ответственные задачи. Это – огромной важности экзамен.

В наступлении обостряются все недочеты управления в связи. И в подготовке к наступлению особое внимание мы уделили именно связи.

Для осуществления подлинного взаимодействия с нашими наступающими войсками мы выделили опытного и грамотного авиационного командира майора Простосердова. В его распоряжение была выделена радиостанция наведения. Этот оперативный пункт расположился в пяти километрах от линии фронта, в центре направления главного удара, выбрав такую точку, с которой удобнее всего просматривать большой район действий.

Пункту ставились следующее задачи: постоянно и своевременно информировать командование о воздушной обстановке; управлять патрулированием наступающих войск и вызывать дополнительные самолеты в случае появления превосходящих сил противника; помогать своим истребителям отыскивать воздушного противника; предупреждать их о внезапных атаках вражеских самолетов и помогать разгадывать их военную хитрость; подсказывать летчикам, как им лучше действовать в процессе сближения и самого воздушного боя. Кроме того, пункту поручалось подытоживать результаты воздушных боев, бомбометания, суммировать опыт и тактические приемы авиации противника.

Пункт наведения и связи – ПНС, которым командовал майор Простосердов, полностью оправдал наши ожидания. Сравнительно небольшими силами истребителей нам удалось прикрыть значительный район развертывания и действий наступающих войск.

Для точной корректировки боевых действий авиации самолетам было приказано проходить через ПНС, причем ведущий должен был связаться с рацией. Таким образом, летчики во-время получали сведения, на какой район в данную минуту обратить особое внимание, кому притти на помощь.

Благодаря работе ПНС был своевременно предупрежден налет немецких бомбардировщиков на наступающие войска в районе села М. Вначале над селом появились разведчики противника и, обнаружив скопление войск, скрылись. Это означало, что скоро появятся вызванные ими бомбардировщики. ПНС немедленно запросил истребителей. Наши «ястребки» подоспели как раз в тот момент, кода фашистские стервятники уже заходили на цель.

Немедленно вступили в бой истребители из части т. Московца, на глазах наземных войск сбили два «Ю-88». Остальные рассеялись.

Удачно отразив этот налет, авиация еще более подняла боевой дух наших наступающих войск.

Частенько ПНС удавалось разгадывать уловки фашистских летчиков и предупреждать о них своих истребителей. Была замечена такая хитрость: вдоль линии фронта начинали прогуливаться истребители противника, как бы вызывая на бой наши патрули. Они хотели отвлечь наших истребителей, чтобы дать возможность своим бомбардировщикам бомбить наши войска. ПНС немедленно предупредил своих истребителей, предложив им в бой не вступать и на провокацию не поддаваться. Хитрость немцев не удалась.

Особенно успешно пункт провел борьбу с корректировщиками противника. Большие неприятности доставляют наступающим войскам эти постоянно висящие над ними «Хешели-126», прозванные у нас «костылями». Приметив корректировщика, ПНС вызывал истребителей и руководил охотой.

В результате такой организации старшему лейтенанту Маркину, лейтенанту Баталову и другим удалось сбить в короткий срок 5 «Хеншелей-126».

Не раз оберегал ПНС своих летчиков и от излюбленной немцам тактики ловушек, когда пара самолетов затягивает в бой наше патрулирующее звено, а более сильная группа, маскируясь высотой или облаками, обрушивается на них из своей засады.

Так, применяя управление воздушным боем с земли, мы достигли ряда улучшений в нашей боевой работе.

Нам удалось прикрыть свои войска, не допустить работы вражеских корректировщиков, повысить количество встреч наших истребителей с воздушным противником. Уже в период начала наступления нашими истребителями было сбито 25 самолетов противника.

Опытный в ведении воздушного боя командир, хорошо знающий обстановку, находясь на земле, всегда может принятъ правильное решение и довести его до летчика, причем он должен держать теснейшую связь с командованием наземных войск и подсказывать им наиболее эффективное использование возможностей авиации, не распыляя ее, не обременяя в частности теми задачами, которые могут быть быстрей и лучше решены самими наземными войсками.

Так было у города С. Пункт наведения и связи перехватил по радио сообщение нашего самолета-разведчика: на аэродром в С. садятся транспортные самолеты.

Аэродром находился в пределах досягаемости нашей артиллерии, стоящей на позиции. Майор Простосердов немедленно связался с соответствующими командирами и, вызвав огонь артиллерии на аэродром, очень быстро добился успеха, не отвлекая авиацию от выполнения других задач. Было уничтожено 6 «Ю-52».

Четкое управление воздушными операциями по радио, выброска пунктов наведения и связи в самую гущу наземных войск – одно из решающих условий для успешных действий авиации при наступлении.

Полковник К. Катичев.