Герои публикации:

Фролов В.

Капитан В. Фролов 

Умение и хитрость
// Сталинский сокол 18.02.1942

(Из опыта одной эскадрильи)

В истребительных частях все чаще можно встретить летчиков, овладевших специальностью штурмовика. Они бьют противника не только в воздухе, но и на земле. Крупных боевых успехов добилась и наша эскадрилья. Летчики, совмещая активные действия против фашистской авиации со штурмовыми атаками вражеских войск, нанесли немецким захватчикам значительный ущерб в живой силе и технике. А в эскадрилье потери невелики: за два с половиной месяца лишь один летчик не вернулся на свой аэродром.

Высокая эффективность операций достигнута умелой тактикой летно-под’емного состава. Первое время мы, идя на задание, придерживались строя «клин», действовали звеньями. Опыт показал, что такой строй мало приемлем.

Отправляясь в полет, летчики стали ходить не звеньями, а парой или четверкой. Самолеты шли друг за другом почти в кильватере, с интервалом в 80—100 метров. Это гарантировало нас от внезапных атак фашистских истребителей. Каждый летчик мог непрерывно вести наблюдение за обоим товарищем, защищать хвост его машины.

Кроме того, парный строй позволил нам более успешно бороться с зенитной артиллерией противника. В том случае, если самолет ведущего подвергался обстрелу с земли, ведомый, не стесняя его маневра, подавлял неприятельские огневые точки.

Точно так же штурмовики действовали и при полете четверкой. Идя попарно, они надежно прикрывали друг друга от вражеского огня.

Над целью мы всегда появлялись неожиданно. Немцы, застигнутые врасплох, не могли причинить нам сколько-нибудь серьезного ущерба. Зато наши налеты стоили им очень дорого. Обычно мы перелетаем линию фронта там, где менее всего вероятна встреча с авиацией неприятеля, где не могут находиться его зенитчики. Предварительно разведав район полета, мы на основе полученных данных строим маршрут. Летчики, как правило, ведут свои машины над лесистой местностью, вдали от дорог, избегая населенных пунктов, занятых немцами.

Для наглядности приводим схему маршрута одного из полетов, который произвели штурмовики нашей эскадрильи, атакуя сильный узел сопротивления противника.

Как видно из схемы, летчики штурмовали цель не в лоб, а с тыла. Для этого они совершили удачный обходный маневр. Их путь лежал преимущественно над лесами и полями. Несмотря на продолжительный полет над вражеской территорией, подобный заход на цель оказался во много раз безопаснее, чем если бы штурмовики атаковали ее в лоб. В течение дня мы произвели три атаки. Скрытно подходя к немецким укреплениям, штурмовики стремительно обрушивались на ничего не подозревавших фашистов, причиняя им крупный урон. Наша эскадрилья потерь не имела.

Когда операция была закончена, летчики возвращались на свой аэродром другим путем, избрав более короткий маршрут. Порядок ухода от цели у нас всегда определенный. Выполнив задание, штурмовики сразу же уводят самолет в сторону своей территории.

Иногда обстановка требует повторной атаки вражеского об’екта. И в таких случаях мы стремимся обмануть бдительность немцев, перехитрить их. После первого налета на ту или иную постоянную цель (укрепленный пункт, штаб, мост, переправа) летчик демонстрирует ложный уход на свою территорию. На небольшой высоте он улетает от цели, в 10—15 километрах от нее разворачивает машину и снова идет в атаку. Разворот делается над пустынным лесом, болотом или полем, т. е, такими местами, в которых не могут быть огневые средства противника. Вторичный заход, как правило, производится с той стороны, где немцы меньше всего ожидают появления наших самолетов.

Часто нам приходится штурмовать не только постоянные, и подвижные цели. Речь идет о мотомехвойсках, обозах и пеших колоннах противника. Чтобы добиться меткого попадания и избежать потерь от вражеского огня, наши летчики применяют своеобразную тактику. Атакуя немецкие колонны, движущиеся по шоссе, штурмовики наносят удар не вдоль их, а поперек. При налетах на обозы заход производится прямо в лоб. Такой метод целиком себя оправдал. Лошади, пораженные огнем наших пушек и пулеметов, становятся на дыбы и, падая назад, ломают упряжь, давят сопровождающих их солдат.

Всюду и везде штурмовик должен проявлять находчивость и хитрость, без этих качеств он не может стать полноценным воздушным бойцом. Лично со мной был такой случай. Однажды, идя на задание, я заметил группу солдат немецкой пехоты численностью до батальона. Фашисты, расположившись на привал, обедали. Скажу по правде: у меня был большой соблазн сразу их атаковать. Но тогда мне не удалось бы использовать целиком мощное огневое вооружение, которым я располагал: подготовка его требовала времени. Взвесив это, я решил пройти над немцами незамеченным, привести свое оружие в полную боевую готовность и, зайдя с тыла, неожиданно обрушиться на них. Замысел удался. Снизив самолет над группой фашистских солдат, я дал залп. Серия снарядов, выпущенных мною одновременно, сделала свое дело: многие гитлеровские вояки были уничтожены.

Действуя дерзко и хитро, ошеломляя врага внезапностью своих атак, штурмовики нашей эскадрильи изо дня в день множат свои боевые успехи.

Капитан В. Фролов.