Базилевский Герман Григорьевич

Гречишкин Василий Константинович

Дуденков Владимир Павлович

Приходченко Дмитрий Ефимович

Павлов (автор)

Шершер Леонид Рафаилович (автор)

* * *

Принадлежность:

748 ап дд

Старший политрук А. Павлов, Л. Шершер 

Экипаж героя
// Сталинский сокол 23.02.1942

С Гречишкиным мы познакомились летом, когда только разгорались июньские грозы. Гражданский летчик первый раз надел военную гимнастерку, в первый раз подпоясался армейским ремнем.

Первые часы на военном аэродроме Гречишкин, как и все мы, провел в нервном ожидании летчика, вылетевшего на боевое задание. Вернулся он с опозданием, и когда вышел из машины, усталый и взволнованный, вокруг него тотчас собралась толпа товарищей.

– Полет, как обычно, но только стреляют, – сказал им летчик.

Это стало потом очень ходкой фразой. Так и говорили: «Как обычно, но только стреляют...».

Такие «обычные» полеты начал совершать и Гречишкин. Однажды курс его самолета лежал на Полтаву. Там проходила линия фронта, там, на полтавских землях, шли горячие бои. По дороге Гречишкин заметил стоявшие в поле семь фашистских истребителей. Штурман отметил на карте их «адрес», и самолет, не задерживаясь, пошел к своей цели.

Через несколько часов экипаж вернулся на аэродром. Докладывая командиру соединения, Гречишкин не успел снять перчаток. Он торопился снова в дорогу.

– Разрешите слетать, товарищ командир, мы помним, где эти самолеты, мы их разыщем и... – он сделал рукой энергичный и многообещающий жест.

Командир улыбнулся, то ли горячности летчика, то ли тому, что тот стоял в меховых перчатках в жаркий летний день, и разрешил.

По пути к обреченным истребителям летчик заметил еще один аэродром, а на нем бомбардировщиков со свастикой. Гречишкин обернулся было к штурману, чтобы обратить его внимание на это, но Дмитрий Приходченко уже отметил аэродром на своей карте.

И снова командир корабля стоял в перчатках и докладывал:

– Семь истребителей уничтожены. Замечены пожары от прямых попаданий бомб.

– Хорошо, – сказал командир, – можете отдыхать.

Но Гречишкин отдыхать не хотел. Он попросил разрешения полететь вновь. И полетел в третий раз.

Путь Гречишкина в третий раз в этот день пролетал по одному и тому же маршруту. У цели наш самолет уже поджидали вражеские истребители. Под их огнем штурман сбросил бомбы. Девять истребителей, однако, сумели повредить мотор, пробить баки и шасси. Подбили, но не осилили бомбардировщика. В результате они вынуждены были уйти, скрываясь от огня стрелков. Удачным маневром летчик вывел машину и спрятал ее в облачности. Но лететь она больше не могла. Пришлось садиться.

Сели недалеко от фронта, это было еще в период немецкого наступления. Пока, привезли новый мотор, залатала пробоины на самолете, линия боя подошла вплотную.

Когда через несколько дней Гречишкин на самолете связи приземлялся возле своего бомбардировщика, рядом с ним уже стояли наши противотанковые пушки. Танки врага приближались.

– Придется вашу машину сжечь, чтобы она не досталась врагу, – сказал командир батареи.

– Нет, не придется, – ответил Гречишкин. – Она ведь уже исправна. Вы только бейте пожарче, а я в это время взлечу.

Гречишкин сам запустил моторы и один, без штурмана и стрелков, взмыл над танками, круто набирая высоту. Он привел машину на аэродром и через полчаса вылетел обратно, но уже с бомбами.

Много сложных заданий было выполнено экипажем Гречишкина.

Экипаж совершил уже 63 боевых вылета. Сотни бомб сброшены на железнодорожные узлы, аэродромы, вражеские колонны, военные заводы и об’екты в глубоком тылу немцев. Метким бомбовым залпом был разгромлен немецкий штаб одного из фронтов. Правительство высоко оценило заслуги экипажа перед родиной. Гречишкину, команинру корабля, присвоено звание Героя Советского Союза. Штурман Приходченко и стрелок Дуденков награждены орденом Ленина, а стрелок Базилевский – орденом Красной Звезды.

Старший политрук А. Павлов. Л. Шершер.