Шестаков Лев Львович (автор)

* * *

Принадлежность:

9 гв. иап

Герой Советского Союза гвардии подполковник Л. Шестаков 
// Сталинский сокол 05.02.1943

Борьба за высоту

Заметки летчика-истребителя

Перед нашим гвардейским подразделением была поставлена задача – доказать, что на наших отечественных машинах можно стать хозяевами боя, сбить немцев с высоты и самим овладеть этим преимуществом. Это была нелегкая задача.

В течение месяца боевые, опытные лётчики занимались самой настоящей учёбой. Учились воздушному бою, целью котором было драться за овладение высотой, а не гнаться за тем, чтобы зайти друг другу в хвост. Мы занялись освоением элементов высшего пилотажа и отшлифовали технику пилотирования так, чтобы при выполнении фигур лётчик набирал возможно большую высоту.

С первых дней боёв мы об'явили железным законом каждого нашего лётчика: хочешь быть хозяином воздушного боя – добивайся преимущества в высоте.

Немцы в течение долгого времени блокировали наши аэродромы. Они приходили парами, используя солнце и высоту для того, чтобы внезапно клюнуть нашего истребителя над его же аэродромом. Сперва они висели над нашими аэродромами на высоте 3–4 тыс. метров. Убедившись том, что никто не оспаривает у них высоту и что наши истребители держатся ниже, немцы обнаглели до того, что стали висеть над аэродромом на высоте 1.000 метра».

Когда наше подразделение перебазировалось на один из передовых аэродромов, мы встретились с такой же попыткой противника блокировать нас. И если нашим истребителям с первых же дней работы на новом аэродроме удалось сорвать немецкую блокаду, то обязаны мы этим трогательной тактике борьбы за преимущество в высоте. Мы еще раз убедились, что «Ме-109ф» или «Ме-109г», как правило, не дерется, если противник выше его.

Среди лётчиков в последнее время часто обсуждаются вопросы, связанные с летно-тактическими свойствами новейших ваших истребителей. Сравнивают их по скорости, вооружению, маневренности с «Мессершмиттами» и приходят к выводу, что при тактически грамотном ведении воздушного боя советский лётчик на отечественных самолетах, имеющих преимущество в маневренности, может всегда компенсировать незначительное преимущество «Мессершмитта» в скорости. Надо лишь строго придерживаться главного, основного закона воздушною боя, – мастерски владея техникой пилотажа, бороться за высоту. В этом мы убедились на своём опыте и на примерах из боевой практики других полков. Кто стремился вниз, тех сбивали. А кто завоевывал преимущество в высоте, тот побеждал. Когда говорят о тактических приёмах с «Ме-109ф» или «Ме-109г», можно услышать и об использовании метеоусловий и в разлшичных эволюциях, но очень редко упоминают о самом главном – как завоевать преимущество в высоте. Метеоусловия, всевозможные манёвры – всё это должно быть в воздушном бою подчинено решающему – борьбе за высоту.

Примерно за один последний месяц боевых действий наши гвардейцы сбили до 30 вражеских самолётов. В основе этих успехов лежит то, что каждый наш лётчик, ведя боя, стремился во что бы то ни стало оказаться выше немца.

В самом построении боевых порядков должны быть созданы предпосылки успешной борьбы за высоту. Для этой цели необходимо боевые порядки группы эшелонировать по высотам. Дистанция между ними – 500 до 1.000 метров – позволяет наблюдать друг за другом и за воздухом.

Что касается строя, то наиболее целесообразным (при любом числе самолётов в группе) является строй развернутым фронтом с интервалом между машинами 150–200 метров. При таком построении мы лишаем противника возможности внезапно атаковать нас: каждый лётчик отлично просматривает заднюю сферу других самолётов, и мы обычно быстрее замечаем «Мессершмиттов», чем они нас.

Какой тактики мы придерживаемся в воздушных боях? Если идет групповой бай, каждая пара, не связанная противником, стремиться по прямой на солнце (это маскирует её) набрать высоту и атаковать сверху. Однажды четверка наших истребителей патрулировала на участке фронта. Одна пара во главе с ведущим шла на высоте 3.000 метров, вторая – несколько выше. Два «Мессершмитта» стали заходить в хвост паре ведущего. В это время вторая пара, не связанная боем, набрала высоту, и когда «Ме-109ф» после атаки взмыли ввысь, они были внезапно атакованы этой парой. Один «Мессершмитт» был сбит, а второй, убедившись, что он ниже наших «ЯКов», ушел. Это обычный, ничем не выделяющийся воздушный бой, характерный стремлением наших лётчиков обладать преимуществом в высоте.

Хотелось бы сделать одно замечание по поводу часто встречающейся неверной оценки результатов боя. Нередко случается так: 5 «ЯК-1» дрались с 5 «Ме-109ф». «ЯК'и» сбили одного «Мессершмитта» и... не стали хозяевами в воздухе. Не сумев «подмять» под себя противника, наши истребители закончили бой.

Как будто результат победный: 1:0 в нашу пользу. Но не всегда успех измеряется одним или двумя сбитыми самолётами противника. Столь ошибочная оценка итогов боя весьма остро ощущается в тех случаях, когда он происходит во время прикрытия наших войск. Может ли удовлетворить, что сбиты один или два, пусть даже три немецких самолёта, если наряду с этим же дали немцам возможность сбросить бомбы на наши войска? Конечно, нет.

Иногда патрулирующие истребители стремятся оттянуть воздушного противника на свою территорию и при этом оставляют наземные войска без прикрытия, чем пользуются другие группы вражеских бомбардировщиков. Можно ли считать, что наши истребители выполнили свою задачу? Ни в коем случае! Надо в корне изменить подход к оценке итогов воздушного боя. Я считаю, что моя группа победила противника в том случае, если она не только сбила вражеский самолёт, но вытеснила противника с поля боя. И это опять-таки решается тем же преимуществом в высоте.

В последнее время лётчики-истребители много внимания уделяют вертикальному манёвру в воздушном бою и широко практикуют его при встречах с противником. Слов нет, маневр по вертикали в бою необходим, он продиктован самой жизнью, боевой практикой. Но иногда можно наблюдать, что лётчики стремятся выдумать здесь что-то новое, показать такие выверты противнику, которые ошеломили бы его. Напрасно! Воздушный бой – это не круговорот сложных манёвров. Разговорами о вертикальном маневре мы иногда ошибочно нацеливаем молодого лётчика на всевозможные иммельманы и прочие фигуры высшего пилотажа. А для завоевания преимущества в высоте этого совсем не требуется. Воздушный боец имеет возможность набрать высоту простым боевым разворотом или горкой, если в это время он не связан противником.

Но в то же время нельзя делать вывод, что не нужно владеть всеми вариантами высшего пилотажа. Нам, например, очень пригодилось систематическое совершенствование техники пилотирования. Дело в том, что лётчик, хорошо освоивший высший пилотаж, с большим эффектом выполняет фигуры, о которых мы говорили.

Когда идёт речь о вертикальном маневре, нужно всегда помнить, что это не самоцель, а средство для завоевания преимущества в высоте. Кто обладает высотой, у того больше шансов на победу в воздушном бою.

Герой Советского Союза гвардии подполковник Л. Шестаков.

Действующая армия.