Самохлинко

Суворов

Тельнов Константин Иванович (автор)

Полковник К. Тельнов 
// Сталинский сокол 19.02.1943

В тесном взаимодействии с наземными войсками

Успешно выполнив совместно со Сталинградским и Донским фронтом историческую задачу по окружению сталинградской группировки противника, войска Юго-Западного фронта в декабре 1942 года разгромили немецко-фашистские соединения в районе Среднего Дона. Наступление началось 16 декабря прорывом оборонительной полосы противника на участке Новая Калитва – Монастырщина.

Авиация Юго-Западного фронта к началу боевых действий была максимально приближена к расположению наших войск.

Боевое применение различных родов нашей авиации в период прорыва и развития наступления соответствовало задачам, которые решали наземные войска на том или ином этапе операции.

Когда наземные войска осуществляли прорыв переднего края немецкой обороны, действия авиации массировались в полосе обороны противника на узком участке 8–10 километров по фронту и до 25 километров в глубину. Штурмовики и бомбардировщики наносили удары по огневой системе врага, его узлам сопротивления и органам управления. Истребители патрулировали над боевыми порядками наших войск. Часть истребительной авиации была оставлена в резерве на случай появления крупных противодействующих групп воздушных сил врага.

В тот период, когда наши подвижные группы устремились в прорыв, некоторая часть истребительной и штурмовой авиации была придана танковым и механизированным корпусам и сопровождала их, действуя децентрализованно. Основные воздушные силы были брошены на уничтожение отходящих вражеских войск. Бомбардировочная авиация громила немецкие аэродромы и бомбила подходящие резервы противника.

Когда наступление, успешно развиваясь, достигло глубины расположения фашистских войск, штурмовая авиация, продолжая сопровождать подвижные группы, атаковала бегущие и блокированные вражеские части. Вместе с тем она мешала сосредоточению и манёвру тактических резервов противника. В это же время бомбардировщики наносили удары по железнодорожным коммуникациям и аэродромам, а истребители прикрывали наши наземные войска, особенно подвижные группы.

Большую роль сыграла в ходе операции авиационная разведка. Она вела наблюдение за появлением оперативных резервов противника. Пристально следила она за отходящими вражескими войсками, фиксируя направление отхода. Разведчики обнаруживали заранее подготовленные врагом рубежи обороны, непрерывно наблюдали за изменениями в базировании неприятельской авиации, вскрывая её группировки. Наконец, в хоте боев разведка устанавливала местоположение наших подвижных групп.

Хорошо организованная авиаразведка своевременно обнаружила попытку противника создать крупную группировку в районе Тормосин, Чернышевская и его стремление сосредоточить резервы на правом фланге нашего наступления. Эти данные оказали командованию существенную помощь.

Таково в кратких чертах боевое применение авиации на различных этапах наступления.

Работа органов управления авиационного соединения была построена в соответствии с характером боевых действий. Штаб разработал все вопросы взаимодействия с наземными войсками. Детали взаимодействия были уточнены совместно с штабами наземных войск.

Система управления была разной на различных этапах операции. В период прорыва, когда авиация действовала массированно на небольшом участке, управление оставалось строго централизованным. Когда же подвижные группы вошли в прорыв и начали действовать в глубине неприятельского расположения, произошла известная децентрализация управления – отдельные авиачасти были приданы танковым и механизированным соединениям.

Авиация в ходе боев не раз оказывала быструю и эффективную помощь наземным войскам по их вызову непосредственно из района действий. Вот один из многих примерив тесного боевого содружества авиации с наступающими наземными частями. Это произошло на левом фланге фронта. С командного пункта танкового соединения был получен сигнал о том, что перед фронтом его наступления скопились войска и боевая техника противника. Два истребителя вылетели на доразведку. Летчики донесли о сосредоточении в этом районе нескольких групп танков, автомашин и пехоты. Цели были уточнены. Для атаки скопления вылетела первая группа штурмовиков, сопровождаемая истребителями, которые также приняли участие в штурмовке. Штурмовики, истребители и бомбардировщики наносили последовательные удары по врагу. Каждая группа самолётов, поражая цели, собирала и сообщала свежие разведывательные данные, которые тут же использовались для новых целеуказаний. Перед самым началом наземной атаки авиация снова обрушилась на врага.

Несколько слов о штурмовой авиации. В наступательных операциях штурмовики действовали по наземным войскам на поле боя и по резервам врага группами по 4–8 самолётов. Пулемётный огонь вёлся с бреющего полета. Бывали случаи, когда штурмовики делали по 4–5 заходов на цель. В первую атаку они шли строем пеленга, затем переходили на «змейку».

На всём протяжении операции штурмовики, не раз встречаясь с немецкими истребителями, проявляли свою способность к активной обороне, сводящей на-нет все усилия атакующего противника. Опыт показал, что наилучший метод обороны штурмовиков – строй замкнутого круга. Во многих случаях штурмовики, став в круг, успешно защищали себя от атак истребителей и приходили на аэродром без потерь. Как-то группа из пяти «ИЛ-2», направляясь к цели, встретила шестёрку «Мессершмиттов». Штурмовики во-время заметили врага, успели стать в круг, перейдя к активной обороне. 2 истребителя, произведя ряд безуспешных атак, вынуждены были уйти.

Другая группа штурмовиков подверглась в этот же день внезапной атаке четырёх «Ме-109». На этот раз «ИЛ'ы» не успели сомкнуть круг. Один штурмовик был поврежден огнём вражеских самолётов, и совершил вынужденную посадку. Оставшиеся четыре «ИЛ-2» замкнули круг и продолжали вести бой. «Мессершмитты» теперь уже ничего не могли сделать. После нескольких безрезультатных атак они ушли. Штурмовики достигли цели, выполнили задание и благополучно вернулись. Три раза в течение одного полёта вела бой с истребителями эта группа штурмовиков. «ИЛ'ы» дрались с полной бомбовой нагрузкой на виражах с креном 15–50 градусов на высоте 400–200 метров. Из всех боёв они вышли победителями.

Следует отметить опыт использования самолётов «ИЛ-2» для прикрытия наземных войск. Штурмовики патрулировали над сосредоточенными порядками наших войск в период подготовки к прорыву. Они ходили небольшими группами. Вот один из эпизодов этой своеобразной работы штурмовиков. Пара самолёту «ИЛ-2» патрулировала над нашими войсками. Группа из 9 «Юнкерсов-88» была обнаружена в момент, когда начинала атаку. Ведущий пары младший лейтенант Суворов повёл свои самолёт в атаку на двойку бомбардировщиков, пикировавших на наши войска. Но он в свою очередь был атакован следующими двумя немецкими бомбардировщиками. Ведомый Суворова старший сержант Самохлинко пришёл ему на выручку. Своим огнём он отсек «Юнкерсов» от ведущего. В результате боя штурмовики рассеяли всю группу бомбардировщиков, и немцы были вынуждены беспорядочно разбросать свои бомбы.

В ходе операции в районе Среднего Дона враг потерпел тяжёлое поражение. Наши войска освободили от немецких оккупантов много городов и населённых пунктов. Авиация с каждым днём усиливает свою помощь наступающим наземным войскам.

Полковник К. Тельнов.