Башкиров Виктор Андреевич

Немятый Иван Порфирьевич

Спицын Сергей Дмитриевич

Шпанов Ник. (автор)

* * *

Принадлежность:

519 иап

Ник. Шпанов 

Старшина Башкиров
// Сталинский сокол 01.03.1942

Ему 21 год, но у того за плечами уже около сотни боевых вылетов: сопровождение штурмовиков, воздушные бои, самостоятельные штурмовые налеты, разведка. Он бодр, крепок, аккуратен. Так же пунктуально заносит в крохотную записную книжечку свои боевые дела, как отмечал когда-то полеты в школе. Он отчетливо помнит все задания, отдает себе ясный отчет во всем, что делал, чего хочет, чего добьется. А такой добьется многого...

Дымка затягивает аэродром, но нельзя прерывать удары по отходящему врагу. Его нужно бить на походе, на отдыхе, в боевом порядке – всюду, всегда и при любых обстоятельствах. Истребители получают задание сопровождать шестерку «ИЛ’ов». Из шести самолетов сопровождения три тоже должны штурмовать под прикрытием своих напарников. Об’ект – два аэродрома противника. Башкиров идет ведомым у командира полка и должен прикрывать его. Самолеты перешли фронт. Противник встретил их бешеным огнем. С приближением к цели зенитная оборона делается все ожесточенней. Истребители идут выше штурмовиков. «ИЛ’ы» остаются вне поля зрения неприятельских зенитчиков, огонь сосредоточен на истребителях. Благодаря этому «ИЛ’ам» легко удается проскочить к цели. Они атакуют. Один самолет противника пытается взлететь. Командир полка пикирует прямо на него. Но в лоб командиру открывает огонь зенитка. Тотчас следом за командиром переходит в пикирование и Башкиров. Он ведет машину точно на зенитку. Дает снаряд, и зенитка взлетает. Он ведет истребителей штурмовать аэродром, пробривает аэродром вдоль стоящих по краю машин и уходит на вторую цель. Появление истребителей над вторым аэродромом – неожиданно для противника. Только один немецкий бомбардировщик пытается оторваться от земли, чтобы избежать губительного огня штурмующих, но снова на него устремляется командир. И, как прежде, вспыхивает огонь у дула зенитки, стреляющей в лоб командиру. Башкиров пикирует прямо на орудие. Дан снаряд. Умолкает зенитка. Истребители отштурмовались и пошли к себе. На обратном пути к ним подкралась из-под вязкого облака пятерка «Мессершмиттов». Немцы внезапно наваливаются на идущих в замке Башкирова и Немятого. Особенно трудно приходится Немятому. Башкиров устремляется сверху на преследующую Немятого тройку. Тогда два других немца подходят снизу к самому Башкирову. Старшина ложится в вираж, так как у носов сразу двух вражеских самолетов сверкают очереди. Он делает все, чтобы оттянуть на себя наибольшее число врагов. Это ему удается.

В итоге штурмового налета и воздушного боя 12 вражеских самолетов сожжены на земле и 2 сбиты в воздухе. Но особенно радостно Башкирову видеть своего командира целым и невредимым, несмотря на двукратную попытку немецких зениток сбить его прямой наводкой в лоб.

Проходит день. Новое задание: сопровождать пару «ИЛ’ов» и вместе с ними штурмовать дорогу, на которой замечено усиленное движение колонн противника. Видимость очень плоха. С трудом просматривается земля под собою. Но расстояние до цели невелико, выход точен. Рука сама давит на ручку от себя, но Башкиров помнит: ее нужно удержать как бы ни горела душа желанием ударить по врагу, нужно сначала дать отштурмоваться «ИЛ’ам».

Вот они атакуют. Вот они отштурмовались. Теперь могут штурмовать истребители. Ведущий выпускает по цели все свои снаряды. Клочья разбитых машин, тела убитых покрывают дорогу Башкиров штурмует вторым. Он выпускает половину снарядов. Другую оставляет про запас. Интенсивность зенитного огня противника возрастает. У Башкирова перебит привод элерона. Как на зло, именно тут он замечает два «Ме-109», атакующих «ИЛ’ы». Несмотря на то, что машина плохо слушается, Башкиров устремляется за ведущим Спицыным, который закладывает боевой разворот навстречу немцам, прикрывая штурмовиков. Башкиров не оставляет ведущего. Вместе с ним он входит в «карусель» и увлекает немцев в сторону от штурмовиков. Это дает возможность «ИЛ’ам» уйти. Башкиров идет под самой кромкой облаков на высоте шестисот метров. Он делает змейку, чтобы затруднить немцам огонь. Видя трудное положение товарища, Спицын смело идет в атаку, хотя из всех точек у него остался действующим всего один пулемет.

Он упорно пытается отвлечь на себя немцев. Но те не даются. Один заходит Башкирову на четверть справа. Старшина твердо помнит, чему его учили, он дает немного левую ногу. Вся трасса врага проходит правее. Немец схода проскакивает по носу и попадает в прицел Башкирова. Тот стреляет из всех пулеметов. «Мессершмитт» дымит и уходит со снижением. Остается один немец. На него наседает Спицын. Учитывая беспомощность Спицына, немец с новым азартом нападает на Башкирова. Он заходит с хвоста.

Башкиров тянет на себя. Трасса немца проходит под ним. Так повторяется несколько раз. Тогда немец делает «свечу» заходит сверху и дает очередь с явным намерением поразить летчика в кабине. Но Башкиров дает левую ногу, и трасса проходит справа. Немец повторяет маневр. Башкиров дает правую ногу, и трасса проходит слева. Немец упорно избегает выхода под нос Башкирова, таящего надежду сбить врага сохраненными снарядами. Немцу удается зайти сбоку и длинной пушечной очередью поразить винт Башкирова. Одна лопасть срезана. Мотор начинает трясти. И все же избитая машина продолжает полет. Навстречу ей с аэродрома поднимаются наши истребители...

Небольшой ремонт самолета, поставлен новый винт – и вот Башкиров снова подходит к своему верному боевому другу. Взгляд щупает горизонт: хороша ли видимость? Единственное, чего он ждет и на что надеется, – боевое задание. Пока он жив, пока бьется его сердце и есть сила в руке, чтобы держать штурвал, у старшины Башкирова нет иного желания, как бить врага. Бить всегда, везде, при любых обстоятельствах. Бить до полного уничтожения. Старательно, бисерным почерком заносит он в крошечную книжечку свои боевые дела: сбит «Мессершмитт», уничтожено четыре танка, 11 автомашин с пехотой, две зенитные точки. Таково начало лицевого счета, открытого в маленькой книжечке старшины Башкирова Гитлеру.

Ник. Шпанов.