Герои публикации:

Алигер Маргарита

М. Алигер 

Подвиг
// Сталинский сокол 01.03.1942

Подвиг

На семь тридцать утра был назначен вылет.
Над полями светлело, светлело, и вот
Черной кожей одет, как из бронзы вылит,
к своему самолету пришел пилот.

Было тихо, туманно, морозило слабо.
Деревушки дымили, синели снега...
В боевую разведку. Задание штаба.
Нужно иного увидеть в тылу у врага.

Все в порядке. Мотора размеренный рокот.
Слушай песню его да посвистывай, знай.
Через стекла кабины он видит далеко
дорогой его сердцу заснеженный край.

Это родина. Точно во сне разметалась.
Это родина. Тут он родился и рос.
И она своей доброй рукою касалась
непослушных мальчишеских жестких волос.

Вот и вырос сынов, а она не стареет.
Вот нашел он на свете и дело свое.
Научился летать. А оказать не умеет,
как ей счастья желает, как любит ее.

Задымило, задвигалось вдоль горизонта.
До свиданья, родная! Враги впереди.
Самолет пролетает над линией фронта.
Будь внимателен, летчик, и в оба глади!

Самолет увидали. Стоящие в поле
обстреляли его батареи врага.
Вздрогнул летчик от лютой немыслимой боли.
Словно в жгучем огне загорелась нога.

Застонал, задрожала рука на мгновенье.
Кто услышит и кто ему может помочь?
Ждут товарищи в штабе его донесенья.
Нужно дальше лететь, нужно боль превозмочь.

Может, он направленно к победе укажет?
Нужно вынести муку, итти напролом.
Может, он, коль не словом, так делом расскажет,
Как он любит вот этот простор под крылом.

Он не сдастся, пока еще теплится сила,
не свернет с полдороги, пройдет под огнем,
если та, что вскормила его и взрастила,
в роковую минуту нуждается в нем.

Ты желала, чтоб стал он отважным и смелым.
чтобы верным незыблемой правде подрос.
Он провел самолет под жестоким обстрелом
и условные знаки на карту нанес.

Проступали на куртке зловещие пятна
и усилилась дрожь в ослабевшей руке.
И тогда, наконец, повернул он обратно,
чудом вырвав машину свою из пике.
Трижды раненый, как ему силы достало?

Истекающий кровью, как смог, как сумел?
До последней минуты не бросив штурвала,
у своих, на своей территории сел.

Собирался народ у подбитой машины.
− Я задание выполнил... − летчик сказал.
И когда выносили его из кабины,
он навеки закрыл молодые глаза.

Успокойся, утихни, недобрая вьюга!
Пусть морозное солнце стоит на часах.
Скиньто шапки, товарищи! Мертвого друга
непреклонные люди несут на руках.

Я пою человека, избравшего птичье
высоту покорившее мастерство,
поднебесную гордость, земное величье,
вдохновенное мужество − доблесть его.

И отдавшего все это правому делу.
За которое стоит гореть и страдать.
Я завидую сердцем его уделу:
умирая за родину, побеждать!

М. Алигер.