Азищев

Виноградов Николай Николаевич

Мухаммедов

Уколов Василий Васильевич

Усачев

Богданов Николай Владимирович (автор)

* * *

Принадлежность:

658 БАО

Н. Богданов 

Хозяева аэродрома
// Сталинский сокол 01.03.1942

На аэродроме кипит боевая жизнь. Авиация поддерживает наступление. На прикрытие наших войск постоянно взлетают истребители. Для удара по вражеским резервам тяжело поднимаются штурмовики. Быстро уходят ввысь красавцы-пикировщики, и непрерывно снуют и стрекочут связные и санитарные «У-2».

Наступает вечер, и на смену им из лесу выруливают ночные ширококрылые бомбардировщики.

Жизнь аэродрома не прекращается ни на минуту ни днем, ни ночью.

Среди подвижных мотористов и оружейников, среди летчиков в меховых комбинезонах при непрерывных посадках и взлетах боевых машин и не заметить тех людей, благодаря которым большой аэродром работает слаженно и точно, как механизм часов.

Однажды на аэродром напали фашистские самолеты. Они появились с равных сторон, осуществляя звездный налет. Обрушились удары бомб. Затрещали зенитки. Часть самолетов успела подняться. Остальные затаились в замаскированных укрытиях.

У входных ворот стоял прибежавший командир БАО майор Виноградов и наблюдал за разрывами.

– Промазали, за чертой положили!

Он был счастлив, что фашистам не удавалось испортить летное поле, гладкое, белое и крепкое, как сахар. Это поле – его гордость. Чтобы сделать его таким, много ночей не поспал майор. Зима выдалась многоснежная, метельная. Майор прежде был инженером и теперь изобрел большой тяжелый каток, таскал этот каток мощный «Челябинец». Громаду прозвали «Всехдавишь». Стоило его протащить в один след, как любой сугроб исчезал.

А по летному полю ездит трактор, таская знаменитый «Всехдавишь».

За рулем боец-тракторист Усачев, на гладилке – его начальник Азищев.

На аэродроме, с которого производятся непрерывные полеты, приходится ловить каждую минуту. Угадывать час перерыва у штурмовиков и покатать перед их стоянкой, узнавать, сколько будут в воздухе истребители, чтобы проехаться по их стороне и во-время убраться, не задержать посадки.

А сейчас полный простор, катай, где хочешь! И два тракториста, вспахавшие на своем веку многие тысячи гектаров черноземных русских земель, знай себе работают под бомбежкой. Им надо обеспечить крепкую укатку аэродрома, и это для них сейчас самое главное.

И еще один человек стал особенно виден в эти минуты – стартер. Василий Васильевич Уколов с двумя флажками в руках, с ракетницей в кармане только погладывает вверх, определяя угол пикирования у того или другого «Юнкерса», чтобы угадать, куда упадут бомбы. Убежать в блиндаж или в щель нельзя: наши самолеты в воздухе, и он должен ракетой запретить посадку.

Василий Уколов – старослужащий красноармеец. Он уже четвертый год работает стартером. Воевал с белофиннами, теперь – с немецкими фашистами. Видывал виды и ко всему относится спокойно.

Волнуют его только две вещи – неправильный взлет и неправильная посадка.

Самолет, поврежденный при взлете или при посадке, – как же тут не волноваться? Вот вчера: прилетает один соколик, идет на посадку, а шасси не выпустил! Василий Васильевич ему – красную ракету. Летчик вверх. Прицеливается точней и снова идет на посадку – без шасси. Вбил себе в голову, что он «мажет», а на сигнал, показывающий, что у него не выпущены шасси, не смотрит. Снова ему ракету! Так раз до пяти. Говорят, однажды в таком случае красноармеец лег на спину и давай брыкать ногами.

– Ноги, мол, ноги, смотри на ноги!

Догадался летчик, выпустил шасси. На этот раз обошлось проще. Летчик сел хорошо, но стартера в пот вогнал...

Налет окончен. Аэродром снова оживает, и его скромные хозяева теряются среди множества машин и людей, которых они обслуживают. Вот идет на взлет красавица «ПЕ-3». Все провожают взглядом изящную машину, уходящую в голубую высь. Едва ли кто заметит человека, прыгающего на одной ноге по летному полю. И когда он соскакивает с деревянного кубика и смотрит, глубоко ли вдавился снег под тяжестью его тела, как-то не подумаешь, что старший лейтенант Мухамедов старается для красавицы «ПЕ-3».

Машина эта требует хорошо укатанного поля, и, чтобы принять такую гостью, надо как следует спрессовать снег и в разных местах аэродрома точно определить его плотность.

Хозяин летного поля постоянно ходит с деревянным кубиком в кармане. Вес его тела, разделенный на площадь основания кубика, дает как раз ту нагрузку, что положено выдержать снегу под колесами пикировщика.

Вот прибыли новые самолеты. Вот с транспортного корабля высаживается техсостав. Это подкрепления. Нашего полку прибыло!

Командиры представляются командующему. Летчики кивают знакомым.

Майор Виноградов в эти минуты исчезает с аэродрома.

– В пищеблок, – кричит он шоферу, – затем в гостиницу!

Хозяева аэродрома должны обеспечить все – и твердость летнего поля, и бензин, и бомбы, и вкусную пищу, и теплый кров для воздушных бойцов.

Они работают день и ночь, часто без сна по нескольку суток, и благодаря их незаметному труду так слаженно идет жизнь большого аэродрома.

Н. Богданов.