Усанов Александр Александрович

Пивенштейн Борис Абрамович (автор)

* * *

Принадлежность:

503 шап

Подполковник Б. Пивенштейн 

Штурмовые удары при наступлении
// Сталинский сокол 08.03.1942

С первых дней отечественной войны штурмовая авиация нашла широкое применение на поле битвы.

В нашей части накопился большой опыт, помогающий мужественным воздушным бойцам с утроенной энергией громить фашистские орды. В большинстве случаев нам приходилось действовать по переднему краю обороны противника, выводить из строя его оперативные резервы, уничтожать автомехколонны, танки, пехоту. Чтобы обеспечить успех, мы систематически производим разведку на себя, отыскивая подходящие цели. Однако мы всегда учитывали, что эффективней можно работать там, где меньше встречаешься с вражескими самолетами. Поэтому прежде всего наши летчики уничтожали машины противника на близлежащих аэродромах. Тем самым мы обеспечивали себе район действий.

На первых порах мы сталкивались с трудностью восстановления ориентировки, особенно в тех случаях, когда приходилось производить по нескольку атак и тут же встречаться с истребителями противника, которые всячески стремились расстроить наши ряды. Но постепенно летчики научились взаимодействовать огнем и хорошо расправлялись с немецкими истребителями. Они изучали район действия настолько, что по неуловимым на первый взгляд приметам быстро восстанавливали ориентировку и неизменно возвращались точно на свою базу. После нескольких полетов мы полностью ликвидировали потери, связанные с плохой ориентировкой.

Если вначале мы летали без прикрытия, то затем нас начали сопровождать истребители, защищая от воздушного нападения. Между нами быстро выработались свои методы и формы взаимодействия. Истребители обычно идут сзади и выше на несколько сот метров. Высота улучшает обзор и дает им возможность значительно увеличить скорость. Молниеносно обрушиваясь на замеченного врага, сопровождающие истребители выполняют три основных функции: одна группа беспрерывно следит за штурмовиками, не теряя их из виду, другая занята ориентировкой, а третья следит за воздухом, предупреждая внезапное нападение фашистов. Таким образом, сопровождающие истребители облегчают возможность найти даже хорошо замаскированного противника, создают условия для полного использования всей мощи огня штурмовиков.

Разгром фашистов под Москвой заставил их «поджать хвост», изменить свою тактику. Немцы уже перестали массированно двигаться по магистралям. Они начали прятаться в деревнях, селах, лесных массивах, создавал опорные пункты. Это, правда, несколько усложнило условия работы штурмовиков. Вместо крупных подвижных целей мы встречаем больше мелкие, точечные: артиллерийские позиции, минометные батареи, закопанные танки, зенитную оборону. Но это нас не смутило. Штурмовики разгадали маневр врага, быстро приспособились к новым условиям и продолжают успешно громить гитлеровцев.

Как мы выкуриваем проклятых извергов из облюбованных ими мест? Летчики прочесывают укрепленные позиции не вдоль, а поперек, под углом в 45 градусов. Тем самым штурмовики меньше подвергаются зенитному огню, да и не дают немцам возможности использовать свои огневые средства. После одного-двух энергичных заходов противник не выдерживает, обнаруживает себя и непременно начинает улепетывать. Вот один из многих примеров. Нам сообщили, что в одном пункте окопалось до полка немцев. Предстояло выкурить их. Но, пролетая над этим местом, летчики ничего не заметили. Все кругом казалось недвижимо, мертво. Тогда лейтенант Усанов дал несколько очередей, и немцы, видимо, не выдержав, всполошились. Последующие заходы еще больше обеспокоили фашистов, и через некоторое время, боясь повторных атак, они начали отходить. Тут-то и поработали штурмовики по-настоящему. Недалеко от пункта остались разбитыми больше 50 автомашин, около 300 немцев лежали на снегу убитыми.

Так же мы действуем по лесным массивам: не по глубине, а по опушкам. Здесь дело облегчается демаскирующими признаками. Достаточно внимательно приглядеться, чтобы заметить черные полосы, образующиеся на снегу во время вылета снаряда, дорогу или тропинки, по которым подвозят боеприпасы.

В тех случаях, когда обстановка диктует необходимость пролетать вдоль местности, мы, подойдя к указанному пункту, перестраиваемся в колонну и перекрываем всю цель, причем ведомые поражают те огневые точки, которые продолжают действовать после впереди ушедших машин.

Практика показала, что, подлетая к цели, лучше сбрасывать бомбы залпом. Следует учесть, что на высоте 5-10 метров, с которой действует штурмовик, самолет быстро проскакивает цель. Подходя к опорному пункту противника, нужно заранее, с дистанции 400-600 метров, открыть огонь из пулеметов, подавить врага морально, затем ударить снарядами и, лишь поровнявшись с целью, бомбардировать ее. Такая последовательность целесообразна и для налета на вражеский аэродром.

Малые высоты не всегда выгодны для штурмовика, так как он подвергается сильному огню с земли и найти цель значительно труднее. Поэтому мы не придерживаемся раз и навсегда установленных правил. Если достоверно известно, что в данном районе нет истребителей противника или свои самолеты имеют надежное прикрытие, то штурмовики подходят к цели на высоте 400-600 метров, часто даже обрушиваются на нее с пикирования, что дает лучшее попадание.

Нельзя также заранее устанавливать количество атак. По большой колонне, например, выгоднее за один заход сбросить весь груз, причем лучше ударить по голове колонны, так как это создает закупорку. Значит, последующим самолетам будет удобнее работать. Однако бывает и другое положение, когда голова колонны сильно защищена зенитным огнем или уже вышла на открытую местность. Тогда, сообразуясь с обстановкой, надо бить с середины или с хвоста колонны.

Возвращаемся мы, как правило, группой, компактно, в тесном строю. Одна треть из группы истребителей выходит вперед, указывает дорогу, прочищает путь, а остальные прикрывают сзади.

Задача ясна. Нужно неустанно жать врага на запад, уничтожая фашистские самолеты, мотомехчасти, танки и живую силу. Штурмовики расчистят путь пехоте.

Подполковник Б. Пивенштейн.