Перепелица Александр Иванович (автор)

* * *

Принадлежность:

92 иап

Герой Советского Союза старший лейтенант А. Перепелица 

Разведка в интересах наземных войск
// Сталинский сокол 20.03.1942

Есть ли разница между воздушной разведкой вообще и воздушной разведкой в интересах наземных войск? Беру на себя смелость утверждать, что разница есть и к тому же довольно существенная. Конечно, вся воздушная разведка ведется по заданиям наземного командования, и даже разведка вражеского аэродрома имеет немаловажное значение не только для авиации, но и для пехоты. Однако под термином «разведка в интересах наземных войск» мы понимаем тщательнее наблюдение за сравнительно небольшим районом по заданию отдельной пехотной, кавалерийской, танковой части или группы войск.

Воздушному разведчику поручается определенное конкретное задание, называются дороги или населенные пункты, которые он должен просмотреть. Разведчик, действующий в интересах наземных войск, определяет силы противника на данном участке, направление его движения, место сосредоточения, уточняет расположение огневых позиций, артиллерийских и минометных батарей, ДЗОТ’ов, пулеметных гнезд и т. п. Работа эта трудная, кропотливая, требующая от разведчика хитрости, сноровки, знания коварных приемов врага, способов маскировки и т. д.

Мне приходилось довольно часто вести разведку по заданиям наземных войск. Практика показала, что разведчику-истребителю, действующему на одноместном самолете, необходимо несколько раз побывать над заданным районом, чтобы твердо запомнить все виденное. Ведь истребитель не имеет возможности записывать или наносить на карту данные разведки. Он должен полагаться исключительно за свою память и знание района.

Наиболее удобная высота для разведки – 500–600 м. С этой высоты хорошо заметно движение по дороге и просматривается большая местность. Лучшее время – утро или сумерки, так как именно в эти часы происходит наиболее интенсивное движение немецких войск.

Чаше всего наземное командование поручает летчику разведку прифронтовых дорог. Он должен определить количество резервов, подтягивающихся к линии фронта, наличие среди них танков и артиллерии и главное направление движения резервов. А для этого мало зафиксировать местонахождение немецкой части на каком-то участке дороги. Нужно проследить ее движение до самой линии фронта.

Однажды я получил задание выяснить, подтягивают ли немцы (и если подтягивают, то куда) кавалерийский полк. Вылетел рано утром и без особого труда обнаружил кавалерию на марше в районе Б. Все казалось ясным: состав колонны, ее направление. Но в действительности это было не так. Дело в том, что в нескольких километрах от Б. дорога расходилась в трех направлениях. По какому же из них пойдет немецкий кавполк? Не желая спугнуть немцев, я улетел, решив через некоторое время возвратиться прямо к перекрестку. Так и сделал. Вернувшись, я увидел, что колонна свернула на юго-восточную дорогу. Только теперь я мог считать свою задачу выполненной.

Каждый разведчик, обнаруживший движение немецкой колонны, обязан посмотреть на карте, нет ли впереди развилки дорог, и убедиться, куда пойдет колонна.

Чтобы лучше просматривать дорогу, надо лететь не над ней, а в некотором отдалении от нее (справа или слева). Величина удаления зависит от высоты.

Тщательно наблюдать нужно не только за дорогами, идущими из тыла к линии фронта, но и за рокадами, т. е. теми дорогами, которые идут параллельно фронту. Именно по рокадам происходят маневрирование, переброска частей противника с одного участка на другой. Своевременно обнаружить переброску – значит оказать большую услугу наземным войскам.

При отступлении немецких войск разведчику важно определить направление отступления и порядок движения. Обычно немцы двигаются так: первым идет обоз, затем пехота и артиллерия, прикрывающая общий отход. Замыкают отступающих подвижные группы минометчиков и автоматчиков. Немецкая пехота, как правило, идет сравнительно небольшими группами – по-ротно и по-батальонно. Кавалерия идет в таком порядке: впереди группа в 200—300 всадников, затем с разрывам в 500 метров еще группа и т. д. Последней идет артиллерия с обозом.

С большими трудностями сталкивается летчик во время разведки немецких укрепленных рубежей и огневых точек. Во-первых, здесь он подвергается обстрелу из зенитных орудий или пулеметов. Во — вторых, ему приходится дольше и тщательнее, чем когда-либо, просматривать каждую складку местности, каждую улицу в селе: обнаружить немецкую маскировку не так уж легко.

По каким же признакам находить замаскированные немецкие артпозиции, минометные батареи, ДЗОТ’ы и т. п.? Зимой не ищите артиллерию в поле или в лесу. Окраина населенного пункта или, точнее, дома на окраине – вот где располагаются немецкие артиллеристы. Если вы заметили, что стена одного из домов разобрана, можете быть уверены, что в этом доме скрыто орудие. Разведчик, разыскивающий артпозиции, должен действовать чрезвычайно осторожно и скрытно, так как при появлении самолета немцы немедленно прекращают огонь. Кстати, орудия, скрытые в доме, выдают себя черными конусами, остающимися на снегу после стрельбы.

Как-то я полетел на разведку вражеских противотанковых орудий. Подлетаю к заданному месту. Орудия здесь действительно есть, но повернуты они на запад, в сторону немцев. Может быть, это наши? Спускаюсь ниже и замечаю большую тропу, протоптанную на запад. А на восток от орудий лежит ровная снежная целина. И все стало ясно: немцы заметили меня издалека и решили обмануть, повернув орудия в свою сторону. Однако хитрость их не удалась. Для себя же я сделал серьезный вывод – подходить к заданному району незаметно, широко используя облачность.

На нашем фронте немцы этим приемом маскировки пользуются довольно часто. Так, однажды наши летчики, вылетевшие громить танки, увидели, что танки шли в атаку на деревню, которая, по абсолютно проверенным данным, была занята немцами. В конце концов выяснилось, что это все же были немецкие танки. Предупрежденные, очевидно, своим постом ВНОС о приближении советских самолетов, они повернули в свою сторону, надеясь этим маневром сбить советских летчиков с толку. Выдало немцев то обстоятельство, что они совершенно не вели огня.

Разведчик должен уметь разгадывать хитрости врага. А добьется он этого только тогда, когда противопоставит хитрости – хитрость.

Герой Советского Союза старший лейтенант А. Перепелица.