Зуб Николай Антонович (автор)

* * *

Принадлежность:

7 гв. шап

Майор Н. Зуб 

Штурмовик в борьбе с танками
// Сталинский сокол 22.03.1942

Опыт девятимесячных боев, в которых непрерывно участвовал наш полк, показывает, что тактические приемы борьбы с врагом не могут и не должны быть постоянными. Они меняются в зависимости от нашей общей тактики и от тактики врага. Чтобы найти наиболее выгодную форму борьбы, необходимо задать вражескую тактику, изучать ее и делать определенные выводы. В самом деле, если мы сравним первый период войны, когда немцы наступали, и нынешний, когда наступает Красная Армия, то легко заметить разницу в тактике противника и необходимость новых форм противодействия ей

Раньше для штурмовиков основной целью являлись колонны. Враг двигался плотными массами, прикрываясь танками. Это движение, как правило, шло по улучшенным дорогам. Сейчас массовые передвижения по дорогам наблюдаются очень редко. Наученные горьким опытом, немцы стремятся передвигаться ночью небольшими группами. Днем транспорт и танки тщательно маскируются, автомашины идут с большими интервалами, а людские резервы и отступающие войска передвигаются вне дорог. У немцев появилась боязнь дорог, боязнь ударов с воздуха.

Таким образом, возникла необходимость бить одиночные цели и даже охотиться за ними. Теперь уже нельзя итти на цель большими массами, плотным строем и атаковать ее с бреющего полета, как это делалось раньше. Требуются иные боевые порядки, высоты, другие методы атак. Действуя в подобных случаях, мы применяем следующую тактику:

Для атаки ближних резервов наряжается небольшая группа самолетов (3–5) с прикрытием истребителей. Если известно, что не придется встретить скопление войск и транспорта, избирается строй клина. При этом он разомкнут на 150–200 м по фронту и на такую дистанцию между самолетами. Это позволяет каждому летчику действовать как бы самостоятельно. Его внимание не приковано к строю. Он сам отыскивает для себя цель, атакует ее, даже уклоняясь от группы, и вновь занимает свое место в строю. Такой порядок дает возможность хорошо просматривать местность, вскрывать отдельные огневые точки, машины, танки и другие цели.

Атака с двухсот метров методом пикирования позволяет одним снарядом поразить цель. Но так давно у пункта П. мною был атакован тяжелый немецкий танк. Застал я его как раз при выходе из укрытия на исходную позицию. Один снаряд решил судьбу этой машины. И по сей день танк лежит у дороги, расколотый надвое. Подобных примеров меткого поражения целей, даже одиночных, мы имеем немало. Летчики эскадрильи, которой я командую, уничтожили за последние четыре с половиной месяца 201 танк и 900 автомашин

Охота за танками методом, о котором идет речь, вполне себя оправдала. Однако надо иметь в виду, что подобные боевые порядки целесообразны лишь при условии, когда нет противодействия с земли. Если же цель защищена зенитными орудиями или пулеметами, обязательно надо переходить на бреющий полет, сохраняя тактику внезапного удара. Правда, трудно установить наличие зенитных средств уже в полете. Для этого мы рекомендуем вести доразведку особенно важных целей.

На доразведку целей вылетает минимальное количество самолетов, иногда даже один, но с прикрытием. Маршрут полетов избирается в стороне от дорог, а профиль – с таким расчетом, чтобы дорога хорошо просматривалась. Пункт, где предполагается скопление войск, атакуется внезапно. Основная цель такой атаки – установить наличие зенитной артиллерии и ее расположение. Одновременно разведку ведут истребители сопровождения. Все это позволяет избрать наиболее правильные пути подхода для следующего вылета группы самолетов.

О целесообразности этого мероприятия свидетельствует такой пример. Наши части дрались на подступах к пункту Н. Надо было нанести удар по ближним резервам врага. Разведка звеном показала, что пункт прикрыт зенитной артиллерией. Было установлено наличие и расположение огневых средств, а также скопление войск. Атака звена оказалась малоэффективной. Незнание обстановки привело к тому, что у меня был подбит самолет. Пришлось наспех бросить бомбы и уйти от цели. Вслед за этим вылетом я повел на ту же цель пятерку штурмовиков. Теперь заход был произведен с учетом вражеской обороны. На бреющем полете мы зашли со стороны солнца. В этот вылет было сожжено 7 танков, 15 автомашин, разрушена переправа, расстреляно более 200 фашистов. Эти данные, конечно, занижены, так как мы фиксировали только горящие танки и автомашины.

Немало вылетов совершили наши летчики по переднему краю обороны врага. Эти штурмовые атаки также имеют свою особенность. Немцы, опасаясь налетов нашей авиации, свои огневые средства (даже артиллерию) прячут в постройках, стреляя через крыши домов и сараев. Все это усложняет наши задачи. Однако, зная вражеские уловки, мы в большинстве штурмовых атак добивались главного: сковывали врага, давали возможность нашим войскам перейти в атаку.

Атакуя передний край, мы всегда соблюдаем строй пеленга. При этом ведущий ограничивает действия ведомых, которые идут пеленгом в сторону обороны немцев. Здесь нужна особенная осторожность. Малейшее изменение в направлении ведомых, а тем более ведущего может привести к поражению своих войск. Чтобы сковать все огневые средства врага, мы разбиваемся на две группы: одна штурмует непосредственно передний край, другая – артиллерийские позиции. Установлено, что при этом немцы не производят ни одного выстрела, и наши пехотинцы получают возможность перейти в атаку.

В каждом боевом вылете надо учитывать зенитные средства вражеской обороны. В любых случаях наиболее выгодным противозенитным маневром является уход от цели со снижением без разворотов, лишь с горизонтальным маневром. Повторно атаковать цель следует с нового направления, а маневрировать – скрытно. В отдельных случаях надо рекомендовать доразведку цели с тем, чтобы определить наличие и расположение огневых средств. Уходить от вражеских истребителей мы считаем целесообразным на бреющем полете, при этом обязательно надо маневрировать по горизонтали, используя для этого лишь руль поворота и не допуская разворотов. Выгодно применять скольжение в противоположную сторону трассы пуль. Подобная тактика позволила мне лично сорок раз водить товарищей в штурмовую атаку, не потеряв при этом ни одного самолета.

Кроме тактики массированных ударов, необходимо практиковать охоту за танками. При этом одиночные танки врага рекомендуется поражать с пикирования. Это дает меткое попадание.

Надо сказать, что не везде серьезно подходят к такому вопросу, как выбор места перелета фронта, недостаточно изучают линию боевого соприкосновения. Это ведет к излишним потерям, уменьшает возможность внезапного налета. Если мы перелетаем линию фронта, где оборона врага постоянна, то тем самым подвергаем себя обстрелу и, кроме того, даем возможность противнику предупредить свою авиацию. Поэтому выгодно перелетать линию фронта над лесом или там, где идет активное наступление наших войск и противник деморализован.

Штурмовик «ИЛ-2» зарекомендовал себя, как лучшее средство борьбы с наземным врагом и его танками. Эта грозная машина, если ее правильно используют, дает прекрасный эффект. Постоянное творчество, поиски новых наиболее выгодных форм борьбы и тактических приемов – первостепенная задача каждого командира-летчика.

Майор Н. Зуб.