Герои публикации:

Степаненко

Шавлия

Сержантов Н. (автор)

Н. Сержантов 

Аэродром – «невидимка»
// Сталинский сокол 22.03.1942

Таких аэродромов нам больше нигде не доводилось видеть. Широкое снежное поле окружено лесом, оно хорошо укатано и позволяет производить посадку любых типов самолетов как на лыжах, так и на колесах.

Для того, чтобы поддерживать летное поле в таком состоянии, нужно иметь много различных механизмов, но здесь на всем пространстве нет ни одной машины. На этом большом действующем аэродроме должны быть самолеты, но их здесь и не видно.

Лесная опушка. Очевидно, все сложнее и многообразное хозяйство искусно замаскировано там. Однако, проходя по кромке леса вокруг летного поля, вы не увидите никаких следов, свидетельствующих о работе аэродрома. Даже дороги вокруг площадки, и той нет.

Вот в воздухе показалось звено двухмоторных самолетов. Они сделали круг, приземлились и, быстро подрулив к границе поля, исчезли.

Да не подземный ли это аэродром? Эта догадка вызывает ироническую улыбку у летчиков.

– Аэродром – «невидимка», – говорит майор Шавлия, командир батальона аэродромного обслуживания. Такой аэродром может и должен быть в каждой прифронтовой полосе.

Летная часть, базирующаяся здесь, обязана столь замечательным и хорошо замаскированным аэродромом батальону аэродромного обслуживания, которым командует майор Шавлия. При перебазировании на новую площадку командиру БАО было предложено устроить стоянки самолетов на опушке леса, в нишах. Заботливый и вдумчивый руководитель авиационного тыла тщательно изучил летное поле и запротестовал. Для него было ясно, что на фоне мелкого леса ниши будут демаскировать аэродром.

Шавлия лично обследовал прилегавший к полю лесной массив и нашел, что стоянки самолетов должны быть удалены от летного поля в глубь леса. Для этого нужно было проложить довольно длинную рулежную дорожку через тонкую, заболоченную местность. Предстояла большая работа, но она не смущала командира батальона.

Командование авиачасти одобрило такой план, но опасалось, что слишком много времени потребуется для его осуществления, а самолеты должны летать, выполнять срочные боевые задания.

Однако задержки не произошло. Командование батальона так организовало работу, что уже на четвертый день десятки прилетевших самолетов были сразу размещены на удобных стоянках, и даже самый зоркий глаз не смог бы обнаружить их на новом месте.

Склады горючего, боеприпасов, – все это было переведено в новые, надежно укрытые места.

Много раз широкое пустынное поле привлекало внимание и «фрицев». Сначала их разведчики на больших высотах летали здесь, и, ничего не обнаружив днем, они прилетали ночью, рассчитывая, что это время самолеты будут на своих местах. Однажды даже были сброшены бомбы на опушку леса, но они попали в пустоту. Один из немецких экипажей особенно заинтересовался площадкой. Как-то днем он осмелился пролететь над «мертвым» аэродромом на высоте 150—200 метров. Его любопытство было жестоко наказано. Зенитчик-пулеметчик красноармеец т. Степаненко меткой очередью отрубил хвост «Юнкерсу», который, взорвавшись в воздухе, рухнул среди летного поля.

На этом аэродроме самолеты находятся среди летного поля только в момент взлета и посадки. Обслуживание их между боевыми вылетами производится на лесных стоянках.

Аэродром–»невидимка» является примером инициативы, способствующей успешному выполнению боевой задачи летными частями по разгрому врага.

Н. Сержантов.