Смирнов Николай Петрович

Любаров Григорий Моисеевич (автор)

* * *

Принадлежность:

180 иап

Старший политрук Г. Любаров 

Мастер ремонта
// Сталинский сокол 22.03.1942

Огромная машина беспомощно лежала на земле, распластав длинные крылья. Возле нее копошилось несколько человек в коротких технических куртках. Группу возглавлял воентехник 2-го ранга Николай Смирнов. Его глаза внимательно ощупывали каждый узел, каждую деталь. Молодое лицо было озабочено. Казалось, будто он мысленно взвешивает прочность узлов. По-военному кратко от отдал приказание:

– Начнем под’ем.

Люди заняли свои места, и Смирнов пустил воздух в систему выпуска шасси. Плоскости самолета упирались в крепко сколоченные подставки, покрытые мягким войлоком. Постепенно показалась одна нога шасси, затем воздух вытолкнул и вторую. Самолет вздрогнул всем корпусом и твердо стал на «ноги». Смирнов отошел в сторонку, деловито взглянул на машину.

– Вот хорошо, скоро опять летать будем.

На следующий день Смирнов на линейке проверял машины перед выпуском в боевой рейс: по-хозяйски осматривал их, опытным взглядом провожал на взлете, прислушивался к работе моторов

В части о нем идет слава мастера ремонта. Все знают: если нужно спешно вернуть машину в строй или ремонт предстоит особо сложный, в трудных условиях, командование поручает дело Смирнову. Неутомимый он человек. Немного на фронте «свободных минут», но и они у воентехника Смирнова чем-то заняты. «Такая натура, – говорят о нем друзья, – не может сидеть без дела».

Вот он мастерит длинную, загнутую отвертку: как-то ему пришлось восстанавливать машину, все шло хорошо, но некоторые шурупы трудно было завертывать. Это потребовало много лишнего времени. Смирнов запомнил. И вот сейчас решил заранее заготовитъ необходимый инструмент.

Много мелких и крупных ремонтов произвел Смирнов. Он сменял «каракатицы», амортизационные стойки шасси и костыльные установки. Никакие условия ни смущали техника-энтузиаста. Однажды у самой линии фронта осталась лежать машина. Ее следовало поднять и доставить на базовый аэродром. Ответственную работу поручили Смирнову. Ему было известно, что воздушная система на самолете не работает. Смирнов с несколькими мотористами направился к указанному месту. В их распоряжении были тросы, лопата и под'емник. Дорога была каждая минута. В любое время мог нагрянуть враг. Бригада сняла кок винта, быстро вырыла яму. Поставив туда козелок, техник, умело направил его под носок редуктора. Так удалось приподнять нос самолета на высоту под’емных козелков. Аварийным краном Смирнов выпустил шасси. Первый успех еще больше окрылил людей. Они молниеносно сняли плоскости, укрепили на кузове автомобиля хвостовое оперение и своим ходом, на колесах доставили самолет в часть. Из-под самого носа противника отважная бригада спасла боевую машину.

Нет такого вида ремонтно-восстановительных работ, с которым не сталкивался Смирнов. И во всех случаях он умело приспосабливался к обстановке, широко использовал местные ресурсы, вносил различные усовершенствования.

Еще до войны, на войсковых испытаниях одного истребителя, который обслуживал молодой авиатехник Смирнов, он, работая бок, о бок с конструкторами, подсказал много практических соображений. Но особенно широко развелись рационализаторские и организаторские способности у Смирнова во время войны.

Его самая любимая работа – замена моторов. Заменяет он моторы по своей системе. Недаром технический состав других подразделений и частей заинтересовался методами работы Смирнова.

Практика подтвердила, что значительно удобнее и быстрее разбирать и монтировать мотор на земле. И подход к нему лучше, и 4—5 человек могут тогда одновременно монтировать несколько деталей: выхлопные и суфлерную трубы, ввернуть внутренние свечи и т. д. На земле можно хорошенько прогнать все болты. Исключается необходимость повторять несколько раз одну и ту же работу. Все делается среду, быстро, аккуратно и надежно. Даже вооружение частично монтируется на земле. Когда по мотору все сделано, к работе приступают вооруженцы: члены бригады не перебрасываются с одного места на другое. У каждого из них свой сектор, своя отрасль. В то время как один монтирует бензосистему, другой занимается маслосистемой. Сам бригадир успевает монтировать ответственные агрегаты – динамо-машину, деталь Ж-9 – и проверять качество работы подчиненных.

Выдержка, находчивость, технический риск – вот что характерно для Смирнова. Случилось работать однажды в особенно плохих условиях: ни мало-мальски оборудованной площадка, ни приспособлений, а времени для смены мотора буквально в обрез. Почти двое суток люди трудились беспрерывно. Установка мотора требовала приспособлений. Выручила находчивость: выбрали две толстые сосны, сделали зарубки, укрепили перекладину и на это сооружение подвесили таль. Так выглядел своеобразный под’емный кран. Поместили между сосен нос самолета, и через несколько минут поднятый мотор прочно был установлен на мотораму.

Летчики ведут счет сбитым немецким самолетам. Их боевые друзья – техники записывают свои цифры, свой текущий счет. Они подсчитывают, скольким самолетам возвращена жизнь. В этих сухих цифрах скрывается напряженный, самоотверженный труд. Техник Смирнов все время увеличивает свой вклад в общее дело отечественной войны. На его текущем счету 23 введенных в строй самолета, 13 смененных моторов.

Правительство достойно оценило его труд: грудь Николая Смирнова украшают орден Красной Звезды и медаль «За боевые заслуги».

Старший политрук Г. Любаров.