Зуев Петр Иванович

Калугин Федор Захарович

Лакизо Владимир Трофимович

Осипов Михаил Михайлович

Полевой Петр Герасимович

Шемякин Василий Сергеевич

Мирлэ Мирон Лазаревич (автор)

* * *

Принадлежность:

8 иап

М. Мирлэ 

Героизм и боевое искусство
// Сталинский сокол 25.03.1942

Еще одна славная победа советских истребителей

Южный фронт, 24 марта. (От наш. спец. корр. по телеграфу). Вчера на нашел участке фронта произошел воздушный бой. Он характерен самоотверженностью и искусством сталинских соколов и поучителен в отношении тактики врага.

Суворовская заповедь – воевать не числом, а уменьем – стала законом для наших летчиков. Каждый воздушный бой, проведенный по этому принципу, поднимает еще выше боевое искусство и закаляет наших воздушных бойцов. Противник пускается на всевозможные уловки и хитрости, чтобы завоевать господство в воздухе. Натуживаясь, оттягивая самолеты из других районов и маскируя их на небольших участках, немцы пытаются кое-где противопоставить нашей изматывающей их авиации численный перевес.

Однако наших летчиков нельзя смутить численным превосходством. Они навязывают врагу бой и неизменно выходят победителями.

Воздушный бой, о котором мы сообщаем, прежде всего отличается числом участвовавших в нем машин. Пять наших истребителей лейтенант Осипов, младший лейтенант Локидзе, лейтенант Полевой, младший лейтенант Калугин и лейтенант Зуев, сопровождавшие штурмовиков, были атакованы двумя группами «Ме-109». Первая группа в составе 12 машин шла на высоте 800—1000 метров, а вторая численностью 6 самолетов – на высоте 2000 метров.

Противник применил свою тактику атаки двумя ярусами. При этом нижняя группа его истребителей разделилась. Одна часть ее связывала наши самолеты боем, другая, пользуясь этим, пыталась заходить в хвост; верхняя же группа вела атаки с пикирования, выбирая удобные моменты, затем уходила с набором высоты я, снова пикируя, повторяла атаки.

Первую атаку предприняла пятерка «Ме-109» по истребителям сопровождения, а тройка «Ме-109» – по нашим штурмовикам. Заметив это, прикрывающий штурмовиков летчик лейтенант Зуев бросился на врага и метким ударом сбил один фашистский самолет. В то же время Зуев был атакован тремя другими «Ме-109», а еще две машины начали пристраиваться ему в хвост. Младший лейтенант Локидзе, поняв, что Зуев подвергается серьезной опасности, пошел ему на выручку. Он мужественно сражался с фашистами, отвлекая на себя удары и разбивая строй «Ме-109». Но и он подвергся атаке сзади со стороны трех «Ме-109».

Всю эту сложную обстановку быстро учел лейтенант Осипов, старший группы. Он понял, что «фрицы» пытаются разбить строй наших самолетов и атаковать их в одиночку, используя свое численное превосходство. Осипов собрал свою группу в кулак. Отлично маневрируя, он повел массированный огонь группой по противнику. Первый в группе он сбил один «Ме-109», чем внес смятение в строй фашистских самолетов.

Бой все разгорался. Том временем наши штурмовики, выполнившие задание, ушли на свой аэродром. Большая группа немецких самолетов, скованная боем с нашими истребителями, не смогла помешать их уходу. Немецкие летчики теперь пытались заставить наших истребителей вести бой на вертикалях, при котором они чувствуют себя более уверенно.

Наши летчики разгадали эту тактику врага. Сообразуясь с обстановкой, они не уклонялись от боя но вертикали, когда это было удобно им, и вынуждали фашистов драться на горизонталях, с мастерством и храбростью ведя бой на виражах. Летчики хорошо применялись к мгновенно менявшейся обстановка в воздухе; они успевали следить за всеми группами противника, разгадывали его намерения, создавал себе наивыгоднейшие положения.

Лучшие качества наших воздушных бойцов – мужество, героизм, искусство – были противопоставлены многочисленной стае фашистских хищников. В ходе боя лейтенант Осипов сбил еще один «Ме-109». Так, из 18 фашистских машин в этом жестоком 15-минутном бою были сбиты 3 самолета, остальные рассеяны и ушли на юго-запад. Противник понес явное поражение.

Наши летчики геройски дрались в этом неравном бою. Капитан Шемякин проявил колоссальную выдержку: он привел свой штурмовик, получивший много пулевых и пушечных пробоин, после выполнения задания на аэродром и мастерски посадил его.

Из отважной пятерки советских истребителей, дравшихся против 18 вражеских, пострадал только один самолет лейтенанта Зуева. В начале бея Зуев один принял на себя удар шести немецких истребителей. Его машина получила серьезные повреждения, и он вынужден был вывести ее из боя, предварительно все же уничтожив один фашистский самолет и отлично сковав в ходе атак действия фашистов.

М. Мирлэ.