Фигичев Валентин Алексеевич

Устинов Александр Захарович (автор)

* * *

Принадлежность:

55 иап

Генерал-майор авиации А. Устинов 

Новое в тактике вражеских летчиков
// Сталинский сокол 25.03.1942

Наступательные действия наземных частей доблестной Красной Армии заставили фашистов изменить в последнее время и тактику своей авиации.

В отлитие от прежнего противник теперь ведет разведку не только одиночными самолетами, но и группами в 2—3 самолета, держась обычно высоты 1500—4000 метров. И февраль, и март характерны весьма неблагоприятными для полетов метеоусловиями. Немецкие воздушные разведчики, однако, вылетали даже при низкой облачности и плохой видимости, преимущественно в одиночку. К этому опять-таки их вынуждала усиленная активность наших частей.

Бомбардировочная фашистская авиация своими действиями стремилась помешать продвижению наших частей. Об’ектами она избирала железнодорожные узлы, дороги, передний край фронта. Успех ее, надо при этом сказать, был малозначителен, так как повсюду фашистские самолеты встречалась с нашими истребителями, не знающими страха в бою, хорошо изучавшими уловки и повадки врага и навязывающими ему бой при любом превосходстве его сил.

Бросается в глаза и то, что и в феврале, и в марте вражеские самолеты стали летать преимущественно группами. 15 марта, например, истребители одной авиачасти вели воздушный бой с девятью «МАККИ-200» и семью «Ме-109». Численное превосходство противника никогда не удерживает наших летчиков от боя. На этих днях истребитель капитан Фигичев вел бой с 4 «Ме-109», причем сбил один из них и благополучно вернулся на свой аэродром. Таких воздушных встреч в воздухе в марте было немало и, к чести наших летчиков, кончились бои чувствительным уроном для противника и незначительным ущербом для нашей авиации.

Преобладание в последнее время групповых полетов противника об’ясняется тремя причинами. Во-первых, стремлением противодействовать развивающемуся наступлению советских войск. Во-вторых, в связи с ослаблением холодов немцы получили возможность чаще и дольше быть в воздухе и потому стянули на фронт большое количество самолетов. В-третьих, они ввели в строй некоторые резервы, которые усиленно подготовлялись для весны. Старые, испытанные воздушные волки немцев в основном перебиты. Летает сейчас скороспелая молодежь. Это чувствуется и в характере и в тактике воздушных боев, которые имели место за последнее время. Молодые фашистские летчики стараются держаться в групповом строю, избегают летать в одиночку.

В недавнем воздушном бою наши истребителей с 9 «МАККИ-200» и двумя «Ме-109» наши летчики отметили полную неискушенность некоторых летчиков «МАККИ-200». Во время атаки, например, «МАККИ-200» то и дело оказывались под огнем наших турельных пулеметов. С точки зрения тактики боя это, мягко выражаясь, неграмотность. О «храбрости» же их в бою можно судить но такому штриху: как только наши истребители поворачивались к «МАККИ-200» в лоб, те удирали, нарушая общий строй. Они смелели лишь тогда, когда наши истребители возвращались к бомбардировщикам, которые они сопровождали.

К слову сказать, фашисты очень много надежд возлагали на итальянскую машину «МАККИ-200», подвизающуюся на нашем фронте. «МАККИ-200» – истребитель, вооруженный двумя 12-мм пулеметами с мотором мощностью 700—500 л. с., его потолок 7—10 тысяч метров, а скорость 505 км. Появился он еще в сентябре прошлого года. Тогда в первом боевом крещении немецкое командование убедилось, что самолет этот не обладает особыми достоинствами и преимуществом. Оно пришлось за модернизацию и с привычным рекламным шумом вновь выпустило его сейчас. Едва ли этот истребитель и в модернизированном состоянии оправдает надежды. Наши летчики умело расправляются с ним. В первом же бою были сбиты три самолета.

Что же особенно характерного в нынешней тактике врага? Если противник пускает в бой две группы истребителей на разных высотах, то он прибегает к одновременной атаке и наших истребителей, и бомбардировщиков. Как правило, группа нижнего яруса действуют по бомбардировщикам и производит атаку на встречной курсе в лоб сверху и сбоку, а последующие атаки проводит сверху или снизу. Вторая же группа верхнего яруса атакует прикрытие истребителей в лоб сверху и затем сзади сверху. Выходит самолет из атаки обычно боевым разворотом с набором высоты.

Недавно на нашем участке фронта произошел бой между нашими истребителями и пятью «МАККИ-200». Фашистские самолеты вели атаки со стороны солнца, при этом два из них атаковали ведущего снизу спереди, а три самолета пытались напасть сзади сверху ведущего. Наши летчики умело противодействовали врагу. В этом бою они сбили один вражеский самолет. В тот же день произошло сражение в воздухе с 10 «Ме-109» и 5 «МАККИ-200». При этом тактика применялась та же, и на сей раз противник лишился одного самолета. В одном из районов наш бомбардировщик, сопровождаемый истребителями, был атаковал 11 «МАККИ-200». До начала атаки эти самолеты шли двумя ярусами: шесть машин на высоте 4000 метров и пять на высоте 2000. Атаки, как и в предыдущих случаях, производились снизу и сверху в хвост. Бой был 5—8 минут. Нашим летчикам удалось сбить две фашистские машины.

Следует отметить неравномерность боевого напряжения немецкой авиации. Дни интенсивных боевых действий чередуются с днями, незначительными по количеству вылетов. Об’ясняется это тем, что противник все же располагает недостаточными силами для непрерывных действий при численном превосходстве.

Опыт последнего периода показывает, что в борьбе против наших военно-воздушных сил противник применяет и такие приемы, как отсечение наших истребителей от бомбардировщиков путем создания завесы зенитного огня. На нашем участке фронта известен вот такой случай. Группа бомбардировщиков была пропущена врагом, а как только приблизились истребители сопровождения, с земли была поднята сплошная завеса огня. В результате немцам удалось отсечь истребителей от бомбардировщиков, чем нарушился их боевой порядок. Бомбардировщики в районе цели оказались изолированными от истребителей и подверглись сильным атакам «Ме». Мы потеряли тогда один самолет и хороший боевой экипаж. Дорогой урок на будущее. Об этом практикуемом теперь приеме врага нельзя забывать. Надо всячески противодействовать ему.

В первые недели марта, фашистская авиация потеряла на нашем участке фронта в воздушных боях 24 самолета, на аэродромах уничтожено 15 и подбило 11 машин. Резко меняющаяся погода на юге, туманы и снегопады, низкая облачность сковывали в общем действия военно-воздушных сил, но и встречи в воздухе, которые имели место за это время, научили нас многому, вооружили нас еще крепче для непрерывной и успешной борьбы за полное господство над врагом в воздухе.

Генерал-майор авиации А. Устинов.