Герои публикации:

Заменгоф М.

М. Заменгоф 

Франция Петэна на службе у Гитлера
// Сталинский сокол 25.03.1942

В 1914 году германские войска заполонили Бельгию. Они захватили бельгийские города. Они оккупировали страну. Но подчинить ее себе Вильгельм не смог. Бельгийская армия продолжала оказывать сопротивление. Бельгийское правительство, переехавшее во Францию, продолжало управлять государством. Его распоряжение было сильнее приказа оккупанта.

В 1940 году после недолгой борьбы голландская армия была вынуждена сложить оружие. Но голландские патриоты от борьбы не отказались. Но голландское крестьяне, рабочие, горожане не подчинились гитлеровским властям. Слово голландского правительства, пусть находящегося сейчас вне страны, сильнее приказа нацистского жандарма.

Можно оккупировать страну, неизмеримо труднее подчинить ее себе, хотя бы на время, в особенности если правительство и народ едины в своей ненависти к захватчику, в своей борьбе за окончательное национальное освобождение.

И первое преступление Петэна – Дарлана – Лаваля перед Францией состоит не только в том, что они сдали свое отечество извечному врагу, не только в том, что они стали убеждать французов, что сопротивление бесполезно, что борьба невозможна. Пэтен и французский генеральный штаб обезоруживали предвоенную Францию в отношении вооружения, Жорж Бонне разоружал ее внешнеполитически, «кагуляры» и прохвост из прохвостов Дорио «идеологически». Ныне вся эта кампания хочет обезоружить французов морально, лишить их внутренних сил. Петэн, который на каждом перекрестке заявляет о единстве нации, делает все, чтобы нация была раздроблена, расколота, раз’единена. Он стремится подорвать моральную сопротивляемость французов, он натравливает крестьян на рабочих, поселян на жителей городов, восстанавливает молодежь против стариков, сыновей против отцов. Тем самым он намерен облегчить Гитлеру послевоенное завоевание Франции. Тем самым он намерен облегчить немцам использование и сегодня еще, даже и после поражения, значительной потенциальной экономической мощи одного из крупнейших государств Европы.

Петэн и Дарлам делают это, чтобы Гитлер смог беспрепятственно получать французские самолеты, танки, грузовики, вооружение. Петэн и Дарлан делают это для того, чтобы Гитлер смог беспрепятственно получать продовольствие, которое они урывают у французских детей. Они делают это во имя «сотрудничества» с Германией. Во имя сотрудничества они заклинают французов прекратить борьбу. Лаваль, продающий Францию тому, кто дороже заплатит, убеждает: «Только соглашение и полное примирение с Германией могут спасти Францию». Петэн пытается убедить французов в том, что Гитлер из чувства «уважения» требует от Франции сотрудничества с нацистской Германией. Петэн хочет заставить поверить, что благодаря сотрудничеству с Гитлером передя Францией открываются «широкие перспективы для деятельности на умиротворенном континенте»...

Люди, способствующие тому, чтобы расшатанная французская военная машина продолжала еще работать, говорят об «умиротворенном континенте»! Во имя этого «умиротворения» они занимаются предательством на всех материках. Петэн и Дарлан предоставляют в распоряжение агрессивных государств не только Францию Европы, но и «Францию пяти частей света». В Азии правители из Виши пытались передать Сирию и Ливан Гитлеру и Муссолини для осуществления фашистских планов нападения на Иран, Ирак, Советский Кавказ. В Африке Дарлан сделал из Туниса базисный склад для ливийской армии Роммеля, из Касабланки и Дакара – пристанище для германских подводных лодок. В Америке немецкие подводные лодки, торпедирующие американские танкеры в Караибском море, пополняют запасы вооружения и горючего на Мартинике и во Французской Гвиане. Только в Океании и во Французской Индии Петэну–Дарлану не удалось ничего сделать: эти колонии давно уже стали на сторону Свободной Франции.

Петэн заявляет, что «Франция будет защищать свою империю». Пустая и бесчестная игра слов! Демократические государства не собираются нападать на заморскую Францию. Гитлеру же и Муссолини вовсе и не надо завоевывать французские колонии: их правительство Виши и так предоставляет в распоряжение держав оси. Итальянцы хозяйничают в Тунисе, немцы – в Алжире, Касабланке и Дакаре. О чем же идет речь? Об обмане французов, о попытках обмана мирового общественного мнения.

Дипломаты Петэна шпионят в пользу Гитлера и ведут фашистскую пропаганду среди зарубежных французов: этим занимается, например, Анри Эй, «французский» посол в Вашингтоне. Полиция Петэна выдает Гитлеру немецких политэмигрантов, заключенных в концентрационных лагерях правительства Виши. Печать Петэна ведет нацистскую агитацию. Петэн издает расистские «законы». Так Франция Петэна служит Германии Гитлера.

Петэн и Дарлан не только отдают Гитлеру произведения французской земли – они отдают ему и богатство французских колоний. Они отдают ему не только морские базы, но и французский флот: только что всю мировую печать облетело сообщение о том, что правительство Виши передало Германии 40 французских военных кораблей. Французские летчики бомбардируют Гибралтар. Петэн и Дарлан отдают фашистам сыновей французского народа. В Вишни формируется легион «добровольцев» для отправки на советско-германский фронт. Швейцарская «Нейе цюрхер цейтунг» свидетельствует: ежедневно в Германию отправляется 40 специальных поездов с насильственно завербованными французскими рабочими. И это делается в то время, когда два миллиона военнопленных французов изнывают на рабочей каторге в нацистской Германии. И это происходит тогда, когда министры Петэна вопят о недостатке рабочих рук во Франции.

Невольно вспоминается заявление, сделанное в 1871 году на «Национальной ассамблее» в Бордо, отдавшей Эльзас и Лотарингию Бисмарку (так же как и теперь Петэн вновь отдал их Гитлеру), горячий протест Келлера, одного из депутатов восточных департаментов Франции: «Я апеллирую к потомству, которое нас рассудит, я обращаюсь ко всем народам, которые не могут бесконечно допускать, чтобы их продавали, как скот, я взываю к шпаге всех людей чести и сердца, которые должны и возможно скорое разорвать это ненавистное соглашение».

Келлер говорил о шпаге-мстительнице. Ее кует сейчас французский народ. И неумолимо приближается час, когда миллионы французских рук поднимут эту шпагу. Они разорвут позорный договор, заключенный в Компьенском лесу. Они изгонят из Франции оккупантов. Они прогонят и гитлеровских лакеев.

М. Заменгоф.