Булаев Александр Дмитриевич

Лукьянов Александр Михайлович

Сокол Константин Потапович (автор)

* * *

Принадлежность:

159 иап

Майор К. Сокол 

Непрерывное прикрытие коммуникаций
// Сталинский сокол 27.03.1942

Наступательные действия наземных частей на нашем участке фронта вызвали большую активность вражеской авиации. Если сейчас, в дни успешного продвижения советских войск, немецкая авиация действует главным образом на поле боя, то совсем недавно – в конце февраля и в начале марта – все свои воздушные силы враг бросал на наши важнейшие коммуникации, станции снабжения фронта. Чтобы наземные части успешно продвигались, следовало расстроить замыслы немецкого командования, не допустить вражескую авиацию к станциям снабжения фронта, к нашим коммуникациям. Было решено ввести непрерывное прикрытие об’ектов с воздуха – такую задачу поставили перед нашей частью.

Чтобы вести непрерывное прикрытие об’екта, мы решили создать три группы самолетов. В то время как первая находится в воздухе, вторая – резервная – в состоянии боевой готовности: летчики дежурят у самолетов и по первому же сигналу поднимаются в воздух; третья группа также в готовности: самолеты заряжены горючим, маслом, боеприпасами, экипажи дежурят на аэродроме

Через определенные промежутки времени в воздухе, непосредственно над об’ектом прикрытия, сменяется патруль. Мы заранее устанавливали время, высоту и пункт, над которым происходит смена патруля.

Смена патруля и взлет группу самолетов, идущей на смену тем, кто находится в воздухе, – это, пожалуй, один из ответственнейших моментов. Здесь требуется исключительная настороженность. У нас был установлен такой порядок: летчики, возвращающиеся с патрулирования, прикрывают самолеты, поднимающиеся в этот момент в воздух. Когда же новая смена патруля взлетела, то она прикрывает товарищей, идущих на посадку. Такая организация патруля практически возможна в тех условиях, когда сам аэродром находится в зоне патрулирования об’екта, а местом смены патруля может служить район самого аэродрома. Именно в подобных выгодных условиях мы и оказались. Но отсюда следует сделать логический вывод: непрерывное патрулирование целесообразнее всего поручать части, базирующейся на аэродроме, который находится в зоне охраняемого об’екта.

С первых же дней работы по прикрытию сравнительно большого участка железнодорожного пути и ряда станций мы встретились со все возрастающей активностью немцев. Иногда приходилось выдерживать по 6—7 воздушных боев в день. Нам памятен эшелонированный воздушный бой, длившийся до полутора часов. Противник, отлично оценивавший значение прикрываемых нами об’ектов, посылал сюда большие группы самолетов. При этом немцы применяли такую тактику: они обычно высылали вперед группу истребителей, чтобы связать боем наш патруль. А затем эшелонированно появлялось несколько групп бомбардировщиков под прикрытием истребителей. В ответ на эту тактику мы разбили свой патруль на две группы: сковывающую, ведущую бой с истребителями, и ударную, атакующую бомбардировщиков противника.

Бывали дни, когда активность противника явно ослабевала. В течение нескольких часов мы вовсе не получали сигналов о появлении в воздухе немцев. В такие дни мы отказывались от непрерывного патруля. Но при этом исключительно напряженно работала система оповещения – радио, телефон. Об этом следует сказать особо. Радиосвязь сослужила прекрасную службу. По радио нам приводилось с КП командовать воздушный боем, сигнализировать летчику о попытках немца зайти ему в хвост. По радио мы сообщали летчику воздушную обстановку. Часто сам летчик запрашивал нас: «Что есть в воздухе»? Радио помогало нам перенацеливать патрули, переводить их с одной станции на другую, в зависимости от сложившейся обстановки. И не раз мы выходили победителями из воздушных боев только потому, что радио позволяло с молниеносной быстротой собрать разрозненные патрули в единый мощный кулак.

Прикрывая об’ект, очень важно правильно выбрать высоту. Она определяется, как правило, высотой облачности. Так, при облачности средних высот – порядка 800—1000 метров – мы обычно ходили над кромкой облаков, откуда просматривался весь низ. Если же облачность высокая, то самолеты ходят на 1000 м ниже облаков. При выборе высоты прикрытия важно учесть не только облачность, но и тактику врага. За последнее время немцы, например, стали применять истребители «Ме-109» в качестве бомбардировщиков. Правда, бомбардиры они плохие: бомбы бросают куда попало Предпринятая однажды «Ме-109» попытка бомбить станцию дорого стоила им. Группа капитана Булаева один «Ме-109» сбила, а другой подбила. Учтя эту тактику врага, мы стали патрулировать на высоте 2000—2500 м. «Ме-109» ходят на высоте 2500—3000 м, а бомбардируют с высоты не ниже 1000 м.

Несколько замечаний о прикрытии объекта в плохую погоду. В такие дни посылать на патрулирование большую группу не следует, ибо, во-первых, погода лимитирует маневр, во-вторых, сам противник в такое время не ходит большой группой. При плохих метеоусловиях мы делали так: разбивали зону патрулирования на несколько об’ектов особой важности. На каждый об’ект посылали по паре самолетов. Но мы не пошли по линии наименьшего сопротивления – не закрепляли пару за определенным об’ектом. Перед летчиками была поставлена задача: пара должна через определенные небольшие промежутки времени переходить с об’екта на об’ект. Расчет наш был таков: на случай воздушного боя патрули, переходя с об’екта на об’ект, могут быстро соединиться. Расчет вполне оправдался.

Однажды две пары наших «Томагауков» патрулировали над двумя об’ектами. Шесть «Ме-109» пытались штурмовать станцию, которую патрулировала пара, возглавляемая Героем Советского Союза старшим лейтенантом Лукьяновым. Быстро взвесив обстановку, Лукьянов атаковал шестерку и с первой очереди сбил один «Ме-109». Немцы вначале растерялись и даже ушли. Но потом, видимо, решив отомстить смельчакам, вернулись. В это время к об’екту подоспела вторая пара, патрулировавшая соседнюю станцию. Теперь уже против пяти «Ме-109» сражалась не одна пара, а четверка. В итоге боя был сбит еще один «Ме-109». Кстати, и здесь большую роль сыграла система оповещения, в частности радиосвязь.

Непрерывное патрулирование потребовало громадного напряжения сил всего личного состава. Но сознание того, что от бдительности и организованности патруля зависит успех наступления наземных частей, вызывало новый прилив энергии у наших летчиков, техников, мотористов. Попытки немецкого командования сорвать продвижение советских войск ударами с воздуха по важнейшим станциям снабжения фронта потерпели крах. Бомбы в подавляющем большинстве случаев беспорядочно падали на поле, не причиняя ущерба охраняемым нами об’ектам. Как правило, противнику не удавалось даже выйти на цель – так зорко летчики нашей части несли боевую вахту.

Майор К. Сокол.
Ленинградский фронт.