Герои публикации:

Боголюбов Н.

Васильевы, братья

Геловани М.

Гремин

Злотникова Ф. (автор)

Ф. Злотникова 

Кино. «Оборона Царицына»
// Сталинский сокол 29.03.1942

Кадр из фильма «Оборона Царицына». Товарищ Сталин (артист М. Геловани) у прямого провода.

Девять месяцев бьемся мы не на жизнь, а та смерть за нашу честь, нашу землю, нашу свободу. Девять месяцев труднейших испытаний, тяжелых потерь и радостных побед.

Железная воля, государственная мудрость и полководческий гений Сталина поддерживали народ в самые тяжелые дни, создали перелом в военной обстановке я ведут нас теперь к победе. Его образ живет в сердце каждого советского человека, он незримо присутствует в каждом бою, на каждом заводе, работающем для обороны отечества, в каждой колхозной избе.

Поэтому с особенным чувством смотрится новый исторический фильм «Оборона Царицына», сделанный братьями Васильевыми.

1918 год. Немецкие оккупанты и белогвардейцы со всех сторон протянули щупальцы к Царицыну. Это был лакомый кусок для контрреволюционеров всех мастей. Взять Царицын – значило оставить центральную Россию без хлеба и нефти, отрезать советские войска на юге и об’единить контрреволюционные силы в один кулак. Допустить потерю города республика не могла. И Ленин направил в Царицын Сталина.

Первым дням его деятельности здесь, так же как героическому походу, совершенному армией Ворошилова, спешившей на защиту Царицына, посвящена первая серия фильма.

Знакомая хорошая улыбка, внимательный взгляд, мужественное, выразительное лицо. Не первый раз мы видим М. Геловани в роли И. В. Сталина.

В ряде сцен зритель видит, как Сталин работал, как умело выбирал преданных революции людей и поручал им ответственные участки.

Салон вагона, в котором живет Сталин. На совещание собрались советские, партийные и военные руководителя города. Выслушав доклад замаскировавшегося изменника, бывшего офицера Носовича (артист Гремин) о невозможности отстоять Царицын, народный комиссар формулирует положения новой революционной стратегии. Если для «военспеца», надевшего маску аполитичности, Царицын – это только географическая точка, которую неудобно оборонять, то для большевиков, для советской республики Царицын – пункт, от удержания которого зависит судьба революции.

– Чтобы победить, надо драться! – говорит Сталин, и эти слова звучат сегодня, как призыв, как девиз.

В этой сцене Сталин определяет основную черту стратегии, которая навсегда становится стратегией Красной Армии. Эта черта – активность даже в обороне, наступательный дух.

Решимость, непреклонная воля характеризуют речь Сталина в сцене разговора по прямому проводу с В. И. Лениным. М. Геловани сумел передать то чувство внутренней сосредоточенности, вдохновенной силы, которое владело Сталиным, сознававшим, какую огромную ответственность берет он на себя, получая от Ленина неограниченные полномочия.

Глубоко волнует зрителя сцена, в которой Сталин беседует с делегатами голодной деревни, приехавшими в Царицын за хлебом. Поймут ли эти тверские крестьяне суровый смысл революционной необходимости, заставляющей отбирать у них хлеб, чтобы послать его и Москву, в Петроград? Сталин в этой сцене необыкновенно мягок и человечен, но в то же время он тверд и непримирим. Он знает народ и уверен: они поймут.

Другой центральный образ картины – К. Е. Ворошилов (артист Н. Боголюбов). Беззаветно смелый, талантливый командарм, умеющий воодушевить людей и не останавливающийся перед трудностями, он провел свою армию по тяжелому пути из Донбасса к Царицыну. Немцы и белогвардейцы делали все от тех зависящее, чтобы задержать армию, помешать ей пробиться к Волге. Советские люди, об’единенные преданностью революции, волей и искусством полководца преодолели все преграды и пришли к Царицыну.

Один из наиболее удачных эпизодов в картине – оборина станции Лихая. Через эту станцию проходили эшелоны армии Ворошилова. Немцы обстреливали из орудий, чтобы остановить поток поездов с оружием, машинами, бойцами, беженцами и их скарбом. Под непрерывным огнем, то и дело засыпаемые землей, дрались люди Ворошилова.

Окопы у мельниц вблизи станции. В них укрылись наши бойцы. Недалеко немцы. Каждую секунду можно ждать атаки. Ворошилов решает выдвинуть вперед на левый фланг пулемет, чтобы оттуда бить по врагу, когда он начнет атаку. Пулеметчики отправляются в опасный путь по открытой местности. Зритель видит их силуэты, перебегающие по полю. Немцы ведут огонь. Один боец падает. Пулемет подхватывает другой. Сделав несколько шагов, падает и он. В окопе чей-то выкрик:

– На верную смерть людей посылают!..

И в этот момент на фоне неба появляется новый силуэт. По окопу, как единый вздох, произносятся слова:

– Сам пошел!..

Ворошилов бежит к пулемету. Он продвигается зигзагами, чтобы не дать вражескому пулеметчику прицелиться. Подхватив пулемет, командарм устремляется дальше под непрерывным огнем. Но вот он взмахивает руками и надает наземь. Немецкий офицер, удовлетворенно улыбаясь, прекращает стрельбу.

Тело командарма недвижно лежит на поле. И вдруг голова его тихо поворачивается, мы видим улыбающееся лицо и хитро прищуренный глаз. Ворошилов мгновенно вскакивает и стремительно бросается вперед, волоча за собой пулемет.

Вскоре немцы начинают «психическую» атаку. Цепи солдат, не сгибаясь, идут на наши окопы. Они все ближе, ближе...

– Та-та-та-та... – в полнейшей тишине неожиданно для немцев начинает «разговаривать» пулемет Ворошилова. Один за другим падают немцы. Ряды их расстроены, они бегут. Из окопов выскакивают наши бойцы и преследуют врага.

Н. Боголюбов создал правдивый и обаятельный образ большевика-полководца, легко находящего дорогу к сердцу каждого бойца, мужественного и непреклонного в борьбе с врагом.

Из остальных участников фильма нельзя не остановиться на казаке Перчихине, «добровольно приписанном к советской власти», как он сам себя рекомендует. Авторы сценария и актер М. Жаров сделали этот образ таким, что симпатии зрителя принадлежат ему с первого же кадра.

Первая серия фильма, который повествует о давних делах, говорят с сегодняшним защитником отечества о самом важном: о преданности, долге и чести, о смелости и отваге, в великой борьбе под славным знаменем Ленина–Сталина.

Ф. Злотникова.