Авениус Нина

Зайцева Александра Александровна

Зубова Тамара Михайловна

Калинина Елизавета Петровна

Красильников Дмитрий Иванович

Пайкина Хана Шимоновна

Петров Николай Николаевич

Прусаков Никон Федосеевич

Филимонов

Шайков Дмитрий Герасимович

Шапиро

Сожин Григорий Борисович (автор)

* * *

Принадлежность:

58 БАО

Майор Г. Сожин 
// Сталинский сокол 05.03.1943

Батальон в подземелье

Мы свернули с широкой шоссейной дороги и углубились в густой сосновый лес. Шли долго по узкой лесной тропинке. Она, взвивалась среди сосен, терялась где-то в кустарнике, поднималась в гору. Неожиданно донеслись звуки баяна. Лирическая мелодия диссонансом звучала в грохоте артиллерийских батарей, в гуле моторов тяжёлых бомбардировщиков.

Но где же играют на баяне? Вокруг нет ни домов, ни палаток, не видно в стороне и деревни.

– Стой! Кто идёт? – неожиданно, как привидение, выросла фигура часового...

Впервые о батальоне в подземелье мы услышали накануне, когда группе командиров вручали ордена. Среди них правительственную награду получил и тов. Петров.

В июле прошлого года батальон аэродромного обслуживания, которым командует майор Петров, был поднят по боевой тревоге и перебазировался в лес, что западнее деревни К. На площадке, которую предстояло превратить в лётное поле, должен был расположиться истребительный полк. Обстановка на фронте требовала, чтобы в максимально сжатые сроки началась боевая работа. И вот весь личный состав БАО – бойцы, врачи, повара и официантки, связисты и связистки – все стали строителями и не только строителями, но и проектировщиками и чертёжниками. Люди сами творили планы и сами осуществляли их.

Около десятка ступенек ведут в подземелье, и перед глазами неожиданно возникают уютные, сверкающие белизной комнаты лазарета, амбулатория с зубоврачебным кабинетом, изолятор для инфекционных больных, аптека, операционная палата для красноармейцев, палата для командиров.

Начальник лазарета Дмитрий Герасимович Шайков, 53-летний врач, с трогательной теплотой рассказывает о своём детище – медицинском подземном учреждении. Шайков около двух десятков лет врачевал в деревнях и сёлах нашей страны. Он принёс с собой на войну особую, свойственную сельскому врачу заботу и внимание к тем, чьё здоровье оберегает. Эта неподдельная отеческая любовь Шайкова к лётчикам, техникам, красноармейцам особенно тепла может быть и потому, что его сыновья также воюют на фронтах отечественной войны. Для него раненый лётчик, находящийся в лазарете, – сын, здоровье которого надо восстановить, каких бы трудов и сил это ни стоило.

И доктор Шайков, и воспитанник советского вуза старший врач БАО Дмитрий Иванович Красильников, и медицинские сестры – Тамара Зубова, Шура Зайцева, Нина Авениус – весь коллектив санитарной службы батальона с гордостью говорит о своём лазарете и скромно рассказывает о своих будничных, повседневных делах. Из этих рассказов узнаёшь историю 140 раненых, которых лечил Шайков, и историю вынутых руками медицинского персонала 75 кубометров земли.

Когда строился лазарет, врач Анна Семеновна Пайкина шила занавески, те самые аккуратные занавески, что висят над целлулоидными окнами, вдающимися в поверхность земли. Санитарка Тамара Зубова оклеила стены, о которых никак не скажешь, что они стоят в глубине сырой лесной земли.

Мы переходим из комнаты в комнату, из аптеки в амбулаторию, из кухни лазарета в операционную. Всюду – чистота, уют, образцовый порядок.

Доктор Шайков вместе с техником создавала проект лазарета. А когда он был начерчен, врачи, сёстры, повар Елизавета Калинина, так вкусно готовящая сейчас пищу больным, взялись за лопаты и рыли землю, таскали брёвна, доставали цветы (об этом тоже думали, когда шло строительство). Пять месяцев строился под землёй лазарет. Не будет преувеличением назвать его медицинским комбинатом. Помимо лазарета, построены подземная прачечная, тушевая, дезинфекиионная камера на случай появления ОВ. Скромная, на первый взгляд незаметная деятельность врачей, сестёр, санитарок батальона полна борьбы за здоровье воинов, за культуру их быта. При лазарете – своя баня (кстати и нас заставили прежде, чем расположиться на ночлег в БАО, помыться в ней. Такое здесь правило). Глядишь на шайки, сделанные из патронных ящиков, на веники, приготовленные для любителей попариться, и замечаешь во всём этом большую любовь к своей работе людей, которым она доверена.

Мы начали рассказ о подземном батальоне с лазарета. Своей культурой он повлиял на весь гарнизон, на все общежития, клуб, столовые.

Старшина Филимонов (техотдел БАО) получил благодарность за отличное содержание землянки. Об этом здесь говорят, и неспроста: в условиях жизни под землёй образцовое жилище – очень важный фактор боевой работы.

Мы направились в землянку, где живут Филимонов и его товарищи. Землянка построена собственными руками наряду с выполнением боевых заданий. В ней тепло, чисто. Аккуратно застланы нары в углу. Блестят рукомойник и эмалированный бачок с кипячёной водой. Котелки, из которых бойцы едят, чисто вымыты и в порядке сложены.

В летном общежитии – добротные кровати с сетками; если бы потребовалось поселить ещё группу лётчиков, кровати приспособлены так, что одна аккуратно становится над другой. Радом с общежитием – сушилка для унтов и комбинезонов. У лётчиков, как, впрочем, и во всех землянках, установлены репродукторы.

– Внимание, внимание! – говорит местный радиоузел. – Начинаем концерт по заказу 2-й эскадрильи...

Когда мы спросили лётчиков, довольны ли они своим батальоном, посыпались слова похвалы и благодарности.

Воины любят свой батальон за заботу и внимание, за то, что его люди делают всё, чтобы облегчить тяготы походной жизни в лесу, в подземелье.

Здесь ценят командование батальона – орденоносца майора Петрова и его заместителя Шапиро, которые внимательно и чутко относятся к каждой просьбе лётчика, техника, бойца. Здесь в почёте радиоузел и его командир – старший лейтенант Орлов. Здесь с большим уважением называют фамилию руководящего повара лётно-технической столовой Прусакова. Пожилой человек, в мирное время повар лучших ресторанов Ленинграда, трогательно говорит: «Моё дело – вкусно и сытно прокормить любимцев-соколов, они всегда должны быть довольны своей столовой».

И соколы не только хорошо питаются, но и по-настоящему отдыхают в столовой, где создана приютная обстановка: чистые скатерти на столах, портреты и картины на стенах, занавески на окнах.

Любопытно построена подземная столовая. Идущие вдоль стен столы устроены так, что опускаются к полу. В одной стороне столовой потолок приподнят. Вечером, после ужина, развёртывается экран и столовая превращается в кинотеатр.

Под землёй находятся не только общежития, командные пункты, телефонная станция. Здесь же и гараж для спецмашин, водомаслогрейки, зенитные установки, оберегающие аэродром...

Неожиданно наступило потепление, и ночью почти весь личный состав БАО находился на лётном поле. Завозили песок, посылали площадку, и утром, когда пришёл боевой приказ, истребители легко взмыли ввысь и, выполнив задание, аккуратно приземлились.

Батальон аэродромного обслуживания, что расположен западнее деревни К., умеет по-настоящему заботиться о быте воинов и чётко обеспечивать их боевую деятельность.

Майор Г. Сожин.