Быстров Александр Николаевич

Васильчиков Владимир Владимирович

Девятков Юрий Георгиевич

Марютин Петр Матвеевич

Мшвениерадзе Михаил Иванович

Нестеров Василий Николаевич

Носов Александр Андреевич

Федоров Иван Григорьевич

Фролов Григорий Тимофеевич

Калугин Иван Трофимович (автор)

* * *

Принадлежность:

288 шап / 33 гв. шап

Гвардии подполковник И. Калугин 
// Сталинский сокол 19.03.1943

«ИЛ-2» в воздушных боях

Опыт боевой работы нашего полка показал, что самолёт «ИЛ-2» не беззащитен при атаке вражеских истребителей. Наоборот, лётчики-штурмовики, отлично владеющие своим самолётом и работающие над совершенствованием тактических приёмов борьбы с воздушным противником, могут не только обороняться, но и вести наступательные бои, вместе с истребительной авиацией добиваясь господства в воздухе.

Мощный огонь, хорошая маневренность по горизонтали и живучесть «ИЛ-2» позволяют противостоять в воздушном бою не только равным, но и превосходящим силам противника.

Уже с октября 1941 года наши лётчики не только контратаками отгоняют «Мессеров», но, завязывая с ними бои, выходят победителями. Поучительный воздушный бой провёл гвардии старший лейтенант Мшвениерадзе. Справа впереди он заметил 3 «Ме-109», шедших ему навстречу с превышением. Набирая высоту, он пошёл на них. Немцы ушли от лобового удара, причём один остался попрежнему впереди, уходя вверх, а пара пыталась зайти штурмовику в хвост. Идя маленькой змейкой на барражирующий впереди «Ме-109», Мшвениерадзе не упускал из виду пару. И в момент, когда эта пара перешла в атаку справа под углом 40–45°, он энергичным разворотом вправо поставил самолёт им в лоб. Короткая очередь из пулемётов, и один «Ме-109» упал, об'ятый пламенем. Штурмовик успел дать короткую очередь и по второму фашисту, но тот быстро ушёл вверх. Развернувшись на 180°, Мшвениерадзе встретил на дистанции 400 метров третьего немца, подкрадывавшегося в хвост. Не посчастливилось и этому. Подбитый, он вынужден был уйти на свою территорию. Мшвениерадзе тут же стал в вираж. Последний немец держался с большим превышением, очевидно, собираясь атаковать. Не упуская его из виду, Мшвениерадзе продолжал виражить. Когда фашист начал переходить в атаку сверху, он дождался момента сближения на дистанцию 1.000–1.200 метров и сделал резкую, крутую горку, открыв огонь из всех точек. Противник немедля ушёл. Так продолжалось 25 минут. Даже после того, как штурмовик израсходовал все боеприпасы, он изматывал противника одним манёвром, во всех случаях подставляя лоб и не подпуская его в хвост.

Так отважный штурмовик вышел победителем в воздушном бою с превосходящим противником.

Не менее дерзко и успешно дрались штурмовики Герой Советского Союза гвардии капитан Носов, гвардии капитан Федоров, гвардии старший лейтенант Фролов и др.

Какие же тактические приёмы применяют штурмовики в воздушном бою? Прежде всего лётчик должен понять, что истребитель противника страшен, когда его не видишь, поэтому так важна осмотрительность. Сам полёт, особенно одиночного самолёта, не должен быть строго прямолинейным. Необходимо периодически, со всей тщательностью осматривать воздух, чтобы не дать противнику зайти в хвост. Но даже и в тех случаях, когда противник зашёл в хвост, положение нельзя считать безнадёжным. Здесь нужно применять резкую горку (когда противник подпущен близко). В тех же случаях, когда противник далеко, следует сделать разворот на 180°, лучше боевой и не в сторону ближнего атакующего истребителя противника, а дальнего (обычно они атакуют парой, причём последний атакует с другой стороны с некоторым отставанием). Дальнейшие действия диктуются конкретной обстановкой. Основные правила – всячески избегать прямолинейного полёта, не упускать из виду противника.

Если противник уходит вверх, не следует гнаться за ним, но, встав в вираж, не спускать с него глаз. При попытке врага атаковать крутой горкой – итти на него. Делать горку рекомендуется с дистанции 1.000–1.200 метров и вести огонь по возможности из всех точек. Но здесь нужно иметь в виду, что «ИЛ-2» легко входит в штопор, особенно при переборе ручки на себя. Правда, он хорошо даёт знать об этом: в момент, когда начался срыв струи, ручка начинает резко ходить и даже вырывается из руки. Тут нужно энергично отдать ручку от себя. Самолёт выводится из штопора также легко, как и входит в него. Однако следует своевременно убирать ногу и ни в коем случае не перетягивать ручку при выводе из пикирования, иначе самолёт может быстро перейти в обратный штопор. А тенденция резко потянуть ручку есть, потому что при выводе самолёт переходит в крутое пикирование. Часто штурмовику приходится выполнять необычный для «ИЛ-2» приём. В воздушном бою один на один противник обычно уходит боевым разворотом. Штурмовик, преследуя его, старается не выпустить врага из прицела и идёт за ним вверх. Но в момент, когда немец, сделав переворот и пикируя, уходит в противоположную сторону, штурмовик вынужден также разворачиваться на 180° (переворот делать нельзя). Это самая трудная и опасная фигура для «ИЛ-2». В подобном случае нужно, энергично отдав ручку от себя, обеспечить скорость и развернуться со снижением, опасаясь при этом положить самолёт на спину.

Решив вопрос о возможности успешного воздушного боя одиночного самолёта, мы стали перед необходимостью научиться драться группой. Прежде всего нужно были определить, какой должен быть строй, боевой порядок. Строй клина не оправдал себя. Мы отказались от него и перешли на строй пеленга пар, причём пеленг должен быть как можно больше развернут по фронту за счёт сокращения дистанции. Точно так же стал строиться и боевой порядок при атаке цели. Его преимущества: хорошее управление (ведущий всех видит), возможность маневрировать и перестраиваться в боевой порядок обороны от истребителей. Решающим фактором успеха и безопасности является компактность группы, особенно при повторных заходах. Вообще сохранить компактность группы над целью – очень сложная задача, ибо каждый штурмовик самостоятельно выбирает цель и самостоятельно поражает её. Достигается это при выходе из атаки срезанием круга сзади идущим самолётом. Ведущий, сделав разворот на 180° и таким образом защитив последнего ведомого от неожиданной атаки истребителя противника, подворачивается на ведомых, обеспечивая лучший и быстрый сбор группы.

Большую роль в безопасности играет принцип атаки одиночного самолёта. Чтобы лучше просматривать заднюю полусферу и не дать возможности истребителю противника легко поймать штурмовика в прицел, ни в коем случае не следует производить атаку прямолинейно. Это касается действий и с высоты и с бреющего. Такой манёвр необходим и против зенитного огня.

При групповых боях с противником первое время успешно применялся боевой порядок «круг». Как только обнаруживалась угроза атаки противника, штурмовики становились в замкнутый круг, защищая друг другу хвосты самолётов и держась на дистанции не более 600 метров.

Но круг при всех его достоинствах оказался пассивным методом обороны: он сковывал инициативу отдельного лётчика и мог легко расстроиться. Это и заставило нас перейти к змейке, правда в сочетании с кругом. В данном случае, как только штурмовики обнаруживали воздушного противника, они становились в круг и при первой попытке противника атаковать перестраивались в змейку. При этом змейка должна быть крутой с таким расчётом, чтобы на прямой находились обязательно 1–2 самолёта на скорости не меньше 260 км./час. Лучшая высота – 300–400 метров.

Широко применяется у нас свободный полёт последней пары, которая имеет задачу прикрывать основную группу и отчасти подавлять ЗА противника при действиях с высоты. Эта пара ведет воздушный бой, совершая манёвр «ножницы».

Хорошо слетавшаяся группа может заменить змейку ножницами пар, но в этом случае усложняется взаимодействие между парами. Нужны большая предварительная тренировка и договоренность относительно превышения одного самолёта над другим. Последнее время лётный состав ограничивается только змейкой, забывая круг. Это неверно. Круг нужен для того, чтобы лучше собраться, лучше оценить обстановку.

Вот несколько характерных боевых эпизодов, подтверждающих жизненность наших тактических приёмов в борьбе с истребителями противника.

Тройка штурмовиков прикрывала от истребителей противника 5 «ИЛ'ов», имевших задачу уничтожить транспортные самолёты противника Н-ском аэродроме. Ещё до подхода к цели выяснилось, что этот аэродром прикрывают 18 «Мессершмиттов». Отважная тройка (всё молодые лётчики) не дрогнула и приняла бой, сразу встав в змейку. Сложилась очень трудная обстановка: большое превосходство противника и задача прикрыть основную группу, которая допустила ошибку, не встав также в змейку. Пришлось одновременно отбиваться от «Мессеров» и не отставать от группы. Змейка получилась вытянутой, что сковывает манёвр отдельного самолёта, не даёт возможности сочетать хотя и ограниченный манёвр с огнём. Лётчики успевали лишь разворачиваться на атакующих «Мессеров» и не всегда могли вести даже неприцельный огонь. Но, несмотря на это, все атаки превосходящих сил противника были успешно отбиты. Старший сержант Васильчиков, идя замыкающим, не только успешно отбивал атаки, но и сбил одного «Ме-109». Основная группа, выполнив задачу, благополучно произвела посадку на своём аэродроме. Самолёты прикрытия отделались незначительными пробоинами.

Группа «ИЛ-2» в составе 6 самолётов должна была обрабатывать передней край вражеской обороны при большой активности истребителей противника. Опытный ведущий Герой Советского Союза гвардии капитан Марютин своевременно предупредил всю группу о возможном нападении истребителей. И действительно, в момент атаки цели пара «Мессеров» пыталась атаковать ведомую пару с хвоста. Последний ведомый гвардии младший лейтенант Девятков потом на разборе рассказал: «Следуя примеру старших товарищей, я развернулся не вправо, на атаковавшего справа «Мессера», а налево, ибо если атакует один справа, жди атаки другого слева. На самом деле так и получилось. Развернувшись, я увидел перед глазами живот «Мессера». Короткая очередь, и враг горящий пошёл к земле».

В этот момент на защиту ведомым подоспел ведущий, а за ним – вся группа. Но «Мессершмитт», проскочивший после неудачной атаки мимо Девяткова, ушёл. Ведущий, увидев вдали барражирующих истребителей противника, построил группу в змейку. Змейка получилась крутой, т. е. хорошей. Так на протяжении 15 минут «Мессеры» не пытались зайти на атаку, ибо везде они видели «лес» грозного краснокрылого самолёта. Группа после атаки цели пришла невредимой на свой аэродром, хотя по пути за ней охотились 4–6 «Мессеров» (см. схему).

Когда мы практически стали решать проблему увеличения времени пребывания над целью, встал вопрос о более надёжном прикрытии штурмовиков без помощи истребителей. Это заставило выделять из состава группы «ИЛ'ов» специальную пару прикрытия. Трудность заключалась в том, что не всякий лётчик может справиться с этой задачей. Образцовой парой у нас были гвардии старший сержант Васильчиков и гвардии младший лейтенант Девятков. Пятнадцать раз эта пара прикрывала группу на маршруте и над целью, ведя воздушный бой. Правда, как правило, в воздушном бою участвовала и вся группа. Но первые атаки «Мессеров» выдерживала эта пара. И нужно сказать, что, несмотря на 30–35-минутное пребывание над целью, группа, прикрываемая этой отважной парой, не имела потерь.

Утверждая целесообразность оправдавшего себя метода ведения воздушного боя штурмовиков с истребителями противника, я отнюдь не отрицаю необходимости сопровождения «ИЛ'ов» истребителями. Оно нужно. Правда, вопросы взаимодействия пока ещё страдают серьёзными недостатками. Так, группа непосредственного прикрытия иногда отрывается от штурмовиков и не ведёт вместе с ними воздушного боя.

Мы большой опыт борьбы с транспортной авиацией противника в воздухе. Её, как правило, приходилось бить на взлёте или на посадке. В таких полётах особенно отличилась пара отважных штурмовиков – гвардии капитан Федоров и гвардии лейтенант Быстров. После удара по аэродрому, на котором базировались «Ю-52», штурмовики расходились и по одиночку прячась в облачности, атаковали мечущиеся над аэродромов транспортные самолёты. Так они вместе уничтожили на рулежке, на взлёте и посадке 6 «Ю-52» и 2 «Ме-109».

Штурмовиков иногда, нацеливали наземные станции, иногда сами лётчики, заметив «Ю-52», атаковали их. Приведу интересный, поучительный пример.

Группа штурмовиков в составе 6 самолётов атаковала колонну танков и автомашин. Ведущий Герой Советского Союза гвардии капитан Носов при выходе из первой атаки заметил строй 22 «Ю-52» под прикрытием четырёх «Ме-109». Не раздумывая, он принял дерзкое решение атаковать. Собрав группу, ведущий по радио дал команду атаковать строй вражеских самолётов. Врезавшись всем строем в группу противника, штурмовики начали уничтожать до предела нагружённые транспортные самолёты. Стреляли в упор. По штурмовикам били пулемёты, била автоматы, но пули отскакивали от брони. Тяжело досталось последнему ведомому – старшему сержанту Нестерову: ему пришлось отбиваться от «Мессеров». Но штурмовики дрались крепко – не хотелось упускать такую замечательную добычу.

В результате этого боя, по данным постов ВНОС, было уничтожено, не считая подбитых, 5 «Ю-52» и 1 «Ме-109». Группа «ИЛ'ов» потерь не имела.

Это не всё. Штурмовики не раз вместе с истребителями выходили на прикрытие своих войск, на перехват бомбардировщиков противника и в воздушных боях, выполняя эту задачу, выходили победителями.

В заключение нужно сказать, что «ИЛ-2» является самой благодарной машиной, которую используют как многоцелевой самолёт. Мы прочно встали на путь использования его в борьбе за господство нашей славной авиации в воздухе.

Гвардии подполковник И. Калугин.