Коротков Николай Сидорович

Симоненко Семен Яковлевич

Шаров Николай Павлович

Горев Александр Михайлович (автор)

* * *

Принадлежность:

744 иап

Подполковник А. Горев 
// Сталинский сокол 26.03.1943

Вызов истребителей

Над расположением советских войск появился немецкий корректировщик в сопровождении двух «Ме-109». Наших самолетов в это время в воздухе не было, поэтом фашистские летчики ходили смело: «Ме-109» даже несколько отстали от корректировщика.

Но едва только немец сделал один круг, собираясь зайти вдоль линии фронта, так появились два наших истребителя. Они промчались на бреющем над рощей и круто взмыли вверх навстречу врагу.

Откуда взялись наши истребители? Они были в засаде, около линии фронта. Их действиями руководил полковник Симоненко, находившийся в полосе активных действий наших войск, неподалёку от КП наземного командования. Он-то и приказал вылететь истребителям. Немецкий корректировщик, судя по его поведению, принял наших лётчиков за своих и продолжал спокойно лететь вдоль линии фронта. Может быть, в последнюю, предшествующую своей гибели минуту он и заметил наших истребителей, но уже было поздно. Фашист рухнул на землю.

Работа авиационных командиров в непосредственной близости от переднего края и наличие передовых площадок базирования истребителей целиком своя оправдали. Будучи связан с наземным и авиационным командовавшем и с подчиненными ему истребительными подразделениями, командир может в любую минуту вызвать истребителей и тем самым оказать действенную помощь наземным войскам над полем боя.

Командир истребительной части или представитель штаба располагается обычно в таком месте, откуда лучше всего наблюдать за полем боя. У него имеются радиостанция, сигнальные обозначения и прямая телефонная связь с командным пунктом наземного командования и с истребителями, находящимися в засаде. Такая организация работы командира истребительной части неоднократно помогала срывать замыслы воздушного противника.

Прорвав передний край оборонительной полосы противника, наша пехота и танки стали развивать успех наступления. Советские войска блокировали разрозненные вражеские гарнизоны и истребляли их один за другим. Немцы бросили всю имевшуюся у них в наличии, бомбардировочную авиацию с целью воздействовать на боевые порядки наших войск, затормозить их продвижение. Одновременно вражеские бомбардировщики пытались ударить по подходящим резервам и тылам. Для этого немцы посылали по 10–15, а иногда и по 20 бомбардировщиков «Ю-87» и «Ю-88».

В разгар боя, когда наши танки действовали в глубине оборонительной полосы противника, а за ними двигалась пехота, к основным боевым порядкам наших наземных войск подкрадывалась группа вражеских самолётов – 23 «Ю-87» и «Ю-88». Авиационный командир, следовавший с наступающими войсками, немедленно вызвал истребителей и указал им цель. Советские истребители встретили неприятельских бомбардировщиков раньше, чем те успели стать на боевой курс.

В воздухе загорелся ожесточенный бой. Не выдержав стремительного натиска, «Юнкерсы» беспорядочно сбросили бомбы и поспешили на свою сторону. Два «Ю-87», загоревшись, врезались в землю, часть неприятельских самолетов была подбита. В результате наша пехота и танки получили возможность продвигаться дальше и заняли ряд новых укреплённых пунктов врага.

Руководство истребителями непосредственно над полем боя является весьма ответственным и трудным делом. От авиационного представителя требуется, чтобы он ни на минуту не терял связи с наземными войсками и со своим командованием. Получив заявки от наземных войск, командир тщательно продумывает их, прикидывает, сколько можно дать самолётов, и, если нужно, связывается со своим командованием. Смелость в решении задачи по прикрытию наземных войск, проявление инициативы и находчивости – таковы качества, которыми должен обладать представитель истребителей на поле боя.

Часто обстановка резко меняется, и истребителей, ранее высланных на выполнение той или другой задали, необходимо перенацелить. В этом случае авиационный командир должен проявить оперативность и быстро принять решение. Однажды группа истребителей под командованием старшего лейтенанта Шарова получила приказание прикрывать наши войска над полем боя. В воздухе вражеских истребителей не было. В ходе операции наземному командованию понадобилось срочно разведать дорогу по которой немцы усиленно подбрасывали к нашему левому флангу танки и пехоту. Авиационный командир передал по радио приказ на разведку нашим истребителям, которые тут же отправились в тыл врага.

По истечении определенного времени пара истребителей – старший лейтенант Шаров и старший лейтенант Коротков – появилась над местом расположения своего командира. Лётчики сделали круг и передали полностью всё то, что видели. Наша артиллерия, пользуясь данными воздушной разведки, тут же открыла огонь по местам сосредоточения противника, а истребители, находившиеся в воздухе, получили новое приказание – корректировать артиллерийский огонь. С этой задачей они также справились отлично. Так лётчики-истребители помогли нашему наземному командованию сорвать вражескую контратаку. В этом немалая заслуга и авиационного командира, умело руководившего действиями истребителей.

Имеющийся опыт работы авиационных командиров в наземных частях вполне себя оправдал. Этот опыт надо углублять, избегая шаблона, и применять возможно шире в происходящих в настоящее время решительных боях с немецкими захватчиками.

Подполковник А. Горев.
Действующая армия.