Казаченок Григорий Исидорович

Кушков Павел Иванович

Нагорный Виктор Сергеевич

Степаненко Иван Никифорович

Шмелев Илья Васильевич

Васин Александр Ефимович (автор)

* * *

Принадлежность:

4 иап

Майор А. Васин  
// Сталинский сокол 25.03.1944

Огонь и маневр в воздушном бою

Воздушные бои, который ведут наши летчики, преимущественно базируются на наступательной тактике сталинский авиации. Боевой опыт показал, что в схватке с врагом успех достигается только путем решительных и последовательных атак, основанных на скорости, маневре и мощностью огня. Умелое сочетание требует от личного состава высокой техники пилотирования и умения вести прицельный огонь. Умелое сочетание маневра и огня приносит победу даже при количественном превосходстве противника.

Подтвердим это положение примером. Однажды мы парой вылетели на разведку. Набрав высоту 1.000 метров, быстро легли на курс. У линии фронта из облачности вдруг выскочили шесть «Ме-109» и, рассредоточившись попарно, взяли нас в клещи, причем одна из пар, набрав высоту, преградила нам путь вверх. Положение в результате внезапной встречи создалось тяжелое, но мы продолжали полет, сократив расстояние между самолетами. Так летели минуты две. Немцы, видимо, уже считали нас обреченными и не спешили с атаками. Избежать боя было невозможно, поэтому мы подготовились ответить на атаку решительным ударом.

Но вот один из «Мессершмиттов» начал заходить в хвост ведомому. Тогда я пошел на весьма рискованный маневр, резко бросив машину через крыло влево и вправо, и быстро оказался совсем рядом с немцем. Стоило только н6емного довернуть машину, и он очутился у меня в прицеле. Очередь свинца настигла «Мессершмитта». Он подбитым ушел вверх. Однако времени для повторной атаки у меня не было: сверху уже наваливались другие пары. Один самолет шел мне в лоб, а второй заходил в хвост. Я решил атаковать ближайшего, который нажимал на хвост ведомого. Повторением того же маневра мне удалось выйти выше неприятеля и зажечь его. Тем временем ведомый успешно атаковал другого немца, шедшего мне в лоб.

В таком напряжении бой продолжался 30 минут. Несмотря на численное превосходство немцев я внезапность их нападения, мы не только отразили все атаки, но и серьезно подбили два неприятельских самолета и вернулись без потерь на свой аэродром.

Подобные атаки мне пришлось выдерживать неоднократно. В результате я пришел к выводу, что обычными маневрами, известными немцам, в таких случаях обойтись нельзя. Надо помнить мудрую суворовскую заповедь: «Удивить − значит победить». Только решительные и смелые действия могут помочь в трудном положении. Редкий, неожиданный маневр действует на врага ошеломляюще и наполовину побеждает его. Окончательную победу дает меткий огонь.

Приведенный мною пример, кроме того, свидетельствует об огромным значении осмотрительности в воздухе, которая, к сожалению, у нас была не на должной высоте. Мы сами не заметили во-время появления противника и не были предупреждены органами оповещения. Это, конечно, дало большое преимущество немцам. Поиск неприятеля и выбор момента для нападения, на мой взгляд, − наиболее трудные этапы воздушного боя. Как известно, от принятия решения и занятия выгодного положения для атаки зависит дальнейший успех боя. Поэтому своевременное обнаружение противника в значительной степени предрешает победу. Зоркость и наблюдательность, развитые до предела, позволяют истребителю раньше заметить врага и совершить выгодный маневр при сближении.

Как показала боевая практика, таким маневром чаще всего является набор высоты. Выполняется он обычно «горкой» с дальнейшим введением самолета в отвесную «свечку». Само сближение производится со стороны солнца, по обрезу облаков, с учетом мертвых секторов обзора вражеских самолетов, особенно тогда, когда бой идет с бомбардировщиками. При сближении снизу следует умело маскироваться на фоне местности, а затем на большой скорости, полностью используя мощность мотора, атаковать врага. Таким образом, искусство летчика в воздушном бою заключается в умении добиться тактического превосходства еще в процессе сближения, в умении затянуть противника в бой на невыгодных для него высотах. Непосредственно для удара лучше всего занять место сзади сверху, сзади снизу или сбоку. Эти приемы остаются незыблемыми, неоднократно проверенными в боях.

Атака − решающий и ответственный момент боя. Летчик в момент атаки развивает максимальную скорость, одновременно делая довороты, чтобы поймать врага в прицел. Это время обычно исчисляется секундами. Задача заключается в том, чтобы уловить наивыгоднейший момент для атаки и своевременно открыть огонь. Надо прямо сказать, что летчику это дается нелегко. Здесь обычно бывает много ошибок. Некоторые летчики, столкнувшись с трудностями прицеливания в условиях большой скорости, идут по линии наименьшего сопротивлении: не попал, значит ничего не поделаешь. Другие зачастую прибегают к проверке прицеливания своей же трассой, затрачивая зря огромное количество боеприпасов.

Каждый летчик должен стремиться сбить врага с одной атаки. Но для этого воздушному воину необходима большая выдержка, чтобы подойти к цели как можно ближе и наверняка сразить ее. Мастера воздушных сражений широко практикуют ведение огня с близкой дистанции. Так, например, искусно, бел промаха уничтожают врага асы нашего фронта старшие лейтенанты Нагорный и Степаненко.

В чем секрет их успеха? Оказывается, именно в том, что они умело сочетают маневр с мощным пушечным огнем. Их ударная сила увеличивается еще и тем, что они обладают инициативой в выборе момента и способа нападения. Вертикальный маневр у них является основным методом боя. Умело применяя его, Виктор Нагорный недавно сбил двадцать восьмой по счету самолет противника, Иван Степаненко сразил двадцать четвертый. Несмотря на свое высокое мастерство, они неустанно совершенствуют технику воздушного боя, выполняя приказ Верховного Главнокомандующего товарища Сталина.

Вертикальный маневр, как показал опыт, является наиболее эффективным. Летчики, в совершенстве овладевшие маневром в вертикальной плоскости, в самые острые моменты боя выходят победителями. Так, Герой Советского Союза майор Шмелев из 30 сбитых им немецких самолетов более половины сразил в бою на вертикалях.

В воздушном бою следует строго различать, с каким типом самолетов имеешь дело. В схватке с истребителем необходимо учитывать ого высокую маневренность и заранее разгадывать, какую эволюцию он может выполнить, и том или другом случае, чтобы с учетом этого самому сделать выгодный маневр.

В бою с бомбардировщиками особенно следует сочетать огонь с маневром, учитывать уязвимые места врага и знать мертвые сектора обстрела. Известно, что у «Ю-88» наиболее мощный огонь сзади и с боков. Пушка «Эрликон» установлена сзади. Ее сектора обстрела − 60º по ширине и 60° по высоте. Боковые пулеметы бьют вниз. Поэтому наиболее выгодными ракурсами подхода являются 0/4–1/4.

Уязвимые места: моторы, бензобаки и кабина летчика.

Значительно труднее вести бой с «ФВ-189». Этот тип немецкого самолета наиболее живуч и имеет мощное вооружение. Впереди установлены две синхронные пушки, сзади стреляют два пулемета в сектором обстрела 60° вверх и 60º в ширину. Наиболее выгодными ракурсами атаки являются 0/4–3/4. Уязвимые места: кабина летчика, моторы и плоскости с бензобаками. Опыт показал, что с одной атаки сбить «ФВ-189» удается редко. Бой с ним обычно несколько затягивается, и это время вражеский экипаж использует для того, чтобы вызвать по радио истребителей.

В этом отношении характерен бой одной нашей пары истребителей под командованием лейтенанта Казаченок, которую навели на «ФВ-189» по радио. Облачность тогда была не выше 1.500 метров. Ведущий, зная, повадки разведчика, решил поймать его двух ярусным маневром. С этой целью младшего лейтенанта Кушкова он оставил внизу (маскируясь на фоне местности, истребитель был здесь совершенно незаметен), а сам поднялся под нижнюю кромку облачности, откуда внезапно сверху настиг «раму» и подбил ее. Раненый самолет метнулся вниз, но напоролся на очереди Кушкова, затем снова бросился вверх, где его и добил Казачонок. Этот бой, на мой взгляд, поучителен искусным маневром.

Покончив с «рамой», летчики вступили и бой с двумя «Ме-109» и двумя «ФВ-190», вызванными разведчиком по радио. «Мессершмнтты» поднялись выше облачности, а «Фокке-Вульфы» устремились на «Яковлевых». Заметив немцев, наши летчики пошли с набором высоты к ним в лоб. «Фокке-Вульфы» не приняв атаки, пикированием ушли вниз. Тем временем бросились из-за облачности «Me-109». Казаченок резким боевым разворотом вышел с ними на одну высоту и атаковал ведущего немца в лоб под ракурсом 2/4. Тот, не приняв боя, горкой ушел за облачность. Но его ведомый с этим маневрам опоздал и попал в прицел Кушкова, который не замедлил меткой очередью сбить его.

Для того, чтобы успешно вести современный воздушный бой, необходимо одно условие: умелый маневр группы, который определяется сработанностью летчиков, тесно спаянных чувством дисциплины и взаимного доверия. Известно, что маневр группы, в зависимости от обстановки, выполняется в определенных боевых порядках.

Боевой опыт показал, что наиболее удобны разомкнутые строи истребителей. Такие боевые порядки особенно оправдывают себя на нашем участке фронта, где немцы широко применяют действия истребителей небольшими группами, зачастую даже парой «охотников». Враг пытался разбить наши массированные компактные строи и сковать малыми силами большим количеством советских истребителей. Но вражеская тактика была быстро разгадана и изучена летным составом, который противопоставил ей тактику разомкнутых строев, эшелонированных в глубину высоте и фронту. Эти боевые порядки обеспечили быстрое развертывание группы для боя, легкое управление ею и свободу маневра.

В групповом бою большое значение имеет пример ведущего, который, как правило, увлекает подчиненных на трудные эволюции и ведение огня с близких дистанций. Поэтому ведущий группы должен быть всегда самым опытным воздушным бойцом, знающим, когда, где и какой маневр применить. Однако каждый командир должен помнить, что не следует делать лишние маневры, которые изматывают летный состав, подрывают его наступательный дух.

Майор А. Васин.
Действующая армия.