Герои публикации:

Бочкарев В. (автор)

Профессор В. Бочкарев 

Ледовое побоище
// Сталинский сокол 05.04.1942

Ровно 700 лет назад – 6(11) апреля 1242 года на люду Чудского озера новгородцами и псковичами под руководством Александра Ярославича Невского дан был великий исторический урок зарвавшимся ливонским крестоносцам, этим немецким «псам-рыцарям», по выражению Маркса.

Борьба с немецкой агрессией, с вооруженным продвижением на восток германских рыцарских полчищ, проводилась русским народом как раз в тот момент, когда вся центральная Окско-Волжская Русь, все Приднепровье и южные княжества на территории современной Украины лежали в развалинах после разразившегося над ними Батыева нашествия 1237–1241 гг. Один Новгородско-Псковский край не был разорен татарами. Батыевы полчища не смогли проникнуть туда.

Мы знаем, что в своей борьбе против немцев Александр Ярославич опирался, главным образом, на широкие массы городского и пригородного населения Новгорода и Пскова. Уровень производственной техники этого населения определял высоту и качество его оборонного дела, его военно-технического оснащения. Александр Невский умело использовал и талантливо организовал те людские и боевые ресурсы, которые были налицо в Новгородско-Псковском крае, в момент, когда туда с запада нагрянули крестоносные орды шведов и немцев.

Западно-европейский католический мир с римскими папами во главе испытывал еще в XI веке глубокий кризис феодально-крепостнического хозяйства. Под сильным влиянием зарождавшихся в то время крупных торговых городов на побережьи Средиземного моря, особенно в Северной Италии и по берегам Немецкого и Балтийского морей, в Германии и Скандинавии были предприняты в XII-XIII веках военно-грабительские экспедиции на восток под предлогом распространения христианства. Тевтонский рыцарский орден «неистовствовал» между Вислой и Неманом, разгромив литовское племя пруссов. Шведы были в Финляндии, а другой немецкий орден «меченосцев» «просвещал» огнем и мечом Ливонию. В 20–30 годах XIII веках все мирное население восточной Прибалтики было приобщено к благам так называемой «культуры». Вырубались леса, сжигались селения, половина населения истреблялась, а другая половина порабощалась. Строились крепкие замки, а возникающие здесь города обносились высокими каменными стенами. Крест и меч в тесном содружестве делали свое кровавое злодейское дело.

Но на этом рати немецких рыцарей не остановились. Римский папа Гопорий своими буллами побуждал их идти все дальше и дальше на восток и насаждать «истинную веру». Ясно, что религия здесь прикрывала захват, подлинную агрессию, в чем одинаково были заинтересованы церковные и светские феодалы, а также купечество.

Соединившись в 1237 г. в один Ливонский орден, тевтоны и меченосцы предпринимают против русских земель совместные действия.

Биргер решил захватить Неву, эту речную торговую артерию, Великий Новгород, а немецкие рыцарские полчища должны были обрушиться на пограничные новгородские города Псков, Изборск и Копорье. В это время князем в Новгороде был 20-летний Александр Ярославич, сын великого князя владимирского Ярослава.

Прекрасно учитывая опасность нападения на Русь, особенно в Новгородско-Псковский край, ливонских и шведских рыцарей, Александр Ярославич, еще в 1239 г. начал строить укрепления на западных рубежах русской земли, на реке Шелони. Опираясь не столько на боярско-ростовщическую верхушку Новгорода, сколько на «черных людей», мужиков-вечников из простых горожан и местных крестьян, Александр неожиданно для шведов молниеносным ударом разгромил их 15 июля 1240 г. на Неве.

Но невский герой после своей победы оказался не в ладах с новгородскими боярами и ростовщиками. Они боялись его растущей популярности в широких народных массах и настаивали на том, чтобы Александр покинул Новгород и ушел к отцу в Переяславль.

Пользуясь отсутствием талантливого военоначальника и, может быть, даже опираясь на некоторых бояр, особенно в Пскове, боявшихся широких народных масс, немецкие рыцари предпринимают свое наступление. В 1241 г. им удалось захватить Изборск, занять Псков, поставив там посадникам своего сторонника боярина Твердилу, н даже проникнуть в Копорье.

По всем этим оккупированным землям ливонские рыцари вместе с германскими «культуртрегерами» с крестом в одной руке и мечом в другой применяли к населению свои обычные варварские приемы. Они грабили, убивали, насиловали, отбирали детей. Все соседние с Новгородом владения были разорены.

Через год после Невской победы над Новгородом нависла еще более грозная опасность, чем во времена вторжения Биргера. Ливонские рыцари безнаказанно хозяйничали на ближайших подступах к нему. Бояре и присланный великим князем Ярославом его другой сын Андрей не могли защитить Новгород от немцев.

Весной 1241 г. правящая новгородская верхушка по настоянию веча, т. е. широких масс населения, среди которых было много сторонников Александра, вынуждена была обратиться снова к нему, отправив в Переяславль особую делегацию во главе с епископом Спиридоном.

Забыв неприятности, причиненные ему новгородскими боярами, Александр не противился и снова проявил себя подлинным полководцем. Ведь дело касалось всей Руси. Вернувшись в Новгород, Александр Невский стал энергично готовить отпор зарвавшимся немецким бандитам. Довольно скоро удалось вернуть Копорье, и Псков.

Умелыми, хорошо рассчитанными ударами Александра Невского русские земли были очищены от захватчиков.

Александр перенес войну во владения ордена. Он рассчитывал при этом поднять против рыцарей порабощенное ими эстонское и латышское население.

Но рыцари, получив поддержку из Германии и Дании, решили сами напасть громадной «кованной» железной ратью на Александра.

Узнав о движении сил врага, Александр решил стянуть все свои войска к лежащему как раз на границе с Ливонией Чудскому озеру, чтобы дать бой на его льду. Дело шло уже к весне; было начало апреля, и лед на озере стал заметно подтаивать. Тяжелые, закованные в доспехи немецкие рыцари должны были подломить этот лед и в значительной своей части погибнуть на дне озера. Таков был вполне правильный расчет талантливого русского военоначальника.

5(11) апреля 1242 г. на Чудском озере, у «Вороньего камня», произошло то сражение, которое вошло в историю под названием «Ледовое побоище».

Излюбленным тактическим приемам немцев было наступление густой массой пеших воинов, окруженных закованными в железные доспехи конными рыцарями. Это наступление имело вид клина или треугольника, направленного острием вперед. Такую германскую колонну русские называли «свиньей». Все это рассчитано было на то, чтобы, вбив такой клин в центр расположения неприятеля и расстроив его ряды, ударить затем по его флангам, развернув наступление вправо и влево.

Эта тактика немцев была хорошо известна Александру. И против этой-то «свиньи», которая своим рылом должна была подрыть ряды русской армии, Александр Ярославич и задумал свой тактический прием. Свое войско на противоположном берегу Чудского озера он построил так, чтобы его центр был преднамеренно ослаблен; оба же крыла русского расположения были чрезвычайно сильны – здесь он сосредоточил наиболее опытные и лучше вооруженные части своей армии.

Выдвинув на значительное расстояние вперед небольшой авангард, который должен был заманить немцев на лед Чудского озера заранее рассчитанным отступлением, Александр для решительного удара выделил отборную часть своей дружины в виде «заслона», или вспомогательного отряда. Этот отряд скрыт был за скалистым выступом на берегу Чудского озера, так называемым «Вороньим камнем». Отряд должен был ударить в тыл немецкой рати и довершить ее разгром.

Немцы обрушились чуть ли не всеми своими силами на русский передовой отряд, который летописец называет «разгонным» Часть его погибла в неравном бою, но большая половина, умело маневрируя, отступила в направлении Чудского озера. Опьяненные этим первым успехом, ливонские рыцари на полном ходу врезались в русские ряды, разорвав русский фронт на две части. Они думали развернуть нападение на оба фланга войска Александра, в котором преобладали пешие отряды новгородцев и псковичей. Но сильные русские фланги зажали немецкую рать стальными клещами. Атака немецких рыцарей была сломлена. Немецкой коннице некуда было податься, и она стала пятиться назад, сжимая и давя свою пехоту. Сгрудившись на одном месте, рыцари в тяжелых доспехах, на конях, также покрытых железными панцирями, проломили лед. В образовавшиеся полыньи провалилось на дно Чудского озера много конных и пеших воинов из полков Ливонского ордена. Лед стал красным от крови. «И бысть ту сеча зла и велика», – говорит летописец, давая яркую картину разгрома немецкой рыцарской рати. «И труск от копий ломления и звук от мечного сечения», – восклицает он.

Разгром «псов-рыцарей» довершен был теми дружинниками, которые конным строем ринулись им в тыл из-за «Вороньего камня». Ряды немцев еще больше смешались, и они, давя друг друга, искала спасения в паническом бегстве. Бежавших преследовали на протяжении 7 верст. Одних только пленных было взято более 500, а на поле битвы подобрано до 2 тысяч закоченевших рыцарей.

«Ледовое побоище» снова показало Александра прекрасным стратегом и вдумчивым тактиком. «Кованная» рыцарская рать, благодаря его талантливому руководству была разгромлена русскими войсками, в которых преобладали пешие ополченцы, набранные из простых «черных людей» Новгорода и Пскова. Но они бились за родину, они преисполнены были горячей любви к ней.

Современниками прекрасно подмечен небывалый под’ем духа, царивший в русских войсках перед битвой. «Вля великого князя Александра исполнишася духа ратна, бяху бо сердца их аки львом», – пишет автор сказания «О велицем князе Александре, самовидец возраста его».

В связи с победой русских на Чудском озере в Ливонии началось восстание. Тогда «божьи ритори», забыв о своей спеси, поспешно запросили мира.

Остановив наступление «псов-рыцарей» на русскую землю, «Ледовое побоище» покрыло невского героя новой славой. «...Прохвосты, – по выражению Маркса, – были окончательно отброшены от русской границы». Средневековые «варвары-болваны», как называет Маркс немецких дворян-рыцарей, надолго запомнили урок, полученный ими от русского народа.

Так семь веков назад русский народ дал дружный отпор злодейским замыслам предков современных фашистских «крестоносцев». И теперь, когда в Германии старательно замалчивают о прошлых немецких неудачах, нам, советским патриотам, есть что вспомнить, есть на что сослаться.

Исторический опыт свидетельствует о бесплодности всякой попытки осуществить вооруженную интервенцию против могучего русского народа, о гибельности таких попыток для тех, кто их предпринимает.

Прошлое говорит нам, участникам великой отечественной войны, о величайшем героизме русского народа-богатыря, повергающего в прах врагов своей свободы, чести и независимости.

Прошлое рассказывает нам о многих немецких попытках поработить нашу землю, о том, что немецкие интервенты были не раз уже биты русскими войсками.

Уроки прошлого лучше помогают понять настоящее. Потомки «псов-рыцарей» на этот раз будут разбиты.

Профессор В. Бочкарев.