Герои публикации:

Белов И. (автор)

И. Белов 

Новое в теории «молниеносной» войны
// Сталинский сокол 17.04.1942

Маленький фельетон

Весеннее солнышко подогревает не только наступательные мечты фрицов в генеральских мундирах. Под его живительными лучами в сердце матерого фашиста генерала танковых войск Хенинга первыми подснежниками пробиваются ростки сентиментальной грусти и даже нежности.

Генерал Хенинг недавно назначен командиром 18-й дивизии, вдребезги разгромленной советскими войсками под Брянском. И вот, осматривая то немногое, что осталось от моторизованной дивизии, битый танкист ощутил приступ пламенной любви к русской лошадке и даже посвятил ей лирическое послание, названное приказом.

«...Это благородное, трудоспособное и тем самым необходимое для нас животное, – пишет генерал в своем произведении, – следует щадить и поддерживать. В противоположность этому постоянно замечается, что сани без необходимости подгружаются, что на под’емах многочисленные седоки из саней не вылезают». И что вообще «без должного понимания переступаются границы возможностей для этих животных».

Бедные лошадки! Их горькая судьба до слез взволновала генерала, не так давно сжигавшего русские города, уничтожавшего все живое, спокойно наблюдавшего, как фашистские разбойники расстреливают детей, насилуют женщин. Что произошло е генералом?

Секрет раскрывается просто. В папке, приказов и распоряжений по 18-й моторизованной дивизии, захваченной нашими войсками в последних боях, рядом с поэмой о лошадях аккуратно подшита бумага, до некоторой степени обгоняющая пламенную любовь генерала к лошадке.

«Особые условия русской кампании, – уныло о резюмирует генерал, – выявили, что танковые и моторизованные дивизии должны в значительной мере перейти на конную тягу».

Фашистские танковые и моторизованные дивизии прошли по полям Чехословакии, Польши, Бельгии. Фюрер кичился своими моторизованными частями, хвалился за три недели с их помощью добраться до Москвы. И вдруг лозунг: «С авто на лошадку!». Какие же это «особые условие русской кампании» заставили идеологов танковой войны поглядывать на лошадку? Русские танкисты по крайней мере чувствуют себя в «особых условиях русской кампании» великолепно.

Генерал что-то не договаривает. Генерал что-то скрывает. Но шила в мешке не утаишь. То, что хочет скрыть генерал Хенинг, разбалтывают его подчиненные. Командир 101-го полка 18-й дивизия по-военному берет быка за рога.

«Вопрос о том, в каком объеме будут доставляться весной автомашины, – пишет в распоряжении по полку бравый вояка, – является еще целиком открытым. На этом основании требуется, чтобы сейчас, в период позиционной войны, все было сделано для укрепления конского поголовья и обеспечения продвижения полка и ею наибольшей маневроспособности к весне».

Картина, как говорят, проясняется. «Особые условии русской кампании» заключаются в том, что хваленые фашистские моторизованные дивизии получили настолько жестокий удар, что немецкая промышленность уже не в состоянии восполнить потери боевой техники. К пресловутому весеннему наступлению маневроспособность моторизованных дивизий должна обеспечиваться четырехногой «машиной». Это, несомненно, новое в теории «молниеносной» войны.

И. Белов.