Глинка Борис Борисович

Горбунов Иван Михайлович

Коваль Дмитрий Иванович

Кудряшов Петр Иванович

Лавицкий Николай Ефимович

Островский Виктор Дмитриевич

Петров Михаил Георгиевич

Поддубский Алексей Федорович

Шматко Иван Леонтьевич

Кулешов А. (автор)

* * *

Принадлежность:

45 иап

Майор А. Кулешов 
// Сталинский сокол 09.04.1943

Военная хитрость в воздушном бою

Настоящий мастер воздушного боя должен каждую встречу с воздушным противником проводить с максимальным искусством, чтобы, поражая врага, самому оставаться неуязвимым.

Рассмотрим несколько весьма поучительных воздушных боёв на Кубани.

Среди истребителей противника есть группа отборных ассов. Воздушные бои с ними изобилуют острыми моментами и заслуживают разбора. Разбор этот недавно состоялся в Н-ской авиачасти.

Наши истребители в составе двух четвёрок, превосходящих немецкие самолёты по скорости, встретили группу самолётов «Ме-109 г». Четвёрки шли правильно – одна с превышением над другой. На высоте 4 тысяч метров ведущий нижней четвёрки старший лейтенант Петров заметил четвёрку «Ме-109г» и мгновенно подал команду: «Идём в лобовую атаку».

Немцы, имея сильнее вооружение, лобовую атаку приняли. Состоялся краткий огневой бой на встречных курсах. Старший лейтенант Шматко таранил одного из противников.

Старший лейтенант Поддубский, находившийся выше, увидев происшедшую схватку, повёл свою четвёрку в атаку на оставшуюся тройку «Мессершмиттов». Пользуясь превышением, он атаковал немцев сверху вниз, сбоку и сзади. В результате его лётчики сбили один самолёт, сами не понеся потерь и не получив пробоин, потому что немцы не успели открыть огонь.

Тройка наших самолётов под командованием старшего лейтенанта Петрова погналась за уцелевшими двумя «Мессершмиттами», а четвёрка Поддубского стала набирать высоту. В это время на помощь немцам стали прибывать новые пары «Мессершмиттов», вызванные по радио. Наращивая силы, немцы ввели в бой ещё пятнадцать самолётов. Таким образом семёрке советских лётчиков пришлось сражаться против четырнадцати «Мессершмиттов». В этой схватке, длившейся 40 минут, обе стороны проявляли большую напористость. Опасность для наших истребителей заключалась ещё в том, что немцы вступали в бой не все сразу. Каждая новая пара приходила к месту сражения, славно крадучись, высматривая удобный момент, улавливая наиболее выгодное положение для первой атаки, выбирая себе позицию, прежде чем нанести удар.

По манере немцев наши лётчики поняли, что перед ними находятся опытные враги, и проявили максимум энергии и осмотрительности. Наши истребители отлично догоняли «Мессершмиттов» при вертикальном манёвре, превосходили их в горизонтальном полёте и позволяли нашим лётчикам успешно вести борьбу.

Используя отличные качества машин и всю мощь их вооружения, советские лётчики вышли победителями из этого сложного боя. Старший лейтенант Глинка сбил два самолёта, младший лейтенант Кудряшев в паре с ним – ещё один самолёт, остальные немцы вышли из боя. Возможно, некоторые из них были повреждены.

Итак, немцы потеряли четыре самолёта.

Старший лейтенант Петров, первым заметив четвёрку «Мессершмиттов», вместо того чтобы сразу произвести манёвр для занятия наиболее выгодной для атаки позиции, призвать на помощь вторую четвёрку, зажать немцев в клещи и разбить врага, не понеся потерь, поддался азарту и повёл своих лётчиков в лобовую.

Если бы перед ним были бомбардировщики или истребители меньше числом и более слабые в огневых средствах, тогда лобовая атака была бы оправдана. В данном случае старший лейтенант Петров возвёл лобовую атаку в шаблон, действовал напролом.

Таким образом, ведущий первой четвёрки был слишком увлечен начальной ситуацией боя, не думая о его дальнейшем развитии. Как командир од должен был предвидеть, что перед ним лишь передовой патруль, а главные силы врага ещё впереди.

В противоположность ему ведущий второй четвёрки старший лейтенант Поддубский вёл себя осмотрительно, расчётливо и хитро, ставил своих лётчиков в наивыгоднейшие положения по отношению к противнику и добивался победы средствами военного искусства.

Прекрасно провёл он атаку на тройку немцев, оказавшуюся ниже его четвёрки. Совершенно правильно после атаки увёл свою четвёрку на высоту. Если бы он увлёкся погоней, он сам мог бы послужить мишенью для неожиданной атаки пришедших на помощь «Мессершмиттов».

Его четвёрка ударила, выскочила вверх и осмотрелась. И ей удалось заметить новую группу немцев. Своим умелым и грамотным поведением Поддубский в этом бою выгодно отличился от азартного и слишком прямолинейного Петрова.

Следует отметить излишнюю самоуверенность обоих командиров. Вступав в большой бой, они, имея радио, не вызвали помощи. Многие считают за особую честь подраться с превосходящими силами противника. Это очень похвально, но совершенно излишне, когда в этом нет необходимости.

В то время как семёрка наших истребителей 40 минут вела напряжённый бой, достаточное количество самолётов стояло на ближайших аэродромах. Если бы они прилетели по вызову участников боя, то финал его мог быть совершенно уничтожающий для немцев. Так они потеряли четыре машины, а могли бы потерять все.

При разборе воздушных боёв был отмечен удачный бой другой четвёрки наших самолётов против десяти «Ме-109ф» и пары «ФВ-189». Под командованием лейтенанта Лавицкого эта четвёрка сопровождала группу «ИЛ-2». В начале воздушного боя противника не было видно. Немцы маскировались облаками, стараясь неожиданным ударить на штурмовиков.

Когда назрел момент атаки, они потребовали по радио от своих зениток прекращения огня. Неожиданное прекращение зенитного огня заставило и наших лётчиков насторожиться. Они быстро разгадали, в чём дело, заметили врагов и не дали им произвести неожиданное нападение на штурмовиков.

Вот здесь нашей четвёрке истребителей и прошлось пойти в лобовую, чтобы расстроить сосредоточенный удар немецких истребителей по нашим «ИЛ'ам».

В результате лейтенант Лавицкий сбил два самолёта, сержант Островский – один и лейтенант Коваль – один. Группа потерь не имела.

Как выгодна военная хитрость, показывает бой, проведенный четвёркой ваших «ЯК'ов» под командованием старшего лейтенанта Горбунова. Патрулируя над полем боя, он увидел пару «Мессершмиттов» и сразу повёл свою группу вверх. Немцы не заметили, как наши истребителя очутились выше них, со стороны солнца, и подверглись внезапному удару.

В результате оба «Мессершмитта» были сразу сбиты. Вторая пара этого немецкого патруля запоздала притти на помощь и, видя своих собратьев падающими и горящими, на максимальных скоростях умчалась на свою сторону. Группа Горбунова, затратив на уничтожение пары «Мессершмиттов» небольшое количество боеприпасов, выпущенных с короткой дистанции, продолжала нести патруль и вернулась на аэродром без единой царапины на своих самолётах.

Военная хитрость, примененная Горбуновым, ликвидировала этот бой в самом начале, с одного удара. И это совершенно правильно с точки зрения военного искусства.

Майор А. Кулешов.
Действующая армия.