Демин

Кудрявцев Иван Степанович

Лисиченко Никон Корнеевич

Пономарчук

Кравцов Александр Глебович (автор)

* * *

Принадлежность:

18 РАБ

Инженер-майор А. Кравцов 
// Сталинский сокол 09.04.1943

Опыт восстановления аэродромов

Когда наши инженерно-аэродромные команды и передовые отряды БАО вступили на вновь освобожденные от немцев аэродромы, перед ними предстала картина сильных разрушений. Враг действовал методично, по строго продуманному плану, взрывая лётные полосы, дома, уничтожая вое аэродромные сооружения.

Вот, например, как выглядел один из стационарных аэродромов. Разрушениям подверглись взлетно-посадочные полосы, рулёжные дорожки, места стоянок самолётов, землянки, ангары, жилые и специальные сооружения.

Для уничтожения сооружений немцы применяла фугасы из 3–4 авиабомб (каждая по 250 кг.), которые заделывались заблаговременно на глубину 2.5–3 м. Для этого вырывались специальные котлованы по оси полосы. Кроме того, фугасы укладывались по дренажным колодцам и боковым коллекторам. О характере разрушений можно судить по такой цифре: общее количество взрывчатых веществ, затраченных немцами для разрушения полос и рулёжных дорожек, составило около 60 тонн.

Ещё большие разрушения были обнаружены на другом стационарном аэродроме. Об'ём выброшенного грунта составил здесь около 12 тысяч кубометров. Все невзорванные сооружения, а также лётное поле немцы минировали. При этом враг пустился на такую хитрость, которая сразу же была нами разгадана. Разрушая дома вокруг аэродрома, немцы оставляли 2–3 здания. При осмотре их создавалось впечатление, что враг пытался взорвать и эти дома, но неудачно (например, подорваны только угол здания или лестничная клетка). На видных местах лежали фугасы и пакеты взрывчатых веществ. Тщательная разведка показала, что под этими домами находились фугасы, заложенные в фундаменты и подвалы. Фугасы из 3–4 авиабомб были запрятаны на глубине до 2½ м. и даже залиты гудроном. Такие же фугасы были обнаружены и на взлетно-посадочной полосе.

Всё, что мы обнаружили на освобождённой от немцев аэродромах, не застало нас врасплох Непрерывное наблюдение наших воздушных разведчиков позволило заранее установить характер разрушений. В нашем распоряжении имелись аэрофотоснимки аэродрома, когда на нем хозяйничали немцы. По этим снимкам нетрудно было определить замысел противника. На одном снимке – чёрные точки на ВПП. Это подготовка к закладке фугасов. На фотографии, заснятой разведчиком, через несколько дней мы уже увидели воронки. Таким образом нами заблаговременно готовились все средства, необходимые для восстановления аэродромов.

Как восстанавливались эти аэродромы? Можно было, сразу же начать капитальные работы по восстановлению всех разрушении. Но мы пошли по иному пути. Восстановление аэродрома ни в коем случае не должно было задержать работу авиации. Командование поставило перед нами задачу, чтобы в течение 2–3 суток подготовить аэродром для базирования авиации, а в дальнейшем полностью подготовить его к весенней эксплоатации.

Чтобы решить первую задачу, мы приступили к подготовке грунтовой полосы, выбрав площадь, которая менее всего подверглась разрушениям. Работы на этой полосе свелись к заделке мелких воронок, очистке полосы от снега (при помощи сугробореза и тракторной волокуши). Исключительную организованность в работе показало подразделение, где командиром тов. Демин. Успех дела решила правильная расстановка сил. В то время как сугроборез взрыхлял снег, второй трактор с волокушей на прицепе убирал его. Одна часть бойцов грузила снег на автомашины, другая – колола лед, засыпала воронки. Командир БАО тов. Пономарчук тем временем готовил жилые дома, пищевой блок. Только такая организация работ дала возможность на вторые сутки подготовить грунтовую полосу, рулёжные дорожки, стоянки самолётов. На аэродром прибыли действующие авиачасти.

Теперь мы приступили к решению второй задачи – подготовке аэродрома к весенней распутице. Учитывая, что пришлось иметь дело с мёрзлым грунтом, мы не восстанавливали капитально все полосы, а взялись за восстановление только одной, а также подрядных путей к аэродрому.

В какой последовательности велись работы? Минёры произвели разведку и обезвредили фугасы, заложенные на полосе. Затем подразделения, привлечённые для работы на аэродроме, получили конкретные задания – каждое из них должно было заделать несколько воронок.

Заделка воронок производилась таким порядком. Весь грунт из воронки выбрасывался. Большие глыбы подрывались мелкими зарядами, либо разбирались вручную. Когда воронка была очищена, производилась засыпка её измельченным грунтом при тщательном трамбовании послойно. Когда котлован заполнялся до половины, внутри разжигались костры, чтобы грунт оттаял и дал осадку. После этого производилась вторичная трамбовка, и воронка вновь засыпалась до уровня 0.5 м. от поверхности бетонного покрытия. Затем укладывались ваги из рельсов или дерева и по ним производилась укладка сплошного деревянного или рельсового настила. Рельсы укладывались не сплошь, с интервалами. Сверх настила или накатника укладывался кирпичный щебень, который тщательно утрамбовывался.

Засыпка кирпичного щебня в центральные части воронки производилась выше уровня бетонного покрытия, имея в виду осадку. Верхний слой кирпичной щебёнки тщательно расклинцовывался. И уже после этого производилась заливка гудроном. Так заделывались воровки.

Восстановление коллекторов мы производили так: воронка очищалась, разрушенная труба или лоток убирались, затем или делался деревянным лоток из брусьев, или укладывались металлические трубы больших диаметров в количестве, которое обеспечивало пропуск воды. После укладки труб или лотков воронка заделывалась местным грунтом и тщательно утрамбовывалась. Остальная часть её засыпалась кирпичным щебнем и заливалась гудроном.

Восстанавливая взлётно-посадочную полосу, необходимо иметь в виду, что заделанная воронка при оттаивании грунта будет давать осадку. Чтобы предотвратить провалы, мы уложили накатник, а покрытия делали нежёсткими (залили гудроном, а не бетоном). В целях профилактики мы уже сейчас заготовляем битый щебень для подсыпки воронок при просадках. Коменданты аэродромов организуют тщательный контроль и уход за всеми заделанными воронками.

После того, как все воронки были заделаны, ВПП очистили от выброшенного грунта и катки уплотнили восстановленные места.

Опыт восстановления стационарного аэродрома многому научил наши инженерно-аэродромные службы. Какие выводы следует сделать? В период наступления наших войск надо вести тщательную фоторазведку важнейших аэродромов, которые в ближайшие дни могут быть освобождены от немцев. Это даёт возможность заранее подготовиться к восстановительным работам. Не нужно сразу браться за капитальное строительство. Надо помнить главное – дать возможность нашей авиации в первые дни перебазироваться на передовой аэродром. Достичь этого можно, подготовив грунтовую полосу.

Восстановление ВПП с жёстким покрытием при мёрзлом грунте надо производить временного типа. Капитальные работы нужно предусмотреть на дальнейшее время.

Надо широко использовать местные материалы – кирпичный бой от разрушенных зданий, шлак, водопроводные трубы, рельсы, шпалы и т. д.

* * *

Нам удалось за короткое время подготовить к весенней эксплоатации разрушенный немцами аэродром, чему помогла хорошая организация работ подразделения, где командиром тов. Демин. Много инициативы, находчивости и настойчивости проявили бойцы подразделения капитана Кудрявцева. Самоотверженно работали минёры под командованием старшего лейтенанта Лисиченко. Замыслы противника сковать нашу авиацию на весенний период, не оправдались. И с разрушенных аэродромов весной, как и зимой, наша авиация ведёт боевую работу.

Инженер-майор А. Кравцов.