Иванов Николай Павлович

Гражданинов Павел Андреевич (автор)

* * *

Принадлежность:

169 иап

Старший лейтенант П. Гражданинов 
// Сталинский сокол 16.04.1943

Воздушный таран

Мастерство лётчика-истребителя заключается в том, чтобы, сочетая огонь и манёвр, уничтожать врага. Удар же по противнику собственным самолётом – отнюдь не самоцель, а средство для достижения победы, применяемое в исключительных случаях. Когда обстановка складывается так, что лётчику надо итти на таран, то это нужно делать грамотно, умело и расчётливо, чтобы сохранить себе жизнь и машину.

Не так давно наша группа, ведомая майором Ивановым, прикрывала наземные войска. Во время патрулирования мы вступили в бой с сорока немецкими бомбардировщиками «Ю-87», стараясь помешать им сбросить бомбы на наши части. Как и другие истребители, я быстро отыскал себе жертву и стал её преследовать. Бомбардировщик пытался уйти из-под удара. Я настиг его, дал по нему две пулеметные очереди.

В воздухе мы находились уже довольно долго. Горючее было на исходе, да и боеприпасов-то почти не осталось. Меня охватила ярость. Я решил таранить. Но как. Просто налететь на бомбардировщик, ударить его своей машиной? Получится ли удачный таран? Я понимал, что в данном случае жертвовать своей жизнью и губить истребитель совершенно бессмысленно. Свою ярость и ненависть к врагу я должен обуздать каким-то разумным расчетом и во что бы то ни стало уничтожить вражеский бомбардировщик.

Выйдя из пике, «Юнкерс» пошёл по горизонтали. Я устремился за ним. Когда до бомбардировщика осталось не более семидесяти метров, я несколько снизил скорость. Немецкий стрелок вел по моему самолёту огонь. Но это не могло заставить меня отказаться от преследования. Во время сближения я всячески маневрировал, летел чуть ниже, постепенно уменьшая дистанцию между самолетами. Подойдя вплотную к «Юнкерсу», я концом винта ударил по рулю глубины стабилизатора. Когда у «Юнкерса» хвост отлетел в сторону, я быстро потянул ручку на себя и ушёл вверх.

Почему при сближении с бомбардировщиком я летел с небольшим принижением? Во-первых, чтобы избежать воздушной струи. Попав в струю, мой самолёт был бы плохо управляем и мог перейти в штопор; во-вторых, в этом положении я находился в так называемом «мёртвом конусе»; в-третьих, удобнее было уловить момент соприкосновения с бомбардировщиком и нанести ему удар.

В результате немецкий бомбардировщик врезался в землю, а на моём истребителе возникла лишь небольшая тряска мотора. Однако это не помешало мне буквально через несколько секунд почти в упор расстрелять второй «Юнкерс».

Некоторые лётчики делают таран плоскостями. Мне кажется, это неверно. При таране плоскостями мало шансов сохранить свой самолёт. На мой взгляд, лучше и эффективнее таранить винтом. Нужны только уверенность, выдержка и точность удара.

Старший лейтенант П. Гражданинов.