Амантаев Махамед

Боронин Иван Константинович

Глухов Василий Михайлович

Медведев Николай Фадеевич

Стригалев Виктор Тихонович

Цидилкин Алексей Петрович

Цветков Иван Георгиевич (автор)

* * *

Принадлежность:

366 одрап

Капитан И. Цветков 
// Сталинский сокол 16.04.1943

Боевое обучение молодых летчиков

В первое время командиру эскадрильи казалось, что практическая подготовка молодых лётчиков вполне достаточна. Они несли боевую службу наравне со старыми фронтовиками, осваивали их опыт и успешно выполняли все задания. Но это продолжалось до тех пор, пока не усложнились задачи и обстановка. Случай со старшиной Стригалевым, когда он едва избежал катастрофы, убедительно показал, как необходима молодым летчикам серьёзная учёба и прежде всего отработка техники пилотирования на «Пе-2».

Стригалев получил задание произвести разведку в тылу противника. Подобные полёты он совершал неоднократно, и на этот раз пилот уверенно вёл машину по курсу. Но, когда самолёт углубился на территорию противника, погода сильно ухудшилась, а в расположении об'ектов облачность затянула почти весь горизонт. Оставался чистым лишь неширокий коридор. Сюда и направил свою машину Стригалев, надеясь выйти из облачности, которая уже достигала 6–7 тыс. метров высоты. Разрыв в облаках отклонился в сторону, и лётчик развернул машину. Скоро показались железнодорожная станция и несколько стоявших воинских эшелонов. Штурман едва успел произвести расчеты и сбросить бомбы, как самолёт вошёл в облака. Стригалев повел его со снижением, рассчитывая быстро проскочить облачность и итти затем под нижней кромкой.

Высота резко уменьшалась, но земли всё не было. Оставалось всего лишь 1.500 метров. Лётчик совершенно потерял ориентировку в пространстве. Машина беспорядочно падала, быстро нарастала скорость. Наконец показалась земля. Стригалев с большими усилиями выравнял самолёт на высоте нескольких десятков метров и после этого благополучно пришёл на свой аэродром.

Он доложил командиру о происшествии и сделал правильное заключение, что летать в сложной обстановке не может, нужно учиться.

Учиться летать в сложных условиях было необходимо не одному Стригалеву. Другие молодые лётчики, вместе с ним пришедшие в эскадрилью майора Воронина, также не имели достаточной лётной практики и выполняли боевые задания только при благоприятной метеорологической обстановке.

Как учить и чему учить молодых лётчиков, выяснилось после того, как командир эскадрильи опросил каждого из них, бегло проверил знание материальной части, сопоставил свои старые наблюдения. Если пилоты по-разному владели техникой управления самолётом – одни уверенно пилотировали машину, другие осторожнее, – то все они слабо разбирались в законах полёта и не умели летать в облаках или вслепую. Помимо теории, всем нужно было прививать практические навыки самолётовождения по приборам.

...Бомбардировщики, ведомые старыми лётчиками, ушли на боевое задание. Майор Воронин начал занятие с молодыми пилотами с анализа ошибок старшины Стригалева. Опытный командир подробно, во всех деталях разобрал его действия при полёте в облаках, причины ошибок и каким воздействиям подвергалась в это время машина.

Казалось, что всем было вес ясно, но, когда командир вместе со Стригалёвым ушёл в воздух, чтобы проверить, как усвоил пилот полученные указания, повторились старые ошибки. Зайдя в облака, пилот вначале вёл машину строго по горизонту. Но выдержки хватило не надолго – лётчик стал зажимать управление, создавая искусственные крены. Майор Воронин из штурманской кабины указал на неправильные действия. Командиру неоднократно самому приходилось браться за штурвал, чтобы предупредить радение самолета. Постепенно у Стригалова спадало напряжение. По указанию командира он стал правильнее распределять своё внимание по приборам.

Практические полеты с другими пилотами протекали примерно так же. Командир учил лётчиков чувствовать себя свободнее, верить приборам. И день ото дня молодые пилоты постепенно усваивали искусство самолётовождения в облаках.

Однажды полёт командира со Стригалевым затянулся. Пилот отрабатывал развороты, учился выдерживать правильные крены в пределах 15–20 градусов. Когда он пытался выйти из облачности, чтобы определить свое местонахождение, майор Воронин приказал ему набирать высоту.

– Перед нами цель разведки. Что будете делать? – спросил командир.

Пилот стал пробивать облачность по прямой, по командир возразил против этого:

– Неправильно. Нас могут обстрелять вражеские зенитки. Идите с разворотов.

Однако Стригалев, выполняя это указание, развил большую скорость, которая могла привести к неприятным последствиям при неизвестной высоте облачности.

– Идите на эвалютивной скорости! – последовало приказание майора.

Когда самолет вышел из облаков и оказался под нижней кромкой, молодой лётчик вновь услышал спокойный голос командира:

– Сзади истребители противника.

Старшина снова ввёл самолёт в облака, развернулся там на 30–40 градусов и через минуту – другую, выйдя из облачности, встал на прежний курс.

– Нас преследуют «Мессершмитты»!

После этого сигнала командира пилот, зайдя в облака, пытался повторить прежний манёвр, но майор Воронин предупредил:

– Первый раз вы сделали правильно, а сейчас нужно развернуться на 50–60 градусов и пройти в облаках минут 5, иначе немцы подкараулят.

Выполнив задание, Стригалев привёл «Пе-2» на свой аэродром. А вечеров последовал разбор этого полёта со всеми молодыми лётчиками.

Практическая учёба продолжалась, пока молодые лётчики Цедилкин, Амонтаев, Стригалев и другие не освоились с техникой полёта в облаках и не изучили основные законы этого полёта. Сейчас все они наравне со старыми лётчиками выполняют боевую работу независимо от погоды.

Но на этом не закончилось обучение лётчиков эскадрильи. Когда по характеру боевых заданий потребовалось бомбить с пикирования, то многие лётчики оказались неподготовленными к этому. Майор Воронин решил учить лётчиков на боевом примере.

Бомбардировщики получили задачу нанести удар по штабу крупного немецкого соединения. Вместо группы самолётов командир эскадрильи выделил два экипажа: ведущим шёл сам, ведомым – Глухов. Экипажи серьёзно подготовились к выполнению задания, детально изучили район и расположение цели, сделали расчёты на бомбометание.

Высоту начала пикирования избрали 3.500 м., и погода благоприятствовала этому. Однако в районе цели облачность оказалась ниже предполагаемой. Пришлось уже на подходе к об'екту сделать перерасчёты и пикировать с 2.500 м., но угол остался прежний – 60 градусов.

Точность удара бомбардировщиков зафиксировали фотоснимки. Кроме того, пришли подробные сообщения из других источников. Разгромив штаб, пикировщики уничтожили там не один десяток немецких офицеров.

Убедительнее этого примера трудно было подыскать. Лётчики эскадрильи долго обсуждали полёт двух экипажей, и некоторые не прочь были сразу же начать бомбить с пикирования, но не позволяли навыки. Началось кропотливое индивидуальное обучение.

Командир Воронин последовательно учил каждого лётчика всем элементам пикирования, давал возможность чувствовать все те изменения, которым подвергаются машина и экипаж в воздухе. Прежде всего лётчики на земле изучили все особенности пикирования, отработали до автоматизма пользование агрегатами и приспособлениями и лишь после этого перешли к практическим полётам.

...Майор Боронин ведет на задание младшего лейтенанта Медведева. Самолёт пришёл в район цели. Командир но СПУ передаёт в штурманскую кабину своему ученику всё, что выполняет. Лётчик внимательно слушает и следит по приборам за действиями командира. За затяжелением шага винта последовали триммеры, затем – шторки водяных радиаторов, тормоза и так до тех пор, пока цель не подошла к отметке и машина не вошла в пике. При выводе из пикирования майор также сопровождал управление подробными об'яснениями.

Командир вывозил лётчиков сам, летал с ними в кабине штурмана, наблюдал пикирование с земли, подмечал малейшие ошибки и добивался их устранения.

А ошибки на первых порах встречались весьма часто, одни слишком вяло вводили самолёт в пике и действовали с излишней осторожностью, другие не могли сразу поймать цель, некоторые просто не усвоили последовательности в работе.

Так Герой Советского Союза майор Боронин учил лётчиков своей эскадрильи, ни на один день не прекращая боевой работы. Не случайны после такой учёбы и боевые успехи лётчиков. Они воюют расчётливо, со знанием дела, используя все качества «Пе-2».

Действующая армия.

Капитан И. Цветков.