Злобин Иван Степанович

Юрков Александр Александрович

Емельяненко Василий Борисович (автор)

* * *

Принадлежность:

7 гв. шап

Герой Советского Союза гвардии капитан В. Емельяненко  
// Сталинский сокол 15.04.1944

Из чего слагается мастерство*)

Записки летчика-штурмовика

4. Огонь

Штурмовка − это наша основная работа, результаты которой должны оцениваться не по количеству израсходованных боеприпасов, а по количеству уничтоженной и поврежденной 9 техники противника. В некоторых подразделениях получила распространение «тактика пустых ящиков». Суть ее состоит в том, что летчики, которые прилетают с пустыми снарядными ящиками, поощряются и ставятся в пример, а возвращающиеся с задания с неполностью израсходованными боеприпасами подвергаются осуждению. Не приходится уже и говорить о мнении механиков и оружейников на этот счет. На пустой ящик они смотрят с благоговением, а за остатки боеприпасов − с недоумением и досадой.

Правильно ли это? Нет нужды доказывать, что летчик-штурмовик должен стремиться израсходовать максимум боеприпасов. Но в то же время он должен больше всего заботиться о том, чтобы каждая выпущенная им очередь ложилась в цель и наносила ущерб врагу. Только при этом условии можно признать, что боекомплект использован эффективно. Быть экономным при ведении огня так же важно, как и быть метким.

Однажды я повел двух молодых летчиков на свободный поиск. Обстановка для штурмовки сложилась исключительно благоприятно. Стояла сплошная вязкая облачность. По глухому тракту двигалась вражеская колонна в 10–12 грузовых автомашин. Мы свалились им как снег на голову. После того, как я зажег первой очередью головную машину, немцы прекратили движение и бросилась к обочинам дороги, создав для нас нечто вроде полигона. Став в круг, мы начали штурмовать. На двух первых заходах один мой ведомый вел огонь длинными очередями с большой дистанции под небольшим углом.

*) Продолжение. См. № 28(222) и 29(223) «Сталинского сокола» за 5 и 8 апреля.

Снаряды ложились с огромным рассеиванием, подымая на воздух лишь комья земли вокруг немецких машин. После третьего же захода этот ведомый, вспахав очередную «грядку», совсем перестал стрелять. Сделав четвертый заход и оставив на земле горящие автомашины, мы ушли назад.

На эту штурмовку я израсходовал 50 процентов своего боекомплекта. Каково же было мое удивление, когда на аэродроме выяснилось, что ведомый, не уничтоживший ни одной машины, вернулся с пустым ящиком. Я крепко пожурил его за такую стрельбу и рассказал, как следует правильно пользоваться огнем.

Многим из нас приходилось наблюдать штурмовку с земли. У иного летчика вся очередь, будь она даже очень длинной, ложится кучно, в одно место. Это отличная стрельба. Такие результаты достигаются при трех условиях. Во-первых, надо придать самолету нормальный угол (таким я считаю угол в 15− 20 градусов); во-вторых, в момент ведения огня не должно быть колебания самолета вокруг продольной и вертикальной оси; и, в-третьих, необходимо соблюдать определенную дистанцию для открытия стрельбы.

У другого же летчика даже короткая очередь лежится полосой. Это плохой стрелок. Он открывает огонь бесприцельно и затем уже тянет трассу на цель. Отсюда, как следствие, нерациональная трата боекомплекта.

Самое сложное и стрельбе − это выбор позиции относительно цели. До атаки самолет идет прямо на цель, которая уходит под него. Если начать прицеливание до ухода цели под кок винта, мы получим маленький угол, который не обеспечит меткости и большой дистанции. При дальнейшем сокращении дистанции и сохранении положения цели в перекрестии прицела угол будет все время уменьшаться, а когда самолет достигнет нормальной дистанции, цель уйдет из прицела вниз из-за недостатка высоты. Обучающиеся стрельбе летчики понимают это после первого же полета на полигон и просят поправки в позицию. Как они это делают? Закрыв капотом мишень, они периодически как бы клюют носом машины и определяют начало атаки по ощущению, теряя при этом высоту, необходимую для прицеливания и ведения огня. Результаты получаются опять же плохие.

Наилучшим положением для определения начала атаки надо считать расположение цели в стороне от оси самолета под небольшим углом (предельно до 90°). Вполне понятно, что при наводке в этом положении во время опускания носа самолета мы будем вынуждены сделать координированный доворот на потребный угол с последующим опять же координированным выводом, согласуя его темп с горизонтальной наводкой. Окончательный вывод из крена должен совпасть с положением цели в центре перекрестия. Основной трудностью здесь является умение сочетать удаление цели от самолета и высоту. Это то, что я считаю позицией. Зависимость между удалением и высотой прямая, а соответствие этих величин дает нормальный угол атаки цели.

Мой излюбленный способ штурмовки автомашин, паровозов и иных об'емных целей на открытой местности − атака с бреющего с последующей горкой и разворотом от 45 до 90°. Этот прием у нас, штурмовиков, за свою внезапность и дерзость, скоротечность и неотразимость получил образное название «партизанский заход». Его и применяю и при «охоте», в том случае, когда уверен, что напарник не оторвется в это время от меня.

Выше я сказал о том, что обеспечивает точность и меткость огня. Но есть еще одно обстоятельство, о котором ни на минуту не должен забывать летчик-штурмовик. Речь идет о контроле за состоянием оружия. В моей практике был такой прискорбный случай. В паре с летчиком Зобиным мы вылетели на «охоту». Обнаружили несколько замаскированных немецких машин и начали штурмовать их. Я прицелился, выждал дистанцию, открыл огонь и... не поверил своим глазам. Трассы пулеметного огня расходились в разные стороны, а снаряды пушек давали такое рассеивание, что, несмотря на повторные заходы, мне не удалось зажечь ни одну из стоявших на земле автомашин. Нетрудно представить себе мое настроение. Когда же вернулся на аэродром, выяснилось, что самолет до этого находился в мастерских и пристрелка была сбита.

Этот урок заставил меня в дальнейшем строго и взыскательно контролировать подготовку оружия на земле. У хорошего летчика, постоянно следящего за состоянием пушек и пулеметов, оружие никогда не откажет в бою. Я могу сослаться хотя бы на пример гвардии капитана Юркова. У него пушки сделали свыше 10.000 выстрелов и работают безотказно.

Говоря о прицеливании при ведении пулеметно-пушечного огня, я не собирался отрицать возможность пользования трассой. Погрешности, допущенный при пристрелки, сбитая во время чехления мушка − всё это может компенсироваться за счет корректирования огня по трассе. Но летчик-штурмовик обязательно должен придерживаться непреложного правила: нажимать на гашетки лишь после наводки с короткой дистанции и вести огонь короткими очередями. Это правило формирует хорошего стрелка. Оно − первый признак, по которому можно определить в летчике-штурмовике мастера огня.

5. АТАКА

Нас, штурмовиков, часто называют «воздушной пехотой». В этих словах большая доля правды. Действительно, кто еще в авиации так непосредственно и тесно взаимодействует с наземными войсками, как мы. Если взять на выбор любые 100 вылетов летчика-штурмовика, то 60–70 из них будут на штурмовку переднего края вражеской обороны. Очень часто наши атаки предшествуют атакам пехоты. В таких случаях мы должны подавить огневые точки, способные задержать наступление пехоты, деморализовать противника еще до того, как наши солдаты на земле поднимутся для решительного броска вперед.

Почти каждый летчик нередко наблюдал, как после удачной штурмовки пехотинцы, сорвав с голов шапки, машут вслед штурмовикам, проходящим над ними бреющим полетом. Мы редко встречаем своих наземных друзей, но то уважение и благодарность, которыми проникнуты их отзывы о работе «Ильюшиных», являются для нас лучшей наградой.

Накануне прорыва «голубой линии» на Кубани летный состав нашего подразделения выезжал на передовые позиции для изучения целей на местности. Опыт показал, что такие поездки приносят исключительную пользу, облегчают впоследствии отыскание целей по местным признакам, помогают лучше понять запросы наземных частей.

Штурмовка оборонительной полосы противника − одна из наших основных задач, и на ней я остановлюсь подробнее. Атака переднего края связана с большими трудностями. Дело в том, что работа вдоль линии боевого соприкосновения ограничивает нас заходами с двух направлений. Это дает возможность врагу располагать свои зенитные средства с таким расчетом, чтобы наибольшая плотность огня была при подходе и уходе от цели. Эти условия заставляют сделать вывод о том, что успех штурмовки в значительной степени решается тщательной подготовкой и продуманностью вылета.

Штурмовик, атакующий передний край будь то опытный воин или молодой летчик, должен прежде всего в совершенстве знать систему полевой обороны противника, уметь по мельчайшим признакам обнаружить замаскированные батареи или долговременные огневые точки, прекрасно изучить рельеф того участка, на котором ему придется действовать. Только в этом случае он с пользой израсходует бомбовый груз.

Атака главнейший этап боевого полета. Для ее успешного осуществления необходимо предусмотреть правильный подход к цели, давший возможность летчикам выгодно маневрировать.

При атаке переднего края вражеской обороны мы отказались от действий большими группами ввиду их громоздкости, сковывающей маневр над целью. Я считаю наиболее целесообразной для такой атаки группу в 4−6 самолетов. Haиболее удобно действовать, соблюдая боевой порядок «несимметричного клина», построенного тупым углом вперед почти из строя «фронт» и разомкнутого по интервалам так, чтобы не стеснять маневрирования отдельных самолетов. Нарушение симметрии строя необходимо для того, чтобы исключить опасность зажатия при энергичном развороте внутренних ведомых. Поэтому на внутреннем фланге предполагаемого над целью разворота надо ставить одного ведомого, а с другой стороны − двух. При таком боевом порядке атака цели производится группой в целом.

Другим боевым порядком, завоевавшим большую популярность, является клин шестерки с последующим перестроением до подхода к цели в правый или левый пеленг. При этом место командира группы на фланге, в сторону которого делается разворот. В этом случае атака цели производится с разворотом до 90°, последовательно друг за другом в цепочку. Такой порядок позволяет ведомым бомбить индивидуально и прицельно.

Уход на свою территорию наиболее целесообразно производить энергичным разворотом до 90°, а для повторного захода лучше всего делать внезапный разворот на 180°, причем производить его, вслед за командиром, должны все сразу.

При необходимости изменять направление атаки во время повторного захода первым должен атаковать заместитель командира, который находится на противоположном фланге. Этот способ атаки требует высокой техники пилотирования, по приносит большой успех, и его следовало бы ввести в программу школ и запасных полков.

Герой Советского Союза гвардии капитан В. Емельяненко.

(Продолжение следует).