Богачев Александр Петрович

Гапотченко

Кулагин Андрей Михайлович

Макеев

Пшеняник Георгий Андреевич (автор)

* * *

Принадлежность:

15 иап

Подполковник Г. Пшеняник 
// Сталинский сокол 15.04.1944

Борьба с бомбардировщиками в сумерках

Сумерки, как показал опыт войны, являются излюбленным немцами временем суток, для нанесения внезапных бомбардировочных ударов. Противник при этом рассчитывает прежде всего на ослабление нашей бдительности, поскольку напряженная боевая работа, в эти часы заканчивается.

Таким образом, к нанесению массированных ударов в сумерках противника, влечет перспектива безнаказанных действий. Однако это обстоятельство становится «палкой о двух концах», если наше авиационное командование умело организует патрулирование истребителей в сумерках над районами вероятных действий бомбардировщиков противника.

Некоторое время тому назад на одном из участков фронта немцы, понеся тяжелые потери в бомбардировочной авиации, вынуждены были отказаться от нанесения дневных ударов по боевым порядкам наших войск и перенести действия бомбардировщиков в основном на сумерки и на ночь. Удары в сумерках наносились группами, в отдельных случаях доходившими до 40 «Хе-111» и «Ю-88».

Наше авиационное командование своевременно учло изменение в тактических порядках бомбардировочной авиации противника и организовало патрулирование истребителей в сумерках. С наступлением сумерок истребители вылетали в зону патрулирования по заранее составленному плану или же по вызову радиостанции наведения, которая информировала летчиков о воздушной обстановке и наводили их на появлявшиеся группы противника.

Вылеты производились парами, но каждому самолету назначалась определенная высота, так что фактически летчики действовали одиночно. Однако взаимодействие между командиром пары и его напарником все же осуществлялось; они по радио предупреждали друг друга о появлении противника и его маневре. В зоне патрулирования одновременно находилось не более трех пар на разных высотах.

Когда наступают сумерки, видимость на запад значительно лучше, чем на восток, что дает возможность нашим истребителям при полете в западном направлении при полете в западном направлении быстро обнаруживать и атаковать бомбардировщиков противника.

Первые же бои наших истребителей в сумерках вынудили противника отказаться от массированных налетов и перейти к действиям одиночными самолетами в течение всей ночи, что резко снизило эффективность ударов.

Преимущество действий наших истребителей в сумерках заключалось также в отсутствии у вражеских бомбардировщиков истребителей сопровождения. Это давало полную свободу действий и возможность максимально использовать огневую мощь наших самолетов.

Так, пара наших истребителей − старший лейтенант Кулагин и его напарник Богачев − за 9 минут до наступления темноты по вызову радиостанции наведения вылетела на перехват бомбардировщиков противника. На высоте 3.000 метров при видимости на запад 1,5-2 км. Летчики увидели эшелон до 24 «Хе-111», летевших группами. Первая группа состояла из 9 самолетов. Находясь ниже бомбардировщиков на 200 метров, пара Кулагина хорошо видела проектировавшиеся на фоне облачности самолеты противника. Кулагин решил с хода атаковать «Хейнкелей», которые, очевидно, не заметив наших истребителей, продолжали лететь с курсом 90 градусов.

Первая атака, была произведена стремительно снизу в лоб по ведущей девятке противника. Внезапность атаки ошеломила бомбардировщиков, и благодаря этому истребителям удалось сразу расстроить боевой порядок «Хейнкелей». Поспешно сбрасывая бомбы, они группами по 2–3 самолета начали уходить на свою территорию и при этом частично отбомбились по своим войскам.

Преследуя бомбардировщиков противника, Кулагин и Богачев произвела несколько атак и с коротких дистанций сбили два «Хе-111».

Внезапными и стремительными действиями советские летчики сорвали бомбардировочный удар по нашим войскам.

При наличии облачности бомбардировщики противника в большинстве случаев подходили к об'екту под ее нижней кромкой с тем, чтобы в случае встречи с нашими истребителями скрыться за облаками. Таким действиям истребители противопоставили свой тактический прием, выражавшийся во взаимодействии двух летчиков, один из которых находился на 150–200 метров ниже кромки облачности, а второй − выше облачности на 150−200 метров.

Удачным примером применения такого тактического приема могут служить действия пары истребителей − лейтенантов Макеева и Гапотченко. С наступлением сумерок летчики патрулировали в районе Н., где в это время была сплошная облачность высотой 2.000–2.500 метров. Макеев остался под облачностью, а Гапотченко ушел за облака. За 10 минут до полного наступления темноты при видимости на запад до 2–3 км. Макеев выше себя на 300–400 метров и на расстоянии около 800 метров заметил самолет противника, уходивший в облачность с курсом 320 градусов. Летчик немедленно по радио предупредил об этом лейтенанта Гапотченко. Получив предупреждение, Гапотченко усилил наблюдение за нижней полусферой и через три минуты заметил вражеский самолет, идущий уже над верхней кромкой облаков. Увеличив скорость и сблизившись до дистанции 150–200 метров. Гапотченко атаковал его сверху сзади под ракурсом ¼. Самолет противника резко свалился на крыло и начал падать.

Исключительно большое значение в сумерках и тем более в ночном бою имеет успех первой атаки. Повторный заход в условиях плохой видимости часто приводит к потере противника из виду. Поэтому летчик должен стремиться добиться эффекта с первой же атаки.

Как правило, атаки с больших дистанций в сумерках положительных результатов не дают. В 15 воздушных боях, проведенных Н-ской частью в сумерках и в первые часы наступления темноты, в 10 случаях атаки производились с дистанций от 200 до 500 метров и были безрезультатными, а в 5 случаях с дистанции от 100 до 50 метров было сбито 5 «Хе-111».

Это сопоставление с достаточной убедительностью доказывает необходимость ведения огня только после сближения на дистанцию 75–100 метров. При этом огонь выгоднее вести из пушек, так как опыт показал, что стрельба из крупнокалиберных пулеметов ослепляет летчика образующимся на конце канала ствола пламенем.

Какими же методами следует пользоваться при поиске и атаке вражеских самолетов в сумерках?

Для лучшего обнаружения противника истребители, получив сигнал от радиостанции наведения о курсе, высоте полета и составе группы вражеских бомбардировщиков, обязаны снизиться по отношению к высоте полета противника на 300–400 метров г, ведя наблюдение на запад, осматривать боковые, переднюю и верхнюю полусферы. На фоне неба, особенно облачного, самолеты противника хорошо проектируются и могут быть обнаружены в зависимости от темноты на дистанции от 700 до 1.000 метров.

Атаковать бомбардировщики следует только с близких дистанций снизу, маскируясь темным фоном земли, так как атаки сверху дают возможность самолетам противника заблаговременно заметить наши истребители на фоне неба и открыть по ним прицельный огонь из турельных пулеметов.

При атаке большой группы противника необходимо сосредоточивать огонь на первом атакованном самолете и не прекращать преследования, добиваясь полного уничтожения этого бомбардировщика.

Истребители с ограниченным радиусом действия в сумерках не должны безрассудно увлекаться преследованием, сопровождающимся уходом в глубь вражеской территории, так как это грозит потерей ориентиров. Вообще же в полете необходимо как можно чаще проверять ориентировку и в случае ее потери восстанавливать в первую очередь по линии фронта, которая обозначается вспышками от выстрелов и осветительными ракетами.

Такова в кратких чертах характеристика действий истребителей в сумерках. Боевой опыт учит, что в условиях активных действий бомбардировщиков противника наш авиационный начальник обязан быть особенно бдительным с наступлением сумерок. В его распоряжении должна находиться хорошо подготовленная группа истребителей-ночников, которых необходимо высылать для патрулирования в вечерние часы или же держать на аэродромах в готовности к немедленному вылету.

Проведение в жизнь этих мероприятий позволит оградить наземные войска и другие важные об'екты от внезапных ударов противника в сумеречное время, за которое он так цепляется, особенно в условиях господства в воздухе нашей авиации в дневное время.

Подполковник Г. Пшеняник.

Действующая армия.