Кожевникова Анастасия Кузьминишна

Крикун

Юрина Мария Степановна

* * *

Принадлежность:

иап

 
// Сталинский сокол 15.04.1944

По страницам красноармейских газет

Санаторий для летчиков в подразделении

Большой популярностью в подразделении товарища Крикун пользуется санаторий для летчиков. Прилетающие с фронта для переучивания летчики находят здесь уют и культурный отдых.

Санаторий снискал уважение среди летчиков прежде всего отличным приготовлением пищи. Повар Мария Степановна Юрина каждый день работает над тем, как лучше и искуснее приготовить пищу для летчиков. Здесь ежедневно разнообразное меню, удовлетворяющее запросы командиров.

Официантка Анастасия Кузьминишна Кожевникова приветливо встречает офицеров культурно, быстро обслуживает их. Офицерский зал санатория всегда переполнен. Пианино, бильярд, шахматы, шашки − к услугам офицеров. После упорного летного дня летчики имеют возможность культурно отдохнуть.

«На защиту родины».

Вторая жизнь мотора

Один мотор на моем самолете проработал без аварий и каких-либо происшествий 120 с лишним часов. Как говорят, началась уже вторая жизнь мотора.

Что же я сделал, чтобы увеличить продлить боевую жизнь мотора? По совести сказать, особого ничего не предпринимал Делал я то, что делают все опытные, честно работающие механики самолетов.

Чем мотор дольше работал, тем я его чаще осматривал. Особенно внимательно следил за масляной системой. Масло часто менял.

На моторе, который проработал свыше ста часов, сильно подрабатываются поршневые кольца, вследствие чего свечи забрасывает маслом, они замасливаются и плохо работают. Ясно каждому механику, что свечи в таком случае надо чаще осматривать и менять.

От долгой работы ослабевает крепление карбюраторов. Появляется течь бензина. Предупредить же это нетрудно. Надо более часто подтягивать пробки карбюраторов и крепление самих карбюраторов.

Короче говоря, чтобы продлить работу мотора, надо более внимательно за ним ухаживать, следить за каждой деталью, с любовью относиться к нему.

После 120-часовой работы мой мотор еще работал, но уже была слабая компрессия. Его отослали в мастерские, После ремонта он еще, конечно, долго послужит нашей авиации.

«На защиту родины».