Шишковский Иосиф Иосифович

Голубин Иван Филиппович (автор)

* * *

Принадлежность:

16 иап

Герой Советского Союза старший лейтенант И. Голубин 

Над столицей родины
// Сталинский сокол 01.05.1942

Бывают бои, которые помнишь долго, всю жизнь. Особенность их состоит не только в том, что одерживаешь победу, сколько в напряженности, сложности обстановки, из которой выходишь победителем. Я хочу рассказать об одном из таких боев, который мне довелось вести на доступах к Москве,

Был обычный день. В паре с летчиком Шишковском и вылетел к линии фронта.

На нашу долю выпала великая честь – защита столицы. Пролетай над Москвой, над Кремлем, всякий раз чувствуешь прилив новых сил. Кажется, оттуда снизу, к тебе идет какая-то неведомая энергия, ты накаляешься ею до предела, становишься богатырем, готовым сокрушить любую преграду, выйти победителем из любой схватки.

Так было и в этот раз. Осмотрев московское небо и убедившись, что оно достаточно чисто, мы продолжали полет в район боев. Нам предстояло штурмовать фашистские колонны, если до этого не встретим немцев в воздухе.

Над линией фронта облачность была высотою до 100 метров. Это усложнило штурмовку на «МИГ’е». Но я знал, что и на этой высоте огонь истребителя может быть достаточно эффективным. Облачность была пробита как раз над целью, и я немедленно открыл огонь. Несколько снарядов сделали свое дело: на дороге обозначился дымный след горящих машин. Выйдя из атаки, я ждал продолжения взрывов ведомого, но их не оказалось. В облачности мы потеряли друг друга. Пришлось одному продолжать обстрел колонны. Увлеченный штурмовкой и противозенитным маневром, я не заметил, как в хвосте моей машины оказались немецкие истребители. Веер пуль пронесся сбоку и заставил меня оглянуться. 13 «Ме-109» своими излюбленными «клещами» вели атаку по моей одиночной машине. Я оказался в крайне невыгодном положении. Численное превосходство немцев, внезапность атаки, малая высота и, наконец, «клещи», осуществить которые удалось фашистам, – все это предполагало их скорую победу.

Атаки в хвост повторялись одна за другой, но попасть в машину фашистам не удавалось. Они не могли поймать самолета в прицел. Этому мешал маневр по горизонтали. Я то и дело бросал машину из стороны в сторону, и каждый раз трассы пуль проходили мимо меня.

Убедившись, что атаки в хвост не дают желаемого результата, фашисты решили бить по самолету сбоку. Это несколько меняло обстановку. Вскоре один из них вырвался вперед, набрал высоту и начал пикировать справа сбоку. Не задумываясь, я бросил свой самолет под него. Этот маневр сократил время атаки и к тому же лишил возможности вести прицельный огонь. Дело в том, что на малой высоте немец не мог увеличить угол пикирования и вынужден был поспешно выйти из атаки. Чтобы не «вмазать» в своих, он вывел машину по курсу нашего полета и невольно оказался впереди меня. Небольшой доворот, и фашист в прицеле. Короткая очередь, дымный след, и первая жертва рухнула на землю. Все свершилось с молниеносной быстротой. Однако в следующее мгновение мне пришлось повторить тот же прием против атакующего немца сбоку слева. И этого постигла та же участь.

Трудно передать чувство человека, одержавшего победу, которая далась в такой сложной обстановке. В такие минуты чувствуешь в себе необычайную силу, весь горишь дерзостью, боевым порывом. Я продолжал полет в сторону своих войск. До линии фронта оставалось 15—20 километров. Немцы отказались от атак сбоку и продолжали преследовать сзади. Попрежнему я маневрировал, уклоняясь от трасс. Но все же несколько пуль угодили в самолет. Мотор продолжал работать, вооружение действовало, и я собирался над своей территорией изменить характер боя. Неожиданно возле линии фронта показались 5 пикирующих немецких бомбардировщиков. Они шли курсом на Москву. Фашисты летели штурмовать боевые порядки защитников Москвы. «Не допустить врага к родной Москве!» – эта мысль заслонила собою все остальное. Я забыл о себе, забыл о тяжелом положении, в котором находился, и немедленно довернул свой самолет в сторону бомбардировщиков. Для них у меня еще сохранился один снаряд. Тщательно прицелившись и выждав нужную дистанцию, я выстрелил. Один из бомбардировщиков развалился на части, и обломки его посыпались на головы фашистских войск. Остальные рассыпались по сторонам.

Днем и ночью летчики нашего подразделения зорко сторожат свою любимую столищу. 74 самолета сбили мы, защищая Москву с воздуха. Бойца, который охраняет сердце родины, любимую столицу, особенно радуют эти победы. Они вдохновляют его на новые подвиги во имя окончательного разгрома врага.

Герой Советского Союза старший лейтенант И. Голубин.