Мурга Кирилл Никитович

Богданов Николай Владимирович (автор)

* * *

Принадлежность:

7 иап

Интендант 1-го ранга Н. Богданов 

Восемнадцать побед Мурги
// Сталинский сокол 01.05.1942

По окраинам большой лесной поляны притаилось много самолетов. Еще недавно они были белыми, как голуби; весна разукрасила их пестрыми цветами. Но на тех из них постоянно сохраняются несмываемые, нестираемые надписи: «За родину!» – написано на одном, «За Сталина!» – написано на втором, «За партию большевиков!» – написано на третьем.

Они стоят заправленные, проверенные, всегда готовые к бою. И стоит только появиться фашистам, они молниями уносятся вверх, в победный бой, навстречу врагу.

На этих истребителях дано летать не каждому. Только тот, кто отличился больше других, получает право повести в бой самолет со священной надписью. Так заведено в полку. Эта традиция родилась в боях. Начало ей положил комиссар полка Кирилл Никитович Мурга.

Молодым, необстрелянным летчиком вступил он в великую отечественную войну. В эскадрилье, куда его назначили комиссаром, все были такие же новички. Только командир уже участвовал в воздушных боях и воочию видел ненавистного врага.

Полк охранял подступы к Ленинграду. Первые недели враг близко не показывался.

– Давайте слетаем поближе к фронту, – говорил Мурга командиру, – я, как комиссар, должен испытать чувства летчика в первом бою.

Полет состоялся. Вылетев вдвоем, командир и комиссар недалеко от фронта обнаружили немецких бомбардировщиков над железнодорожной станцией. Фашистские машины ныряли вниз, бросали бомбы, поднимались к облакам и снова ныряли, темные и хищные.

Сердце комиссара сильно забилось. Сдерживая волнение, чтобы ненависть не туманила глаз, он выбрал ближайшего фашиста и бросился в атаку. Немец не замечал его. Мурга подлетел ближе. Поймав в прицел левый мотор бомбардировщика, летчик нажал на гашетки. Крупнокалиберные пулеметы заработали. «Юнкерс» бросился вправо, но его потянуло влево, и он завалился в лес через левое крыло.

– Что вы почувствовали, когда сбили врага? – спросил командир.

– Я почувствовал себя человеком! – ответил Мурга.

И с тех пор, поверив в себя и в свою машину, он стал жадно искать нового и нового боя. День, прошедший без схватки с врагом, стал ему казаться потерянным. Чем хитрей в коварней попадался враг, тем крепче и азартней дрался с ним Мурга.

Он написал на своем самолете священные слова: «За родину!». Уверенный в себе, в своем уменьи, Мурга вылетал на самолете с таким девизом, как бы вызывал на бой любого фашистского летчика.

Такой бой вскоре состоялся. Ему повстречался истребитель «Ме-115», один из первых появившихся на фронте. На нем летел опытным воздушный волк, которому, повидимому, было поручено опробовать в бою эту фашистскую новинку.

Комиссар обратил внимание на новые очертания самолета. Фашист, очевидно, разглядел надпись на самолете и понял, что это девиз летчика-большевика.

Одержимый яростью, немец призвал на помощь все свое умение, всю хитрость, все коварство. Два самолета, поднявшись на огромную высоту, носились в редкой туманной облачности. Несколько раз они теряли друг друга и снова находили. Каждый бы мог уклониться от боя и исчезнуть. Но это был поединок, в котором дрались представители двух миров: истребитель с девизом «За родину!» и его враг с паучьей свастикой и разбойничьим гербом.

Смерть или победа! Несколько раз Мурга был на волосок от гибели, и несколько раз фашист едва уходил из-под его удара. Наконец, немец нашел способ подвести большевика. Он бросился в облако, сделал переворот и выскочил так, чтобы очутиться у Мурги под хвостом.

Но комиссар разгадал замысел и, поднявшись выше, сам очутился за хвостом немца. Это была какая-то доля секунды. Немец озирался, потеряв противника. А Мурга, поймав его в прицел, нажал на гашетки. Удар оказался для фашиста смертельной неожиданностью. Машина вспыхнула, осветив багровым пламенем серые облака над Ленинградом.

Истребитель с девизом «За родину!» победил!

Сорок два раза сражался комиссар над Ленинградом и четырнадцать вражеских машин уничтожил в этих боях.

По нему равнялись и его питомцы.

Один за другим молодые летчики становились испытанными воздушными бойцами. Рос счет сбитых машин. Одного самолета с девизом уже нехватало. И тогда Мурга на одной из лучших новых машин написал второй девиз: «За Сталина!». Так же появилась и третья машина с девизом «За партию большевиков!».

По праву летая в этом славном звене, комиссар Мурга в сложнейших групповых боях сбил еще четыре фашистских самолета. Итого – восемнадцать побед!

Интендант 1-го ранга Н. Богданов.
Действующая армия.